Он рвался на фронт, но тосковал о родном Череповце

Копировать ссылку
Источник: Речь
В старых письмах отразилась вся жизнь череповчанина, родившегося век назад — в 1924 году

Есть в нашем семейном архиве три письма, адресованные моей бабушке ее товарищем юношеской поры — череповчанином Василием Боголюбовым. Недолог был век этого юноши: он не вернулся с боевого задания, дожив лишь до 19 лет. Но вся жизнь молодого человека была озарена большой мечтой. И этой мечты он достиг…

Фото из семейного архива Ивана Колокольникова.
Фото из семейного архива Ивана Колокольникова.

Новые друзья

Впрочем, обо всем по порядку. Летом 1934 года одиннадцатилетняя Рая Ломовцева, которой через много лет суждено было стать моей бабушкой, впервые приехала в Череповец к сестре. Ее захлестнули новые впечатления, а главное — появилась возможность отвлечься от домашней обстановки, которая была довольно гнетущей: все более прогрессировал туберкулез матери. Череповец же встретил радушно. Бабушкина сестра, Екатерина Петровна, жила у своей коллеги — Анны Михайловны Боголюбовой. Под этой крышей обитали сестра и племянник последней. Мальчика звали Васей. В его лице моя бабушка нашла первого друга на новом месте.

А на следующий год после кончины матери Екатерина Петровна забрала к себе младшую сестру и отца — Петра Дементьевича. Так бабушка вновь оказалась на череповецкой земле, которую полюбила всем сердцем. Подробно о данном периоде ее жизни автор этих строк уже рассказал в своей прошлой публикации на страницах «Речи» 6 декабря 2023 года. Но там акцент был сделан на бабушкиных одноклассниках. Однако и дружба с Васей Боголюбовым также продолжалась. Тем более что они учились в одной школе, хотя с разницей в год: бабушка и ее одноклассники были 1923 года рождения, Василий — 1924-го.

Рождение мечты

Надо сказать, что с самых юных лет этот мальчик лелеял большую мечту — мечту о небе. Авиация тогда была делом новым и будоражила немало молодых умов. Но, как можно понять по письмам из нашего семейного архива, очень долго родные Василия не могли всерьез принять его намерения и считали, что юношеские мечтания разобьются о суровые условия, в которых воспитываются будущие летчики.

Но отыскался и тот, кто поверил мальчику и поддержал его устремления. Этим человеком оказался бабушкин брат Григорий Петрович Ломовцев, который был студентом Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта и несколько раз приезжал в Череповец. Природа щедро одарила его и красивой внешностью, и атлетическим телосложением, и широким кругозором. Молодой человек любил путешествовать, мог проходить большие расстояния пешком, причем об одном из подобных путешествий оставил крайне выразительные записи. Он всегда твердо отстаивал свои принципы. При этом имел необычайно ранимую душу. Впрочем, последнее обстоятельство не мешало тому, что люди тянулись к нему. Показательные строки находим в письме бабушки от 5 декабря 1939 года, где описывается предпоследний приезд Григория Петровича в Череповец: «С приездом Гриши домишко наш подвергся людскому наводнению. С утра до вечера девочки». Приезжий студент вызвал огромную симпатию и у Васи. И, как уже было сказано, поддерживал увлечение мальчика. В дальнейшем, узнав о ранней смерти своего старшего друга, Василий с теплотой вспомнил в письме к моей бабушке, что «под его руководством строил модели самолетов, с ним же ходил на аэродром в День авиации».

В 1939 году Екатерина Петровна покинула Череповец, в феврале 1940 года вслед за ней отправилась и моя бабушка. Чуть позднее, решив все вопросы с движимым имуществом, отправился к старшему сыну и их отец. Но контакты с Боголюбовыми продолжали поддерживаться. Анна Михайловна регулярно писала Екатерине Петровне, Вася же писал моей бабушке. Далеко не все эти письма уцелели в семейном архиве. Но и те, что остались, рисуют картину взросления Василия.

Так в письме от 1 января 1941 года его тетя сообщает, что мальчик уже в 9-м классе. В письме она с пристрастностью, за которой все же ощущается огромная любовь, дает его портрет: «Увлекается вечерами. На школьном маскараде был в форме летчика. Вскружил девочкам головки. Доволен. Его мечта быть летчиком, но, думаю, что все дело в форме, во внешности и блеске. Он еще не знает, что отвага, подвиг — результат большой работы над собою и крепкой дисциплины».

Из школы — в небо

Анна Михайловна явно недооценивала племянника. К сожалению, время слишком быстро продемонстрировало ее неправоту. Вася, страстно желавший поскорее посвятить свою жизнь любимому делу, досрочно сдал экзамены за 9-й класс и 14 мая 1941 года стал курсантом летной школы. Совсем скоро началась война. 22 сентября 1941 года Боголюбова сообщала в своем письме Екатерине Петровне: «Сейчас он уже самостоятельно летает в качестве пилота, овладел гражданской авиацией за 4 месяца. Скоро кончает школу и, вероятно, сразу же будет зачислен в военное училище по летному делу».

Так и произошло: в конце 1941 года Василий Боголюбов поступил в летное училище. Написанное в скором времени письмо к моей бабушке, которое датировано 25 февраля 1942 года, ярко показывает те смешанные чувства, которые испытывал тогда юноша. С одной стороны, он ощущал неописуемый восторг от пребывания в небе. Об этом Василий сообщает: «Рая! Ты знаешь, как хорошо летать! В воздухе хорошо. Под крыльями плавно проплывают леса, деревни, реки нашей необъятной Родины. А ночью все кажется еще красивее, как будто бы все иллюминировано. Красота!»

С другой стороны, письмо полно тяжелых раздумий. Сначала Василий выражает моей бабушке соболезнования в связи с кончиной Григория Петровича: он болел туберкулезом и, находясь в брянском госпитале, был скинут с постели взрывной волной, что ускорило конец. Далее читаем следующее: «У меня тоже погибли два брата. Как бы я хотел скорей на фронт, чтобы отомстить проклятому фашизму за кровь и слезы нашего миролюбивого народа!»

Учился Василий с огромнейшим удовольствием. В письме от 26 апреля 1942 года он писал бабушке, что сдает экзамены. Сообщал, что за два из них получил оценку «хорошо», еще за два — «отлично». Наконец, третье письмо, отправленное Боголюбовым из Чебоксар, датировано 14 августа того же года. Он пишет: «Как быстро идет время! Давно ли ты уезжала из Череповца. Помню, как мы с тобою расцеловались у калитки, и я пошел в школу, на вечер своего класса. Помню, как подошла Вава Крылова, и я ей рассказал о твоем отъезде». Молодой летчик сообщал, что по делам учебы побывал в Свердловске и страшно сожалел, что не смог увидеть бабушкину одноклассницу Тусю Козловскую, учившуюся в этом городе в медицинском институте. Кстати, в одном из послевоенных писем Анны Михайловны попадается информация о том, что когда-то девушек познакомил именно Василий. Его же собственные письма позволяют предположить, что к Козловской молодой человек питал довольно сильную симпатию.

Августовское письмо показывает, что его автора вновь терзали смешанные чувства. Он рвется на фронт, но при этом тоскует о родном Череповце, излагает и наблюдения за окружающей природой. Василий писал: «Уже чаще и чаще слышится дыхание осени. Цветы отцветают, хлеба поспели, и их убирают, скоро потянутся стаи птиц на юг. А мне хочется на север, ближе к родине, к родным, товарищам. Но после горячих боев, когда будут разбиты немецкие оккупанты, мы встретимся. Сейчас идет дождик и на душе так грустно, не весело».

Неизвестно, писал ли еще Василий моей бабушке в последующие месяцы, когда все ближе подходил срок окончания училища, или же тогда, когда он был, наконец, послан на фронт. Возможно, что времени было в обрез, и писал юноша только домой. Но можно предположить, что эти письма попросту не сохранились, ведь бабушка в последующее десятилетие не раз переезжала с места на место…

Остался большим ребенком

О дальнейшей судьбе Василия Боголюбова проинформировала в своем письме Анна Михайловна. Она явно долго собиралась с мыслями, чтобы написать о произошедшем, но 2 января 1944 года послала пронзительное письмо, где передавала «последний поклон от нашего Васеньки». Она сообщала, что во всех своих последних письмах племянник просил передать приветы моей бабушке и ее сестре.

О том, что было с Василием после отправки на фронт, его тетя сообщала: «Получили извещение, что 16 августа 1943 г. он улетел и не вернулся (пропал без вести при выполнении боевого задания). После окончания училища он 6 мес[яцев] был в Ростове-на-Д[ону], воевал. До сих пор мы еще не можем представить, что больше его уже нет. Хочется верить, что счастливая случайность сохранит ему жизнь. К нам он был необычайно внимателен, страшно скучал, писал не менее 3-х писем в неделю. У меня от него за 2 года накопилось большое количество писем. Последняя фотография с него с 1942 г[ода]. Фотография очень хорошая. Лицо грустное, хорошее. Прислали из части его чемоданчик с дневничком и кое-какими вещичками, большая часть которых взята им из дома. Судя по дневничку, он остался большим ребенком. Хотелось казаться более взрослым. Не нравилось, что везде и всюду на него обращали внимание как на очень молодого летчика. Ведь ему только что исполнилось 19 лет, и жизнь оборвалась».

Страшно было то, что, не получив утвердительной информации о смерти фронтовика, Боголюбовы продолжали ждать своего Васеньку. Так 4 августа 1946 года Анна Михайловна пишет о возвращении из фашистского лагеря одного пленного советского бойца и завершает повествование: «А вот от Васеньки и о нем так и нет весточек». В письме, отправленном моей бабушке через два дня, она сообщает, что получила ее фотографию, на которую забежала взглянуть Туся Козловская. Пользуясь встречей с девушкой, хорошо знавшей Васю, Анна Михайловна стремилась поговорить о нем, хотя бы через воспоминания приблизив к себе родной образ. Козловская же рассказывала, «как играли они в царя и царицу, и как царь ездил в командировку, а царица пол мыла».

Осенью 1970 года Екатерина Петровна посетила Череповец и встретилась с Боголюбовой. Последняя жила в одиночестве, была больна. Встречей бабушкина сестра осталась недовольна, в письме в Иркутск отзывалась о подруге со скепсисом. Но сегодня, читая это письмо, задумываешься: быть может, этой одинокой женщине попросту не хватало душевной теплоты, некоей моральной поддержки. Ведь собственных детей у нее не было, а горячо любимого племянника, с которым были связаны все жизненные надежды, унесла война…

Приближается День Победы. Не покривлю душой, если скажу, что для меня это самый дорогой праздник. Ведь еще в ранней юности судьба подарила возможность прочувствовать феномен этой «радости со слезами на глазах», поскольку дедушка, прошедший как сапер боевой путь от Москвы до Кенигсберга, реально мог рассказать о войне без прикрас. И сегодня берегу его награды, военные фотографии, письма. Но три письма Василия Боголюбова, хранящиеся в нашем семейном архиве, тоже занимают в нем уникальное место. Ведь в них осталась частичка живой души этого пылкого юноши, который прожил недолго, но достиг своей главной цели: стал настоящим героем неба, куда так рвалась с детских лет его душа!

Иван КОЛОКОЛЬНИКОВ,

кандидат исторических наук, доцент Иркутского государственного университета

Похожие новости

5 мая 2023

Герои без звезд Героев

Рассказываем о земляках, представленных к званию Героя Советского Союза, но не получивших его

Назад к выпуску
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Опрос

ОПРОС

← 1 / 71 →

Ждете ли вы тепла?

35.62%
20.55%
13.24%
6.85%
23.74%
Опрос завершен
Анонимно или
Войти
Предложите новость

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваши видео и фото.

Предложить новость
(8172) 280-003
Вологда
(8202) 57-11-11
Череповец
Цитата

ЦИТАТА

← 1 / 3 →
Георгий Филимонов
врио губернатора Вологодской области
Георгий Филимонов

«Важная тема, которую мы контролируем, - это обеспечение контактов правительства Вологодской области с родственниками военнослужащих, встречи с супругами, матерями, вдовами мобилизованных наших воинов, контрактников, добровольцев. В этой связи поручаю главам муниципалитетов Вологодской области последовать моему примеру и ввести форматы системных личных встреч».

22 Мая 2024
Топ-5 новостей

ТОП-5 НОВОСТЕЙ

35 Медиа
26 мая, воскресенье
03:25:02
Коронавирус
Коронавирус
227791 (+62) чел
Курсы валют
USD 89.70
EUR 97.10