«Зато мы научились ценить хлеб»

Копировать ссылку
Источник: Речь
В Череповце осталось 50 человек, переживших блокаду Ленинграда

Сегодня наш разговор с Галиной Сидоренко о блокаде Ленинграда 1941–1944 годов, которую она пережила — а это почти 900 дней. Галина Викторовна возглавляет секцию блокадников при городском совете ветеранов и секцию малолетних узников концлагерей.

«Я всю блокаду прожила в Ленинграде»

Галина Сидоренко во главе секции блокадников с 2001 года. А в 2008 году череповецкая секция вошла в состав Международной ассоциации блокадников Ленинграда. И каждый год Галина Викторовна принимает участие в Международном съезде блокадников, который проходит в Санкт-Петербурге. А сколько их сейчас, переживших блокаду?

— Когда я только принимала секцию, блокадников было 1200, сейчас в Череповце осталось 50 человек. Малолетних узников фашистских концлагерей осталось в городе 42 человека, — говорит «Речи» Галина Викторовна.

Галина Сидоренко родилась 17 апреля 1939-го.

Ей не было и трех лет, когда началась блокада. А длилась она с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944-го. Ленинград, несмотря на неслыханные испытания и лишения, страшный голод, остался непокоренным и по сей день служит образцом непоколебимого мужества.

— Я никуда не выезжала и всю блокаду жила в Ленинграде, — рассказывает Галина Сидоренко. — Мы жили с мамой и дедушкой. Отец ушел на фронт. С боями дошел до Берлина, встретил Победу и вскоре умер от ран. Похоронен в Берлине, в братской могиле. Меня он так и не видел. Мама умерла от голода в Ленинграде в 1942 году. Дедушка ушел из жизни почти сразу за мамой. Как это было?

К нам пришла специальная бригада из числа жителей блокадного Ленинграда. Это были добровольцы, они обходили квартиры, убирали трупы, следили за учетом хлебных карточек. Если человек умирал, карточки возвращались.

В день, когда они пришли, я сидела у дедушки на коленях. Они хотели вынести деда и меня как мертвых, но я вдруг пошевелилась… Разыскали другую мою бабушку (папину маму), ленинградку. Она, как и другие, выполняла военный заказ: на заводе закручивала канаты для кораблей, шила изделия из ткани, которая не горит. В марте 1944-го бабушку заставили выехать вместе со мной в Краснодарский край.

Мы не хотели уезжать из родного города, но таким был приказ. Город освободили, но еще шла война. И лечить нужно было раненых солдат, на гражданских не хватало сил — все для фронта, все для Победы.

«До десяти лет я не могла ходить»

Как рассказывает Галина Викторовна, ехали в поезде. Она хорошо помнит, как фашистские самолеты пикировали на эвакуационный поезд и в упор расстреливали людей. Выжили не все.

Из эшелона по прибытии в Краснодарский край выносили много мертвых.

На юге приняли эвакуированных как родных.

Галя с бабушкой жили в деревне. Им сочувствовали, сопереживали, делились последним куском хлеба. Старались помочь, чем могли, хотя и сами жили небогато, испытывали голод, лишения.

Спасал южный край тем, что щедро росло: вишня, черешня, шелковица. А какой вкусный был топинамбур!

— Я до десяти лет не могла ходить, сказался голод, у меня была дистрофия, астения. Местные мальчишки катали меня в тачке, соорудили ее из ящика и возили меня повсюду за собой, — вспоминает Галина Викторовна. — Не обходилось и без трагедий. Одна женщина хотела прибить что-то к стене, а инструменты были в дефиците. Она взяла что под руку подвернулось — круглую железную «тарелку». А это оказалась немецкая мина. Раздался взрыв. Мальчишки часто находили патроны, неразорвавшиеся гранаты. Помню, одну такую находку Володя бросил в костер. Остальные сообразили, что это опасно, меня отшвырнули в овраг. Кто мог — укрылся, а Володю разорвало на куски.

Галина Викторовна с огромной благодарностью отзывается о врачах, медсестрах, всех — в Краснодарском крае, в Кисловодске, в Ессентуках, где ее выхаживали, лечили, вкладывали душу, чтобы выжила, и в конце концов поставили на ноги.

Из Краснодарского края семья уехала в Черновцы, это Западная Украина. После войны там тоже был голод, но не такой, как в Ленинграде.

— Помню, бабушка пекла оладьи, соседская девчонка от них нос воротила, а я уплетала за обе щеки, — рассказывает Галина Викторовна.

Она вышла замуж.

Муж работал в Череповце, в наш город они и переехали.

— Мы рано повзрослели. Голод. Не дай бог это пережить кому-то, — говорит Галина Сидоренко. — Зато мы научились ценить хлеб, уважать людей, помогать друг другу, подставлять плечо. Мы не умеем ныть, жаловаться. А сейчас чего не жить! Главное — оставаться человеком.

Татьяна Ковачева

Назад к выпуску
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Опрос

ОПРОС

← 1 / 71 →

Ждете ли вы тепла?

40.56%
18.18%
12.59%
6.29%
22.38%
Опрос завершен
Анонимно или
Войти
Предложите новость

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваши видео и фото.

Предложить новость
(8172) 280-003
Вологда
(8202) 57-11-11
Череповец
Цитата

ЦИТАТА

← 1 / 3 →
Виталий Кобыльников
Начальник управления по молодежной политике правительства Вологодской области
Виталий Кобыльников

«Нам есть чем гордиться и чем поделиться с коллегами из других субъектов: реализованными практиками в рамках программы комплексного развития молодежной политики, лучшими проектами в сфере патриотического воспитания молодежи, опытом развития экосистемы добровольчества в регионе, первыми итогами работы молодежного грантового офиса».

12 Мая 2024
Топ-5 новостей

ТОП-5 НОВОСТЕЙ

35 Медиа
19 мая, воскресенье
23:09:49
Коронавирус
Коронавирус
227791 (+62) чел
Курсы валют
USD 90.99
EUR 98.78