«Я не научилась быть пенсионеркой»

Копировать ссылку
Источник: Речь
В свои 80 лет Татьяна Сергеева, создательница Череповецкого музейного объединения, спасает городскую старину
«Я не научилась быть пенсионеркой»

Татьяна Сергеева отдала музейному делу более полувека. Приняв хозяйство из трех помещений, она за годы работы директором ЧерМО увеличила количество музеев в четыре раза. «Речь» узнала, как все начиналось и что дает силы оставаться в строю.

Про день сегодняшний

— Юбилейный день рождения отметила вместе с членами Клуба деловых людей Череповца, в котором я состою более 20 лет. Получилось душевно и хорошо. До сих пор в строю? Слова «до сих пор» подходят ко мне лишь в одном случае — до сих пор я не научилась быть пенсионеркой. И, видимо, уже не получится. Работы у меня, может быть, больше, чем раньше. Дома стол завален бумагами, стараюсь что-то прочитать, найти, выяснить…

Чем занимаюсь? Много лет занимаюсь работой, связанной с восстановлением Уломского погоста. Участвую в деятельности по восстановлению исторических зданий Череповца и очень рада, что они украшают наш город. Что еще? Я включена в качестве консультанта-искусствоведа в областную рабочую группу по реставрации церкви в Нелазском. Также вместе с греческим фотохудожником Костасом Асимисом работаем над проектом по русскому костюму.

Что дает мне силы? Не знаю. Но надо радоваться жизни, думаю так. Как только мы перестанем ее чувствовать и радоваться сегодняшнему дню, мы моментально все потеряем. Если не будешь жить и трудиться, тогда нужно лечь и сказать: «Прощайте все». А я этого не хочу, я очень люблю жизнь.

Об отце и детстве

— В детстве и юношестве музей не был мой мечтой, но рисовать я любила. Думаю, какие-то способности передались от отца, он хорошо рисовал. Я вообще была папина дочка. Художником он не был, но обладал замечательными талантами. Работал шофером и имел золотые руки — в молодости у него был автомобиль, который он сам собрал. Музеи я открыла для себя опять-таки благодаря отцу. Каждый год родители проводили отпуск в Череповце, ехали через Москву. Целый день в столице — мы с папой шли в музей, он меня вел. Третьяковскую галерею и другие музеи мы обошли неоднократно. Устанем, посидим, идем дальше, покуда ног хватит.

О работе в музее

— Когда я пришла работать, были лишь краеведческий музей в доме на улице Ленина, где сейчас располагается книжный магазин, и два музея на проспекте Луначарского. И все. А фонды были крупные и интересные, помещений явно не хватало. Многие музеи, которые сейчас разъехались по разным зданиям, тогда были отделами и теснились вместе.

В середине 1980-х годов мы разработали концепцию развития музейного дела на 20 лет вперед. Прописали, какие музеи должны появиться, приложили схему каждого из них.

Что-то из этого осуществили, что-то нет. А мне всегда казалось, что у города должно быть одно главное музейное здание — красивое, впечатляющее, с большими залами. И, кроме здания на Советском проспекте, другого подходящего я не нашла.

Я об этом сказала наверху, мне ответили — даже не заикайся. Но когда стали делать концепцию развития, позволили написать в ней, что здание на Советском проспекте, 30а,

будет передано музею после 2000 года. В здание мы въехали с горфинотделом вместе: они на первый этаж, мы на второй. Первый день, все пришли на работу. В полдень обеденный перерыв, финансисты дружно встали и пошли на обед, а я сказала запереть здание изнутри, никого не впускать, самим не выходить и даже в окна не высовываться. А сама тем временем побежала в горисполком, настояла на проведении экстренного заседания, на котором и было принято решение о передаче здания музею.

О доме Верещагиных

— Согласно одному из старых генпланов, дом Верещагиных шел под снос из-за Московского проспекта, который предполагалось дотянуть до Ягорбы. В высоких кабинетах мы доказывали, что нам необходим такой музей, ходили по жильцам, составляли списки, беседовали. Главная сложность у властей была в том, что людей требовалось расселить, найти всем жилье, но это сделали. Когда жильцы съехали, мы стали делать ремонт. Своими силами. Даже ночевать не уходили. Одну комнату ремонтируем, в другой спим в спальных мешках. Район по ночам был пустынный, и наши сотрудницы ночевали с молотком в руках.

Об усадьбе Гальских

— Впервые я попала туда, когда еще Октябрьского моста не было — на пароме переезжали. Ценность и красоту барского дома Гальских специалисты отмечали давно, и усадьба многие годы находилась под охраной. Там в послевоенные времена был потрясающий председатель колхоза, который понимал ценность усадьбы. Выделяя комнаты, предупреждал жильцов: не ломайте печи, отгородите фанеркой и стройте новую рядом. То же самое с дверями. Потому-то и сохранились печи и двери. Сегодня усадьбой Гальских гордимся мы, и, думаю, смогут гордиться наши потомки.

Надо радоваться жизни, думаю так. Как только мы перестанем ее чувствовать и радоваться сегодняшнему дню, мы моментально все потеряем.

Сергей Виноградов

Назад к выпуску
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Опрос

ОПРОС

← 1 / 71 →

Ждете ли вы тепла?

38.73%
20.23%
10.98%
5.78%
24.28%
Опрос завершен
Анонимно или
Войти
Предложите новость

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваши видео и фото.

Предложить новость
(8172) 280-003
Вологда
(8202) 57-11-11
Череповец
Цитата

ЦИТАТА

← 1 / 3 →
Виталий Кобыльников
Начальник управления по молодежной политике правительства Вологодской области
Виталий Кобыльников

«Нам есть чем гордиться и чем поделиться с коллегами из других субъектов: реализованными практиками в рамках программы комплексного развития молодежной политики, лучшими проектами в сфере патриотического воспитания молодежи, опытом развития экосистемы добровольчества в регионе, первыми итогами работы молодежного грантового офиса».

12 Мая 2024
Топ-5 новостей

ТОП-5 НОВОСТЕЙ

35 Медиа
22 мая, среда
08:17:52
Коронавирус
Коронавирус
227791 (+62) чел
Курсы валют
USD 90.65
EUR 98.58