Музей бочки хотят открыть под Кирилловом

Первый в России музей бочки может в скором времени открыться в историческом комплексе «Застава князей белозерских», расположенном в Кирилловском районе в 80 километрах от Череповца. Авторы подали проект «Бондарный домик» на грантовый конкурс.

Идею на бочку

Казалось бы, нет на свете ничего проще, чем бочка. Большие и маленькие, для вина и солений, о них все знают, но многие (в особенности молодежь) никогда не видели. Когда Александр Хохлов, коллекционер и гид «Заставы князей белозерских», заинтересовался бочарным делом, то изумился: «Бочки повсюду». Например, в кино с бочкой тесно связаны приключения и сказки: пираты хранят в них порох, ром и сокровища, а царица с сыном в «Сказке о царе Салтане» скитаются в бочке по морю. Д’Артаньян — Боярский в советском фильме использует бочку в драке, как и Верещагин в «Белом солнце пустыни», поднимающий бочку над головой.

Попытки Александра найти в России музеи бочки не увенчались успехом: ничего подобного в России нет, только отдельные экспонаты в краеведческих экспозициях. Коллекционера это обрадовало — будем первыми — и удивило. Как же так, бочки не сходят с экранов, печатаются в книгах, фигурируют в детских считалках и обиходных выражениях («катить бочку», «деньги на бочку»), а профессия бондаря забыта.

О ее широчайшем распространении можно судить хотя бы по количеству носителей фамилий Бондарев, Бондарчук, Бондаренко, Бочкарев, Бочкин, Обручев (тоже от бочкарей) и многих других. Как и кузнецы, бондари в старину были в каждой крупной деревне.

Так пришла идея открыть в историческом комплексе под Кирилловом, куда едут со всей области и России, «Бондарный домик», в котором будут не только демонстрировать самые разные бочки, но и проводить мастер-классы по давно забытому бондарному мастерству, квесты в антураже пиратских, медовых и иных сказочных бочонков. «Есть идея сделать прозрачный пол, под которым разместятся бочки, люди будут ходить и рассматривать», — говорит Александр.

В поисках информации о бочках он объездил краеведческие музеи во многих районах Вологодской области, побывал и в других регионах России. Например, в петербургском музее пыток рассказывается о том, что с помощью бочек людей пытали и отучали от алкоголя. «В бочку наливали вино, и человек в ней находился, — говорит Александр. — Кожа впитывала это вино, и потом, когда человеку подносили алкоголь, его выворачивало наизнанку».

Бочарных дел мастера

Где взять бочки для большого музея? Александр Хохлов уже собрал в путешествиях по вологодской глубинке внушительную коллекцию бочек и инструментов бондарей: тесла, скобели, лучковые пилы, бондарные циркули, правила, уторники. Поиск интересных экспонатов продолжается.

«Я ездил по экспедициям, встречался с людьми, собирал деревянные бочки и все, что с ним связано, — рассказал он „Речи“. — Бочки сейчас по назначению практически не используются, но у многих они сохранились. Очень многие шли навстречу. Как узнавали, что для музея, — „забирай, Александр“. Я записывал, кто передал, из какой деревни. Также собирал инструменты, инвентарь и приспособления для изготовления бочек».

Таким образом удалось собрать более 60 деревянных бочек и кадушек, по сохранившимся штампам на обруче можно узнать, где, когда и для какой цели изготавливались бочки. В коллекции Александра Хохлова есть бочки с местных мясокомбинатов и маслозаводов советского периода, из архангельского порта (рыбу перевозили). «Есть у меня и очень древние, снаружи они стянуты деревянными обручами», — говорит он.

Бочка бочке рознь. Наши предки твердо знали, какой продукт в бочке из какого дерева хранить; Александр нашел бочки из самого разного дерева, по которому легко определить назначение емкости. По мнению Александра, Вологодчина вправе считаться одним из бочарных центров России. Бочки изображены на гербе Кадуя (там их сразу две) и Вельска, ранее входившего в состав Вологодской губернии.

Страсть к коллекционированию Александр унаследовал от отца. «Он приучил меня к коллекционированию, я бы даже сказал, заразил, — вспоминает он. — Отец привозил из командировок значки, причем по несколько штук одновременно. Сначала я собирал значки, потом монеты, еще позже спичечные коробки, тематические наборы открыток. Все это я бережно хранил у себя в комнате на полках. Шли годы, школа закончилась, потом и институт, после которого была служба по контракту в армии, работа, семья. Однако коллекция медленно и уверенно множилась новыми случайными трофеями, уже появились подборки различной тематики».

В профессиональном отношении дорога Александра Хохлова поначалу свернула в сторону от изучения истории родного края и его традиций — после окончания школы поступил в институт радиоэлектроники, служил по распределению, работал в авиации на Вологодчине и Кольском полуострове, но призвание взяло свое.

Назначение и наказание

Но вернемся к нашим бочкам. Труд бондаря требует огромного мастерства и опыта и, наверное, в чем-то не уступает искусству резчика по дереву. Это с какой точностью нужно подогнать доски друг к другу, чтобы не смогла протечь жидкость, которая находит лазейку в самых герметичных поверхностях.

Робинзон Крузо, который за годы жизни на необитаемом острове даже хлеб научился печь без приспособлений, не смог освоить бочарное дело. «Все же были такие вещи, которые мне так и не удалось смастерить, — говорит Крузо в романе Даниэля Дефо. — Например, бочонки. У меня было, как я уже говорил, два или три бочонка с корабля, которые могли служить мне образцами, но, сколько я ни бился, у меня ничего не вышло, хотя я потратил на эту попытку несколько недель. Я не мог ни вставить дно, ни сколотить дощечки настолько плотно, чтобы они не пропускали воды. Так я и бросил эту затею».

А у вологодских мастеров получилось, их изделия и спустя полторы сотни лет удержат хоть вино, хоть мед. «К сожалению, бондарное дело уходит в небытие, — рассказывает Александр. — Я нашел четыре семьи в разных районах нашей области, которые являются потомками бондарей, но мастеров я пока не встретил».

Сергей Виноградов