Цифровиков «приземлят» в России

Зарубежные IТ-гиганты вроде «Гугла» и «Фейсбука» скоро перестанут быть такими уж зарубежными: российские власти обязали мировые цифровые компании открыть свои филиалы в РФ. Так их заставят платить здесь налоги и соблюдать наши законы. Но дело глубже.

Кого «приземлят»

Напомним, о чем вообще идет речь. Еще 1 июля текущего года в России был принят закон о работе иностранных лиц в интернете на территории РФ. Он предписывает зарубежным интернет-компаниям с суточной аудиторией свыше 500 тысяч пользователей открыть свои филиалы или представительства в России с 1 января 2022 года.

Кроме того, они должны разместить на своем сайте форму обратной связи с российскими пользователями, завести «Личный кабинет» на сайте Роскомнадзора для взаимодействия с органами власти, установить на своем ресурсе счетчик посещаемости. И разумеется, следить, чтобы на их ресурсах не появлялся контент, нарушающий российское законодательство. Одним словом, иностранные IT-компании «приземлят» в России, привязав к законам России.

На прошлой неделе Роскомнадзор опубликовал перечень компаний и их ресурсов, на которые распространится этот закон. Большинство из них широко известны. Это компании Google (сервисы Google Play, YouTube, YouTube Music, Google Chat, Gmail), Apple (сервисы iCloud, App Store, Apple Music), Meta Platforms (Facebook, Instagram, WhatsApp), Twitter, TikTok, Telegram, а также Zoom, Viber, Spotify, Likeme Pte.Ltd. (Likee), Discord, Pinterest и Twitch.

Вольница закончилась.

Зачем?

Сразу скажем, что Россия не одинока в такого рода инициативах. Свои законы о «приземлении» приняло уже очень много стран. Причины, по которым власти государств желают контролировать деятельность международных IT-компаний, лежат на поверхности.

Во-первых, работая на территории той или иной страны, цифровики получают доходы, однако налоги с них платят по месту фактической регистрации. Немудрено, что местные власти считают такую историю несправедливой.

Во-вторых, иностранные IT-компании могут не соблюдать нормы законодательства государств своего присутствия. Опять же ссылаясь на то, что закон для них один — той страны, где они зарегистрированы. В итоге такие компании практически невозможно привлечь к ответственности.

Важно отметить, что теперь не только власти смогут найти управу на недобросовестные иностранные компании. И рекламодатели, и простые российские пользователи получат возможность выяснить с ними отношения в российских судах.

Кроме того, существует задача сделать российское законодательство равно применимым к зарубежным и местным компаниям. Почему-то, что должна выполнять, допустим, соцсеть «ВКонтакте», не является обязательным для «Фейсбука»? Или чем «Яндекс» хуже «Гугла»?

Разумеется, устанавливая требования, закон о «приземлении» предусматривает и санкции. Это и запрет на распространение рекламы, и ограничение денежных переводов, и частичное или полное ограничение доступа к сервисам.

Банкиры и цифровики

Но все вышесказанное — вопросы по большей части юридические. Если взглянуть на проблему шире, то окажется, что мы наблюдаем процессы глобальные, связанные с перераспределением власти среди глобалистов.

Есть теория, согласно которой в правящих группировках США, а позднее и всего мира, коль речь идет о глобализме, возник конфликт. Власть представителей старых мировых элит, которых для удобства принято называть финансистами или банкирами, до недавнего времени считалась непоколебимой. Тот, кто контролирует финансовые потоки в планетарном масштабе, владеет миром.

Но вот появляется интернет, а затем — социальные сети и прочие цифровые платформы. Какое-то время это выглядело как развлечение: находят друг друга постаревшие одноклассники, переписываются друг с другом дальние родственники…

Но вот уже цифровики накапливают в своих руках огромные базы пользователей с их личными данными, зарабатывают миллиарды на целевой рекламе и — о ужас! — создают собственные источники дохода, свои платежные системы и монетизацию. И в денежном отношении от банкиров уже не зависят. И пытаются идти во власть, потеснив финансистов.

Опасность и контроль

Но ведь социальные сети — это не только и не столько деньги. Это инструмент формирования поведения и желаний людей. И с этой точки зрения контроль над цифровыми платформами представляется важным не только для финансистов, чья незримая и мощная власть шатается, но и для национальных правительств. Точнее, тех из них, кто еще сопротивляется тотальной глобализации и пытается отстаивать свои интересы и свой суверенитет.

Вот почему все больше государств «приземляют» цифровиков. И не исключено, что, если не удастся договориться по-хорошему, в ход пойдут более строгие инструменты контроля — в зависимости от целей, методов работы и идеологии того или иного правительства.

Самый простой способ — введение государственного и/или общественного контроля над управлением компанией, внедрение в совет директоров управляющих от государства.

Возможно, кому-нибудь придет в голову национализировать цифровиков под предлогом того, что их сервисы представляют социальную и политическую значимость. Или по крайней мере уравнять их компании с естественными монополиями.

Есть вероятность целенаправленного разделения цифровых гигантов с целью лишения их былой мощи. Так в свое время в Штатах поступили с «империей» Рокфеллеров, разделив ее на несколько частей. Можно же и «Ютьюб» отобрать у «Гугла».

Пока это все фантазии, граничащие с конспирологией. Однако никто пока не может предположить, какой будет «цифра» всего через несколько лет. Вот и пытаются ее контролировать в надежде, что избранные меры окажутся правильными.

Андрей Савин