Как я переписчиком работал

В воскресенье закончилась Всероссийская перепись населения. Целый месяц переписчики — и я в том числе — приходили в дома к людям и задавали всевозможные вопросы. Я участвовал в этом общегосударственном учете уже второй раз. Расскажу о своем опыте.

Непростой участок

Я выбрал для работы в качестве переписчика Северный район и ряд домов на окраинных улицах. Участок, как мне сказали, непростой, потому что народ там живет разный и никогда не знаешь, чего можно ожидать. Но, имея за плечами опыт переписи десятилетней давности, я ощущал себя закаленным бойцом и смело пошел в массы. (Недаром же по итогам кампании 2010 года мне вручили медаль «За заслуги в проведении Всероссийской переписи населения», что, кстати, дало право на получение звания «Ветеран труда» федерального значения.)

И все-таки я волновался. Как меня встретят горожане? Во-первых, пандемия, многие стремятся лишний раз не контактировать с незнакомцами. Даже если те в маске и перчатках (это были обязательные атрибуты для переписчиков). Во-вторых, никто не застрахует от столкновения с лихими людьми…

Почему я стал переписчиком

Меня многие спрашивали, почему я опять решил поучаствовать в переписи населения. Во-первых, меня вдохновлял пример писателя Антона Павловича Чехова, который на Сахалине в течение трех месяцев по своей инициативе переписывал тамошнее население. Заполнил около десяти тысяч карточек! Итогом этой поездки стала книга «Остров Сахалин». Мне, как журналисту, тоже интересны встречи с людьми. Интересно было увидеть жизнь горожан изнутри, узнать, что их волнует, побывать в районах Череповца, которых я доселе не видел. Конечно, многие предпочли пройти перепись с помощью портала госуслуг, кто-то ходил на переписной участок, но многие ждали переписчика дома.

Во-вторых, перепись — это возможность стать причастным к большому государственному делу. Кстати, мне часто приходилось объяснять людям, для чего вообще проводится перепись: государству необходимы собираемые сведения для более точного распределения финансовых потоков, для понимания, как улучшить жизнь в стране.

Не случайно переписной лист включал так много вопросов, около сорока. Надо было указать, в каких бытовых условиях люди живут, каков метраж жилплощади, сколько на ней проживает человек. Одни воспринимали все нормально, другие раздражались. Приходилось объяснять, что это стандартные вопросы. Правда, один вопрос всегда вызывал эмоциональную реакцию, кого-то смешил, кого-то повергал в недоумение. Я старался как можно спокойнее его произнести. А вопрос такой: есть ли в доме туалет и со смывом ли он? Порой люди чуть ли не силком вели меня, чтобы показать, что туалет со смывом. Хотя на моем участке попадались дома, где вообще канализация отсутствует.

Что нового я узнал о городе

Первым адресом, куда я направился, был дом на улице Новой Школьной в городском округе Новые Углы. В этом районе я раньше не бывал, и воображение почему-то рисовало не очень приглядную картину. Скажу честно: когда я приехал, был удивлен тем, какая чистота вокруг.

Но пожалуй, больше всего меня поразила улица Шубацкая. До конца 70-х годов прошлого века это была деревня (вернее, даже две: Большое Шубацкое и Малое Шубацкое). Многие дома на улице нежилые, хозяева еще части домов живут в других районах города, сюда приезжают как на дачу. А особенно меня удивил давно заброшенный дом, в котором по документам прописано 46 человек. Затем мое внимание привлекло здание, напоминающее тюрьму, с высоченным забором, «украшенным» кольцами колючей проволоки. Мне сказали, что это не тюрьма, а сауна.

О людях хороших…

Встречали меня в основном доброжелательно. Подавляющее большинство знали про перепись и, видя человека с соответствующей экипировкой (фирменный шарф, переписная сумка, планшет, удостоверение), пускали в дом.

Хочу рассказать тронувшую меня историю. В одном из домов в Новых Углах я познакомился с семьей, которая на протяжении многих лет ухаживает за соседкой, лишившейся ноги. У женщины есть сын, но он давно забыл о матери, живет где-то далеко. Добрые люди помогают ей с покупкой продуктов, приготовлением пищи, уборкой квартиры. Как я узнал, женщине предлагали переехать в специализированное учреждение, но она отказалась: уверена, что соседи ее в беде не оставят.

На улице Шубацкой — свои истории. Было приятно слышать много хорошего от людей, которые приехали с Украины, из Казахстана, Молдавии, Армении и нашли свой дом в России, в нашем городе. Все они устроились на работу, обзавелись хозяйством.

Познакомился я и с представителями цыганской диаспоры. Живущие в деревянных домах на краю города, они все меня спрашивали, когда начнется их переселение: мол, по слухам, тут должно развернуться строительство. Этот вопрос их сильно волнует. Я отвечал, что не владею информацией, и предлагал обратиться в органы власти. А вообще, мне понравилось, как живут эти люди. Посмотришь на дом — вроде небольшой, невзрачный, а внутри как в хорошей квартире. Многие работают на предприятиях города, дети их получают образование.

И в целом было приятно общаться с людьми, многие рассказывали о себе, вспоминали молодые годы. А один мужчина попросил меня оставить автограф на грамоте, которую ему вручило руководство района. Сказал, что для него газета «Речь» — окно в мир новостей.

…и разных

Увы, не все было столь гладко. Не зря я волновался. Так, одна пожилая женщина, стоявшая у подъезда, громко мне заявила, что переписываться она не будет, в квартиру никого не пустит и вообще все это ерунда. Как я ни уговаривал пенсионерку, она была непреклонна. Даже в подъезд меня пускать не хотела.

В другом доме приличный на вид мужчина назвал меня шпионом. В третьем некий горожанин, пуская клубы табачного дыма мне в лицо, разглагольствовал о политике, ругая власть, а потом признался, что в доме не прописан. Я прекратил общение и пошел к выходу — вслед мне прозвучала пара грубостей.

Были и неприятные моменты, связанные с пандемией коронавируса. Когда я позвонил в одну из квартир дома на Кирилловском шоссе, открывшая дверь женщина с порога сказала, что у них карантин, — а сама была без маски и перчаток (я же всегда использовал средства защиты). Я поинтересовался, зачем же она открывает дверь, ведь можно было повесить объявление, что в квартире карантин. Хозяйка в ответ заявила, что все, кому надо, знают, а до остальных ей нет дела.

Впрочем, за все время моей работы переписчиком это были единичные случаи.

Сергей Рычков