Никольские подвижники

Поводом для моей поездки в Никольский район в этот раз стала информация, что в селе Кипшеньга в заново построенной церкви Рождества Богородицы прошло первое богослужение. Сегодня я расскажу о нескольких людях, благодаря которым возрождаются святыни.

Кипшеньга: церковь Рождества Богородицы

Мне не раз доводилось писать о строительстве храмов, но тут случай особый.

Сначала немного истории. Первое упоминание деревянной церкви Рождества Богородицы в Кипшеньге (сейчас село входит в состав Теребаевского сельского поселения Никольского района, а тогда это была Халезская волость Южской трети Устюжского уезда) встречается в окладной книге монастырей и церквей Великоустюжской епархии 1755 года. В 1833 году была построена каменная Богородицкая церковь. По имеющимся сведениям, на рубеже XIX–XX веков деревянную церковь перевезли в другую деревню, до того не имевшую храма. А каменная в 1930-х годах была закрыта, в 60-х — полностью разрушена.

И вот в 2008 году началось возрождение храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Инициатором стала уроженка Вологды Маргарита Павловна Трапезникова. Много лет Маргарита Павловна работала главным бухгалтером в ресторане «Север», а ближе к пенсии решила, что нужно подумать и о нематериальных ценностях, и ушла трудиться в женский монастырь в Горицах. Там доброе отношение к людям снискало ей всеобщее уважение. И когда она решила покинуть обитель, сестры были огорчены. А Маргариту Павловну все не оставляли размышления о будущем, о смысле жизни. Однажды, собравшись за клюквой, она вдруг поняла: ее ждут куда более важные дела, чем сбор клюквы. И она купила билет в Никольск, в город, ей до этого незнакомый.

В Никольске Маргарите Павловне встретились добрые люди, которые на время разместили ее у себя и несколько дней возили по району, чтобы она могла подыскать жилье. Ей приглянулась Кипшеньга, село у дороги. Поселившись здесь, она обратила внимание на соседний дом, который хотели пустить на дрова. Видя, что постройка 1905 года еще вполне крепкая, она уговорила местного предпринимателя продать дом ей. Когда тот узнал, для чего она выкупает строение, был очень удивлен, как, впрочем, и все местные жители. А Маргарита Павловна решила, что этот дом станет основой храма.

И начались годы возрождения церкви. Маргарита Павловна собирала пожертвования, все записывала в тетрадку, вела учет. За эти годы она освоила инженерную премудрость, научилась договариваться о выделении техники, находить людей для работ. И ей шли навстречу, помогали, понимая, что дело задумано хорошее.

И вот теперь, глядя на купола храма, слушая ее рассказ, я понимал, какое большое дело сотворила эта женщина.

Еще до открытия храма люди приходили к нему, чтобы помолиться и попросить помощи Богородицы. Кстати, сама Маргарита Павловна говорит, что именно Богородица указала ей путь. И хотя работ еще много, главное уже сделано. Вспоминая о клюкве, которая каким-то непостижимым образом привела к крутому повороту в судьбе, Маргарита Павловна улыбается и говорит, что этой ягоды и тут легко можно насобирать. Возродить утерянное намного сложней.

Лоха: церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы

Я часто бывал в Никольске и думал, что знаю эти места. Но ошибался. Когда я встретился с местным краеведом Михаилом Михайловичем Сверчковым, он спросил меня, был ли я в селе Лоха Байдаровского сельского поселения. Услышав отрицательный ответ, предложил мне туда съездить — увидеть красоту, которая навсегда останется в памяти. Я, конечно же, согласился, и мы поехали.

Сейчас Лоху трудно назвать селом: здесь осталось всего два жителя. Но увиденное меня поразило. Когда мы подъезжали, за кронами деревьев я разглядел верхнюю часть белоснежного храма с голубыми главками в два яруса. А потом мы шли по навесному мосту (который тут называют лавой), храм вырастал перед нами во всей красе — и меня все больше охватывал восторг.

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы была построена в конце XVII века, потом на протяжении многих лет перестраивалась. Окончательный вид она обрела в период с 1873 по 1889 год. Кирпич изготовляли сами жители волости и обжигали на берегу реки Юг около церкви. Большой колокол (только язык его весил семь пудов, то есть около 115 кг) привезли на 14 подводах, на колокольню поднимали всем миром. Расписывать церковь приезжали мастера из других уездов.

Богослужения продолжались до 30-х годов XX века. После закрытия храма иконостас был разорен, часть икон сожжена, часть разобрали по домам, колокола увезли на переплавку. Позже церковь стала складом: в ней хранили хлеб и удобрения. Постепенно она обветшала.

За то что сейчас храм находится в хорошем состоянии, нужно благодарить местную уроженку Ольгу Баданину. Когда она приехала с мужем из Москвы на свою малую родину и увидела разоренный храм, в котором когда-то крестилась ее мама, она решила, что нужно его реставрировать. Средства для этого у семьи были, но, так как жили они в Москве, а потом и вообще переехали за границу, поручили присматривать за всем и руководить уже упомянутому мной Михаилу Михайловичу Сверчкову, краеведу из Никольска. Много времени пришлось ему провести в Лохе, ночевать в небольшой сторожке, выгребать мусор, приводить в порядок территорию. И сейчас ему помогает местный житель Алексей Баданин, топит печь, заготавливает дрова. А в свободное время подряжается на работу к местным жителям: кому огород вскопать, кому дров наколоть.

Когда мы вошли в храм, я был еще больше поражен его красотой. Первый этаж полностью приведен в порядок, и тут уже проводятся службы. Кстати, в этом году была особенная служба — ее провел приехавший навестить родные могилы митрополит Митрофан, глава Мурманской митрополии. Как рассказал мне Михаил Михайлович, владыка поблагодарил всех, кто сохранял это святое место. Добрые слова сказал он и в адрес тех председателей колхоза, которые в свое время не дали разрушить храм. Да, пришлось устроить в нем зернохранилище. Но это уберегло его от полного разрушения. Конечно, многое пришлось восстанавливать, но есть надежда, что начатое дело будет закончено.

Верховино: часовня Илии Пророка

Иван Холодилов живет в деревне Верховино Кемского сельского поселения. Вся его жизнь связана с родной землей, лишь на два года отлучался, когда служил в армии, охраняя границу на Кольском полуострове. Раньше работал в колхозе; когда он распался, стал жить своим хозяйством. Забот у молодого человека очень много: полный двор скота, есть и техника. (В качестве отступления скажу: многие в Верховине — люди основательные, имеют большое хозяйство, держат скот, что в современных деревнях встречается не так уж часто.) Кроме того, Иван ухаживает за отцом. Но главным своим делом сейчас он считает восстановление церкви Николая Чудотворца в деревне Старина (того же Кемского поселения). Работы там еще очень много, но у Ивана есть единомышленники, и дело продвигается. А подтолкнула его к этому мать, глубоко верующий человек. К сожалению, недавно ее не стало.

Кстати, узнав, что я часто бываю на Соловках, Иван отдал мне старую соловецкую икону, датированную 1835 годом. Я обещал передать ее в монастырь.

И еще у Ивана есть радость и гордость — гордость за земляков, жителей деревни Верховино: они всем миром восстановили часовню Илии Пророка, которая была построена 150 лет назад. На сельском сходе собрали средства, купили пиломатериалы и поставили часовню на месте старой молельни. Утварь, мебель и иконы собирали по домам.

Вообще, как мне рассказали местные жители, они многое делают сообща. Например, надо было обустроить колодец, где вода идет из подземного ручья, — сделали. Вот и часовню возродили.

Кстати, бытует легенда, что святыня стала рушиться после того, как в престольный праздник все, вместо того чтобы почитать память Илии Пророка, ушли на работу. О необходимости возрождения часовни жители деревни думали давно. Не знали, как подступиться к делу. Не знали, пока не появились московские волонтеры из общества «Возрождение деревянных храмов Севера». Они убедили людей в том, что все возможно. И за два года часовня была восстановлена.

Сегодня я лишь немного рассказал о тех, кто возрождает духовную жизнь. И пусть с трудом, но дело их продвигается. И люди тянутся к храмам. А там, где есть храм, есть и жизнь, есть будущее.

Сергей Рычков