Климатические мигранты атакуют?

Из-за надвигающихся изменений глобального климата на нашей планете самым популярным видом смены места жительства может стать климатическая миграция: многие уголки Земли окажутся непригодными для жизни. Такова теория. Заслуживает ли она доверия?

Россия манит

Новый толчок к обсуждению сравнительно давно развиваемой темы климатической миграции на минувшей неделе дало высказывание вице-премьера Виктории Абрамченко. Выступая на Евразийском женском форуме в Санкт-Петербурге, она напомнила об аномальной жаре, случившейся этим летом, и о том, что ее последствия сильно ощутили на себе многие отрасли экономики: от сельского хозяйства до энергетики, от транспорта до строительства.

И нам, мол, нужно готовиться не только к климатическим вызовам, но и к наплыву климатических мигрантов. То есть толп людей и целых народов, которые окажутся в местах, ставших непригодными для жизни вследствие глобального потепления. Пытаясь выжить, они пойдут на все. А главное, что России, судя по большинству научных изысканий, потепление хоть и будет угрожать, но в гораздо меньшей степени, и мигранты рекой потекут к нам.

Точками же «великого исхода» называются такие густонаселенные регионы, как Средиземноморье, Ближний Восток, Северная Африка и Южный Китай. Им угрожают засуха, а прибрежным странам — наводнения из-за повышения уровня океана. По прогнозам ООН, к 2050 году дефицит питьевой воды затронет сотни миллионов человек.

Юг России потепление тоже может затронуть — под угрозой Крым, а также Черноземье: Ставропольский край, Курск, Воронеж. И все же большая часть страны, пока к тому же малонаселенная, станет очевидной приманкой для мигрантов.

Виноват человек?

Конечно, у теории надвигающегося глобального потепления есть много скептиков, в том числе и в нашей стране, и во многом их недоверие оправданно. Прежде всего потому, что господа, продвигающие эту повестку, нагнетают страсти и явно перебарщивают. Особенно когда доходит до пресловутого «мы все умрем».

Тем более не вызывает восторгов думающих людей то обстоятельство, что руководят разжиганием панических настроений не ученые, а так называемые общественные активисты вроде той же Греты Тунберг, которая в свое время в знак протеста против загрязнения окружающей среды перестала ходить в школу. Где, собственно, и могла бы поглубже взглянуть на проблему с научной точки зрения.

Словом, договоримся, что эти обстоятельства нам понятны. И тем не менее прислушаемся к тем исследователям, которые не используют свои знания и догадки в политике.

Как бороться с последствиями, экологи и политики давно решили. Нужно ускорять «зеленую трансформацию», внедрять чистые технологии в промышленности, снижать выбросы парниковых газов. Уже упомянутая Виктория Абрамченко указала на приоритетное развитие в России гидро— и атомной энергетики, водородных технологий, переход на газовый и электрический транспорт, отказ от мазута и угля.

Все это, разумеется, замечательно — защищать окружающую среду важно и нужно. Если, конечно, не политизировать процесс и не превращать эту борьбу в банальное устранение конкурентов, как это сегодня, увы, происходит. К примеру, «Речь» уже неоднократно освещала проблему введения Евросоюзом так называемого углеродного налога, который при ближайшем рассмотрении больше похож на заградительную пошлину для экспорта в ЕС.

Однако при этом как быть с теми учеными, а их немало, которые просят и даже умоляют человечество не преувеличивать степень антропогенного воздействия на природу?


Шутки в сторону

Да, говорят эти ученые, проблема с выбросами в воду и, прежде всего, в атмосферу действительно существует, но не она является определяющей в изменении климата. Люди просто переоценивают свои возможности, даже негативные, а на самом деле в основе всего лежат причины более сложные.

Из всех таких теорий можно кратко упомянуть о циклах Миланковича. Сербский климатолог Милутин Миланкович еще в первой половине ХХ века утверждал, что глобальная смена потеплений и похолоданий связана с такими факторами, как притяжение других планет, изменение наклона оси вращения Земли и прочие. И вот поэтому у нас периодически наступают то потепления, то ледниковые периоды.

И не нужно быть великим специалистом, чтобы понять очевидное: пока ученые не пришли к общему «железному» выводу о причинах глобального потепления, не нужно класть все яйца в одну корзину и работать исключительно над тем, чтобы снизить выбросы парниковых газов. Ведь может случиться так, что уменьшим мы их почти до нуля, а потепление все равно наступит. И гигантские затраты времени и денег окажутся пустыми.

А если принять во внимание, что климатической миграции все равно не избежать, то можно успеть подготовить инфраструктуру для масштабного переселения или хотя бы начать над этим думать.

Как вы считаете, не с этим ли связаны планы российского руководства по развитию Северного морского пути по арктическим морям? Если нет, то почему в Арктику сегодня усиленно рвутся другие государства, даже далекие от нее географически?

А что там с планами по строительству новых мегаполисов в Сибири и начавшейся модернизацией Байкало-Амурской магистрали? Сегодня много тех, кто едко шутит над этими проектами, но не захотят ли они или их потомки стать сибиряками в среднесрочной перспективе?

Чем более долгосрочно планирование, тем больше оно смахивает на конспирологию. Но во многом мы сами в этом виноваты, потому что считаем, что на наш век всего хватит, а с будущим пусть разбираются дети, внуки и правнуки.

Андрей Савин