«Все понимали, что ушел великий поэт»

В год 50-летия со дня смерти Николая Рубцова череповчанин Леонид Вересов восстановил детали его проводов

Презентация книги «Прощание с поэтом Николаем Рубцовым, или Путь в бессмертие» (0+) пройдет 23 сентября в Вологде и 22 октября в Череповце. Ее автор, исследователь Леонид Вересов, рассказал «Речи», что новое о поэте открывает книга.

«В этой книге я не пишу ничего о ночи гибели Николая Рубцова, — говорит автор издания. — События начинают излагаться с 21 января 1971 года в момент его похорон и прощания с ним. Почему взял эту тему? Во-первых, в этом году исполняется 50 лет со дня трагической гибели Николая Михайловича. Во-вторых, ко мне попал материал глубокой силы, который взбудоражил меня и, думаю, заинтересует читателей. Это записная книжка Леонида Михайловича Патралова, вологодского поэта и редактора газеты «Вологодский комсомолец».

Уникальность этой записной книжки в том, что ее владелец, вместо того чтобы горевать и выпивать на поминках Николая Рубцова, записывал речи друзей и коллег поэта на траурном прощании в вологодском Доме художника, на похоронах и поминках. Благодаря запискам удалось сохранить речи Виктора Коротаева, Василия Белова, Ольги Фокиной, художника Владимира Корбакова и других. Их слова записаны на тридцати маленьких страничках.

«Все эти слова представлены в подлиннике, они литературно не обработанные, не адаптированные, — говорит Леонид Вересов. — Ценность записанных слов в том, что они созданы не по воспоминаниям, а являются документом момента. Поразительной силы документом. Речи произносят друзья Рубцова, они еще не пришли в себя, растерянны, взволнованны. То, что они произнесли, шло от сердца, от души. Проникновенные речи были у Астафьева, Белова, я их привожу».

«Здание Дома художника сохранилось, — рассказывает Леонид Вересов. — Меня интересовало, в каком зале было прощание, как это происходило. В книге размещены снимки фотохудожника Николая Александрова. Странички записной книжки мне разрешила скопировать супруга Леонида Патралова и дала согласие на их публикацию. С записками пришлось поработать. Также я разыскал все возможные некрологи, телеграммы с соболезнованиями из разных концов Советского Союза, воспоминания».

Сегодня Николай Рубцов считается одним из самых ярких русских поэтов второй половины XX века, его авторитет и значение незыблемы. А понимали ли его современники, кого они хоронили? «Понимали, конечно, — говорит Леонид Вересов. — На похоронах были не только друзья, например, из Москвы приезжали студенты Литературного института, телеграммы шли со всей страны. Соболезнования присылали известные поэты, и в этих трагических телеграммах есть понятие того, какого поэта мы потеряли. Уже в тот момент они чувствовали величину таланта Николая Рубцова. Но слово „гениальный“, по-моему, только однажды было произнесено в тот период».

Исследование творчества и личности Николая Рубцова давно стало отдельным направлением литературоведения — рубцововедение. «Речь» поинтересовалась у Леонида Вересова, который собирает книги коллег о Рубцове и сам регулярно пополняет библиотеку изданий о поэте, какой период переживает рубцововедение сейчас.

«Дело даже не в новых книгах, — говорит череповецкий исследователь. — Исследователи не забывают Рубцова, и не только накануне юбилейных дат. Сейчас удается находить много новых документальных материалов о Рубцове, и это в последние годы потихоньку выходит на первый план. Например, было достаточно мало фотографий поэта на Северном флоте. Нашелся фотограф, который делал снимки, и фотографий Рубцова-моряка стало на поря-док больше. В Архангельске активизировались, выходят монографии о том, как Николай Рубцов работал на траловом флоте. Идет бурный процесс накопления материала. Конечно, должно быть научное жизнеописание Николая Рубцова и полное собрание сочинений. Пока его не существует, есть трехтомник 2000 года издания, но он не полный. Только я нашел больше десяти неизвестных стихотворений Рубцова».

Сергей Виноградов