Зачем готовят налог на воздух

Пресловутый углеродный налог, хоть и является для большинства населения чем-то непонятным, грозит в корне изменить расстановку экономических сил на планете. И ежели так случится, его последствия испытают на себе все от мала до велика.

Углеродный фронт

Нагнетание политической напряженности в современном мире становится чем-то обыденным, и оно не случайно. Наиболее прозорливые деятели прекрасно понимают, что грядет если не крах, то серьезное переформатирование на ладан дышащего старого миропорядка. И, естественно, пытаются отвоевать себе место в грядущей новой системе, пусть и не до конца понимая, какой именно она будет.

Торговые войны — один из важнейших инструментов этой борьбы. Методы давно известны: занижение цен на экспорт, повышение квот и пошлин на импорт, искусственные бюрократические и таможенные преграды, в конце концов, экономические эмбарго.

Этим «балуются» все. И чаще всего под благовидными предлогами, пускай и натянутыми, как, простите, сова на глобус. Ведь те же антироссийские санкции не потому появились, что Россия — «страна-агрессор».

Вот и в случае с углеродным налогом все то же самое. Его с 2023 года вводит Евросоюз, который, как известно, сильно ратует за экологию. Можно сказать, маниакально ратует.

Суть придумки в том, что вся ввозимая в ЕС продукция будет облагаться специальным налогом, который предполагается сделать тем выше, чем больше парниковых газов при ее производстве выбрасывается в атмосферу. Причем как конкретным предприятием, так и государством, на территории которого расположено это производство.

Прежде всего речь идет о такой продукции с высоким углеродным следом, как нефть и газ, металлы, удобрения. Россия является одним из ведущих поставщиков этих товаров в Европу, и понятно, что нововведение затроне�� ее экспорт весьма серьезно. Ну и Череповец здесь, как нетрудно увидеть, очень даже при чем.

Оценки очень грубые, но предполагается, что ежегодная сумма углеродного налога для российских производителей будет составить от двух до пятидесяти миллиардов евро.

Идите в лес

Но вопрос ставится шире. Если в одностороннем порядке менять правила игры на рынке взялся Евросоюз, остальные страны и объединения вряд ли останутся в стороне. И чтобы предотвратить грядущий хаос, лучше договориться заранее. Нельзя сказать, что таких попыток не делается.

Взять, к примеру, выступление президента России Владимира Путина на апрельском климатическом саммите. Он высказался в том смысле, что Россия заинтересована в международном сотрудничестве по борьбе с изменениями климата. И изложил предложение России: говорить не только о сокращении выбросов углекислого газа, но и о его поглощении. Речь о необъятных российских лесах, которые углекислый газ нейтрализуют.

В Европе, когда придумывали закон об углеродном следе, вклад леса в поглощение парниковых газов не учитывали вовсе. Еще бы, в Старом Свете лесов осталось чрезвычайно мало. Но справедливы ли расчеты выбросов для России? Очевидно, что нет.

Именно поэтому наша страна готова к переговорам. Необходимо продвигать свои аргументы, чтобы не оказаться за бортом новых экономических условий.

Есть и другие инструменты. Например, идея уплаты экспортером углеродного сбора на территории своего государства. В этом случае деньги останутся в стране и могут быть инвестированы в экологическую модернизацию производства. Для этого нужно создать прозрачную систему внутреннего углеродного регулирования. И, разумеется, добиться ее согласования с ключевыми партнерами.

Займитесь делом

При этом не нужно думать, что Россия во всей этой «зеленой повестке» играет роль мальчика для битья, которого поставили в угол, и он выпрашивает себе прощения. Скорее наоборот — в сложившейся ситуации можно и нужно ставить условия.

История закручена куда более лихо, чем кажется. Вот только одна из версий развития событий из числа наименее конспирологических.

Сама идея «борьбы за климат» направлена мировыми глобалистами прежде всего против Китая, который снабжает своей продукцией чуть ли не весь мир, но производства которого весьма далеки от экологичности. И выбора у Поднебесной нет: либо санкции «за грязь», либо обширная внутренняя программа по модернизации производств, и как результат, — замедление развития экономики КНР. Место России здесь — поддержка линии глобалистов взамен на…

А вот тут проблема. Что коллективный Запад может нам предложить? Отмену санкций? Доступ к иностранным инвестициям? Не смешно. Этого не случится никогда. И тем более для Москвы нет никакого смысла портить отношения с Пекином из-за мнимого потепления отношений с западным миром, который уже завтра придумает новую причину для их охлаждения.

В данной ситуации Россия имеет все шансы стать посредником между Западом и Востоком, если только выстраивать климатическую повестку на основе компромисса, выгодного всем заинтересованным сторонам.

Мы уже добились важной роли в процессе обсуждения, превратив монолог в диалог. Теперь необходимо вовлекать в него новых участников и быть, если угодно, одним из модераторов процесса. Как вариант, уводить разговор от политики, которую прикрывают проблемами экологии, к самим этим проблемам. Которые, несмотря на то, что пользуются ими в своих корыстных интересах все кому не лень, объективно существуют.

В России, к примеру, есть проблемы с лесными пожарами и паводками, но, как показали недавние события, те же самые проблемы есть и у Европы. А по всему миру — засухи, наводнения, цунами, торнадо… Довольно сомнительно, что всему виной — злосчастный углеродный след.

Андрей Савин