Супруги Быстровы: две пятерки за судьбу

Копировать ссылку
Источник: Речь
Череповец моей юности. О том, как знакомились молодые череповчане в середине прошлого века, как создавали семью и как жили
Супруги Быстровы: две пятерки за судьбу

Сегодня герои нашей рубрики — Альберт и Татьяна Быстровы. Ветераны-комсомольцы, много лет отдавшие Череповцу: он работал на предприятиях города, в горкоме партии, она — в школе, а затем в «Водоканале». В этом году у них изумрудная свадьба.

Друг без друга. Альберт

В наш город Альберт Быстров приехал в 1957-м и, по его выражению, «сразу стал череповецким» — настолько близок оказался ему будущий центр металлургии по своему ритму жизни, размаху, планам и свершениям. За плечами у девятнадцатилетнего паренька было Великоустюгское техническое училище, где он получил профессию электрика — очень востребованную в любые времена. Работу нашел сразу: электромонтером в «Сельэлектро», его направили проводить высоковольтную линию в Абаканово.

Через несколько месяцев Альберта призвали в армию, и попал он служить в карельский город Сортавалу, в нескольких километрах от тех мест, где в декабре 39-го во время финской войны погиб его отец. Однако могилу отца увидеть не довелось до сих пор: во время службы дисциплина была строгая, охраняли границу, за все три года выбраться на поиски не удалось, потом архивы были засекречены.

— Я до сих пор ищу могилу отца, — печально качает головой Альберт Александрович. — Но возможно, теперь получится: многое изменилось в стране в последние годы.

После армии Альберт уже не пошел в «Сельэлектро», устроился на металлургический завод, а затем решил работать на стройке: привлекли и перспективы («Работа инженером по технике безопасности и зам. секретаря комитета комсомола, а секретарем тогда был Виктор Горин, о нем, кстати, «Речь» не так давно рассказывала»), и размах («По сто тысяч квадратных метров жилья сдавали ежегодно! Плюс несколько детских садиков, школу раз в два года. Ну и основное — промышленные объекты»).

Активный, целеустремленный, он стал и начальником штаба «Комсомольского прожектора». Комсомольцы на чины не смотрели — песочили всех, кто не укладывался в сроки, допускал нарушения техники безопасности или иные, скажем, неправильно складировал материалы:

— Стройка была большая, материалов завозилось много, — рассказывает Альберт Александрович. — А если их складывать как попало, пиломатериал будет гнить и терять форму, балки и плиты — ломаться и так далее. Можно и людей травмировать.

Поэтому комсомольцы выпускали «Боевые листки», плакаты с лихим названием «Они позорят нас»; раз в неделю выступали по местному телевидению с отчетами о проведенных рейдах и выявленных нарушениях, писали заметки в газеты «Череповецкий металлург», «Ударная стройка», «Коммунист», «Вологодский комсомолец»…

— Как вы сейчас оцениваете ту деятельность? Не слишком сурово, резко критиковали? Как люди воспринимали вашу критику? — расспрашиваю своего собеседника.

— Начальники боялись комсомольцев, — уверяет Альберт Александрович. — Стремились как можно быстрее исправить недостатки, чтобы не попасть в газету, не «прославиться» по телевидению. С угрозами к нам в будку (штаб «КП» располагался на территории стройки) никто не приходил, наоборот: сообщали, что все выполнено, все в порядке. Так что результат был. О том, что выявили, мы докладывали Мамлееву, управляющему трестом, и он принимал свои меры.

В сфере внимания прожектористов были не только производственные дела, но и быт строителей: ходили они и по общежитиям, проверяли, каковы условия, есть ли места для занятий учащихся в школах рабочей молодежи. Поздравляли созданные молодые семьи.

— Мы и хорошее отмечали — и в прессе, и в своих стенгазетах! — заверяет Альберт Александрович.

Друг без друга. Татьяна

Танечка Капустина с детских лет была лидером — в пионерской организации, в комсомоле. В череповецкой школе № 3, где училась, одноклассники выбрали ее старостой. И делать любила все по-своему: врачи убеждали, мол, порок сердца, не нужны физические нагрузки — а она занималась волейболом, баскетболом, играла в теннис (даже спортивные разряды имеет), таскала вместе со всеми металлолом и макулатуру. В пединституте, куда поступила, мечтая учить детей физике и математике, тоже была на виду, вся в делах и общественных заботах. Парни за ней табуном ходили, но Татьяна была девушка строгая (хоть и хохотушка), присматривалась, выбирала.

Она отлично плавала («Могла Ягорбу четыре раза переплыть туда-обратно без остановки!») и часто ходила купаться «за мост» — в единственный уголок, где тогда было подобие пляжа в Череповце: за железнодорожным мостом через Ягорбу. Неблизко (жила она на улице Энгельса, теперь Милютина), но молодости разве помеха расстояния!

Там ее и приметил Альберт, он тоже туда нередко наведывался перед вечерней сменой. Приметил и другое: каждый день Татьяна приходила с новым парнем.

Познакомились Альберт и Татьяна — и почти сразу расстались: студентка уезжала в молодежный лагерь в Чехословакию.Тогда они еще не знали, что их жизнь друг без друга кончилась и начинается совсем другая…

«И ни письма, ни грамотки»

— Я вернулась из Чехословакии, — говорит Татьяна Михайловна, и глаза сияют, — столько знакомств, воспоминаний! В лагере были чехи, немцы, поляки, масса мероприятий, событий.

Альберта при встрече она даже не узнала, переполненная впечатлениями. («Иду с подругой, он навстречу, вот улыбается! Вижу — лицо знакомое, но кто — не помню».)

Но судьба вновь и вновь сводила их вместе — и снова готовила разлуку. Оба учились в одном корпусе: в то время пединститут, где училась Таня, и Северо-Западный политехнический, куда уже поступил Альберт, располагались на проспекте Луначарского — в старом здании с печным отоплением. И на третий раз, увидев улыбающегося молодого человека, Татьяна вспомнила! («Постепенно зарубежные впечатления улеглись, все восстановилось в памяти».)

«Ты меня подожди», — попросил Альберт, шедший сдавать экзамен.

Веселый, улыбчивый, необыкновенно обаятельный (эти качества остались в нем навсегда), тронул он сердце красавицы Татьяны. Подождала. Договорились встречаться — но вскоре Альберту пришлось уехать. Обещал вернуться 29 декабря, к Новому году.

— Я 29-го бегу к поезду — а он не приехал! И ни письма, как говорится, ни грамотки! — в глазах Татьяны Михайловны и сегодня укор, но уже со смешинкой.

А пятикурснице 9 января нужно было уезжать на долгую практику, на четыре месяца, в деревню за Мяксой («Учителей тогда не хватало, вот и посылали студентов детей учить»).

— Проверю вечером тетради — и в клуб, на танцы: что еще в деревне делать? А там кавалеры! Один другого завидней: комбайнер, тракторист…

— Про это можно и не рассказывать, — осторожно кашляет Альберт Александрович.

— А ты гордись! — смеется в ответ жена.

— Вас ведь в итоге выбрала, — подхватываю я.

— Кто кого выбрал! — приосанивается супруг.

Побоку комбайнеры — запал в сердце Танечки Альберт. И, следуя примеру своей тезки из «Евгения Онегина», написала она ему письмо. («И адреса толком не знала, только номер дома, так и написала — прямо-таки на деревню дедушке!» — смеется Татьяна Михайловна.) Но дошло письмо! И вскоре на крылечке ждал ее ответ — на четырех тетрадных страничках со всеми оправдательными документами, почему не смог выполнить обещание.

Простила. Стали переписываться. В марте, когда Татьяна приехала на каникулы в Череповец, договорились пожениться. (Внучка, услышав эту историю, осудила: «Вы всего месяц встречались — и сразу поженились!»)

— Я оставила свой паспорт, чтобы Альберт мог написать заявление в загс, — рассказывает Татьяна Михайловна. — Но на заявлении нужна и моя подпись! Так что вы думаете — он мою маму, очень правильную и честную, уговорил подписаться вместо меня. Как только сумел — до сих пор не понимаю! И вот получаю телеграмму: «Регистрация 29 апреля свадьба 1 мая срочно телеграфируй когда приедешь». Я так и села! Как к директору идти? Занятия ведь в школе!

Но решилась — куда деваться? Директор только вздохнул: «Пишите контрольные, завершайте все и уезжайте. Аттестуем».

— А он и свадебное платье мне уже заказал (портниха, у которой я шила, помнила мои размеры), представляете? — вновь изумляется расторопности жениха моя собеседница.

Дорога в несколько десятков километров растянулась на сутки: дорогу развезло, пришлось ночевать в Мяксе.

28-го они сбегали на свадьбу к друзьям, поздравили, погуляли. А 29-го апреля расписались и сами. Родилась в Череповце новая комсомольская семья.

«А я за ним в окошко»

— Чем так пленил вас Альберт? — спрашиваю Татьяну Михайловну.

Она замолкает с мягкой улыбкой, возвращаясь памятью в те далекие уже годы, и начинает рассказывать:

— В первые же дни знакомства, когда мы купались у моста, я увидела: он не нахал, с ним спокойно. Другие начинали заигрывать, Альберт вел себя достойно. При этом улыбчивый, веселый. Конфеты мне покупал — мы с ним напополам их ели. На Соборной горке часто гуляли, любимое наше место было. Как-то в оттепель я снегу начерпала в свои ботиночки-румыночки — может, помните, такие были или не застали? Так Альберт пальто снял, расстелил, чтобы я могла сесть и вытряхнуть снег. И в мелочах, и в серьезном он такой.

— А почему для вас Татьяна стала единственной? — обращаюсь к главе семейства. — Вокруг комсомольского вожака тоже было немало девушек.

— Да, — соглашается он. — Но она сразу и навсегда. Все в сторону ушло. Веселая, энергичная…

— …К его фамилии подхожу, — смеясь, подхватывает супруга, — Быстровы мы! Но ревнивый был — жуть! Моя первая любовь жил неподалеку, так чтобы рядом с его домом не пройти, обходили целый квартал по периметру! И так во всем. Ну а потом мой двоюродный брат ему сказал: «Да ты что! Мне, например, и не нужна девчонка, на которую никто не посмотрит». Ну Аленька и опомнился, успокоился.

О трудностях, которые бывают в жизни каждой семьи, Быстровы рассказывать отказались. Смотрели друг на друга влюбленными, как в юности, глазами и улыбались: все хорошо, главное — любить друг друга, помогать друг другу.

— Как-то вспылил, выпрыгнул в окошко, — вдруг вспомнила Татьяна Михайловна, — так я за ним! Кому-то, может, наплевать бы было, мол, вернется и сам, но я за ним побежала. И все у нас опять было хорошо.

Из-за денег не ссорились. Глава семьи получал 105 рублей, Татьяна после института — 84.60 (свою зарплату математик помнит до копейки), на большие покупки подкапливали. Татьяна шила, вязала. За продуктами, если что, в Питер или Москву ездили: билеты дешевыми были. Альберту как партийному работнику давали путевки в санаторий, но на одного, так он всегда жену с собой брал — и уже на месте покупал ей путевку.

— Очень важно вместе быть, — и сейчас убеждена Татьяна Михайловна. — В отпуск вместе, в праздники, на даче… Однажды (признаюсь!) я ему свинью подложила: мне выпало работать в ночь на 1 января (из школы к тому времени ушла в «Водоканал»), так я его начальству сказала: «Пусть тоже работает!», вот как.

Жили счастливо, много времени проводили вместе, несмотря на занятость (основная работа, общественная — оба были активные, хотелось много успеть). Но вскоре подумали: хватит гулять, пора детей заводить.

Врачи были категорически против: больное сердце у молодой жены, нельзя. Но Татьяна опять не послушалась. Через полтора года после свадьбы родилась дочка Лена, врачи опять за свое: «Поставьте точку, хватит вам одного ребенка».

— А я рыдаю: мужу-то сына надо. Ну так и случилось, через несколько лет родился мальчик у нас.

Десять лет назад Дмитрий трагически погиб, оставив в сердцах родителей незаживающую рану. Но, сильные духом, они не сдались и не замкнулись. Работают в своих ветеранских организациях. Поют в хоре ветеранов комсомола при Дворце культуры «Строитель». Радуются внукам. И готовятся к изумрудной свадьбе: в апреле у них 55 лет совместной жизни — две пятерки за судьбу.

Ирина Ромина

Назад к выпуску
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Все
Все новости
Новости: Вологодская область
Новости: Череповец
Новости: Вологда
Новости: Великий Устюг
Опрос

ОПРОС

← 1 / 22 →

Вы уже начали подготовку к Новому году?

11.72%
10.89%
37.13%
10.56%
9.74%
19.97%
Опрос завершен
Анонимно или
Войти
Предложите новость

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваши видео и фото.

Предложить новость
(8172) 280-003
Вологда
(8202) 57-11-11
Череповец
Цитата

ЦИТАТА

← 1 / 3 →
Олег Кувшинников
губернатор Вологодской области
Олег Кувшинников

"Сохраняем историческую память, бережно несем ее сквозь года. Произошло важное для нашей областной столицы событие. Вологде присвоено почетное звание «Город трудовой доблести». Эту инициативу жителей города, местных властей, парламентариев поддержал Президент РФ Владимир Путин на заседании оргкомитета «Победа».

Областная столица достойна этого высокого звания. Оно имеет большое значение для сохранения памяти о земляках-тружениках. В годы Великой Отечественной войны город обеспечивал фронт продовольствием и продукцией военного назначения, принимал раненых, жителей блокадного Ленинграда. Многие вологжане работали на Северной железной дороге, которая обслуживала советский фронт. Гордимся подвигом наших предков"

16 Ноября 2022
Топ-5 новостей

ТОП-5 НОВОСТЕЙ

35 Медиа
Афиша
07 декабря, среда
15:39:50
Коронавирус
Коронавирус
215685 (+35) чел
Курсы валют
USD 62.18
EUR 65.52