«Это не мы его нашли — он до нас докричался»

История. Поисковик рассказывает о своем деле

В статье «О тех, кто находит погибших солдат» («Речь» за 28 сентября) мы писали о поисковых отрядах, возвращающих имена неизвестным солдатам. Поисковик отряда «Оштинский рубеж» Игорь Зубов из Вытегры написал нам о сложностях этой работы.

«Я родился в Оште, где с 1941 по 1944 год проходил передний край обороны 272-й, а затем 368-й стрелковых дивизий, а после изгнания врага с территории района там проводилось разминирование территории. Поэтому в наших краях всегда было все в порядке с патриотическим воспитанием. Кроме того, оба моих деда прошли Великую Отечественную, о которой я их много расспрашивал. Много в Оште и в округе памятников, обелисков, солдатских захоронений, за которыми мы, школьники, ухаживали с ранних лет.

А когда в августе 1999 года мы с друзьями сами подняли своих первых бойцов, 15 солдат и двоих женщин-санинструкторов, тогда хобби — сбор трофеев-экспонатов для школьного музея — стало работой, поиском останков наших солдат.

У нас есть свой отряд, «Оштинский рубеж», в который, кроме меня, входят еще три человека. Мы работаем в районе Ошты, особо далеко не ездим. Трудимся на общественных началах, то есть снаряжение, продукты, ГСМ и все прочее приобретаем за свой счет. С 1999 года по 2015-й подняли и захоронили более 80 человек. К сожалению, имя и фамилию удалось установить только у одного бойца. Это Кочнев Павел Николаевич 1907 года рождения. Родственников его пока найти не удается.

Работа эта непростая и морально, и физически. Но если после первого выхода «на коп» ты приедешь сюда повторно — значит, ты «заразился», заболел этим. Мы выходим в леса обычно на пять дней в начале мая и на три дня в начале октября.

В мае 2007 года был случай, когда друг позвонил мне и сказал: «Мне приснился сон: я иду и несу под мышкой чью-то голову. Не знаю, к чему бы это. Давай съездим на места боев под Ошту». Мы поехали на следующий день и нашли в лесу неподалеку от дороги по белеющему во мху черепу останки советского бойца. Этот эпизод вошел в наш документальный фильм «Ошта. Чтобы помнили». Вот так сон друга оказался в буквальном смысле в руку. Если мы находим в лесу солдатские кружки, котелки, ложки, это чаще всего заканчивается находкой останков наших воинов, так как живые солдаты добровольно все эти необходимые в их суровом быту вещи не выбрасывали.

Когда мы находим останки солдата, то не считаем, что это мы его нашли. Это он до нас докричался! Почему? Да потому, что бывает так: по одному и тому же месту можно пройти девятнадцать раз и лишь на двадцатый найти солдата. Конечно, пытаешься представить, каким он был, чем увлекался до войны, но это все лишь фантазии. Об этом могут подробно рассказать лишь его родственники, опять же если они найдутся.

Ставя себя на место своих двух дедов, воевавших на Великой Отечественной, жалею о том, что живу не в ту войну, считаю, что на их месте должен был быть я — до такой степени четко и ясно иногда представляю себе минометные обстрелы, рукопашную схватку, кровь, крики, стоны..."

Подготовила Алена Сеничева