«Уполномоченный — не Бэтмен»

Источник: Речь
С какими обращениями идут люди к уполномоченному по правам человека в Вологодской области Олегу Димоним.
С какими обращениями идут люди к уполномоченному по правам человека в Вологодской области Олегу Димоним.

Об Олеге Димони в политических кругах области говорят разное. И говорят уже много лет. Главное в этих двух фразах — слово «говорят». Потому что как-то так получается, что на любом посту Олег Димони становится заметен.

18 лет он был председателем областного профсоюза работников образования, а на общественных началах руководил ассоциацией профсоюзов работников здравоохранения, образования и культуры. Кто-то считал, что он неудобный для власти лидер большого отряда бюджетников, непримиримый борец за их права. Кто-то говорил, что непримиримость — это часть имиджа, а так вполне лояльный власти человек. Около трех лет назад Олег Димони неожиданно для многих возглавил областной спорткомитет. Без шума и тут не обошлось. Профессиональным командам сократили бюджетное финансирование, что лишило, например, Череповец профессиональной футбольной команды. Спортивная и околоспортивная общественность была в ярости. А люди, не относящиеся к разряду болельщиков, радовались, что деньги пойдут не на высокие зарплаты спортсменам, а на развитие массового спорта, которому катастрофически не хватало финансирования. В конце прошлого года Олег Димони был утвержден на пост, название которого для простого человека звучит непонятно, — уполномоченный по правам человека в Вологодской области. Сроком на пять лет. Кто его уполномочил защищать наши с вами права, можно ли их вообще защитить и почему именно ему была предложена такая должность — об этом наш разговор с Олегом Анатольевичем Димони.

Олег Анатольевич, а кем вы уполномочены защищать права человека?

— Уполномочен государством в лице региональной власти. Это и губернатор, и Законодательное собрание области. В некоторых странах омбудсмены (так еще называется моя должность, означает «проводник между властью и народом») назначаются только парламентом, в ряде стран — только исполнительной властью. В Архангельской области назначение уполномоченного проходило через областной парламент без учета мнения исполнительной власти. И начались дрязги. Я считаю, что нашей областью выбран правильный путь. Губернатору предлагают кандидатуры уполномоченного общественные организации, он выбирает кого-то и вносит кандидатуру в Законодательное собрание области. А депутаты после обсуждения ее утверждают. Или не утверждают.

Ну уж, скажете, такого просто не может быть. Люди уверены, что все решено заранее...

— Нет. Вот я, например, чуть не поседел, пока меня утверждали. Пока пройдешь каждую партийную фракцию ЗСО, мало не покажется.

А от кого вы нас уполномочены защищать?

— В основном от бездушной бюрократической системы, которая есть, кстати, не только в нашей стране. Тут надо понимать, что уполномоченный — не Бэтмен, он не подменяет собой те структуры государства, которые обязаны соблюдать и защищать права граждан. А это все государственные и муниципальные структуры. К сожалению, нельзя сказать, что наши чиновники свято соблюдают права человека. Государственная машина ни в одной стране мира никогда на 100 процентов ничего не делает в пользу людей. На сколько процентов она будет работать — это уже другой вопрос. Это говорит об эффективности работы органов госвласти. Огромное количество людей получает просто отписки от государственных органов. Это ужасная система, когда человек обращается с вопросом в защиту своих прав к руководителю страны, региона, а его обращение все равно в конце концов оказывается в той структуре, на которую он и жаловался. И человек зачастую получает ответ как раз от того чиновника, который его притеснял.

Как-то странно получается: государство, региональная власть уполномочили вас защищать людей... от произвола этой самой власти. Как это может работать?

— Здесь ничего странного нет. Сложившаяся система отфутболивания людей с их бедами подрывает веру в государственную власть. Для государства это смертельно опасно. Если власти не доверяют, это может плохо кончиться и для государства, и для общества. Чтобы этого не произошло, и был еще в 1997 году принят федеральный закон об уполномоченных. В нашей области какое-то время работала соответствующая комиссия. Сейчас повсеместно идет процесс становления института уполномоченных. Это государственная должность, как раньше называли, категории А. К этой категории относятся губернатор, депутаты ЗСО, замы губернатора, руководство Счетной палаты, председатель избирательной комиссии.

И все-таки, как это работает?

— Здесь есть два принципиально важных момента. Во-первых, к уполномоченному обращаются только тогда, когда люди прошли уже все круги ада общения с чиновниками, представителями федеральных структур. Когда они обращались с жалобой либо в административном порядке и не добились никакого результата, либо когда они уже в судебном порядке отстаивали свои права и не смогли их отстоять. Только после этого они идут за защитой к уполномоченному по правам человека. Во-вторых, законом предусмотрено, что уполномоченный не имеет права пересылать обращение, поступившее к нему, в тот орган власти, который и нарушил права человека. Только в вышестоящие структуры. Например, если поступила жалоба на начальника департамента, я не имею права обращаться к его чиновникам или к нему. Я должен обращаться к заместителю губернатора или к губернатору Вологодской области, чтобы он мне помог разрешить этот вопрос.

Уже обращались к губернатору?

— А пока поводов не было. У нас служба только становится на ноги. Население некоторых районов области еще не знает, что служба существует и можно обращаться.

Мне кажется, само название должности смущает. Во-первых, это вопрос, кем вы уполномочены. Вы на него ответили. Во-вторых, у людей есть некоторое неверие в то, что у них есть права и их можно каким-то образом защитить. Либо можно, но на это надо потратить неимоверное количество усилий. У нас можно защитить свои права?

— Можно, если знать о них.

Вот вы говорите, что люди пока мало знают про вашу работу. Но какие-то результаты за полгода есть?

— За пять месяцев этого года к нам обратились 535 человек. По статистике, там, где давно есть этот институт, к уполномоченному за год обращаются до 5 тыс. человек. Из них 19 % — каждый пятый — остались удовлетворенными.

А с какими вопросами обращаются чаще всего?

— Очень много обращений по вопросам жилья: дети-сироты, граждане, которые отбывали наказание... Значительное количество обращений поступает на безобразную работу правоохранительных органов, то есть жалобы на судебную систему, на полицию, на сотрудников исправительных учреждений.

Вы проводите проверки этой части жалоб, и какое у вас складывается впечатление — люди просто априори обижены на эту систему или есть вполне резонные поводы?

— Конечно резонные. Вот приведу пример из Вологды. Обратилась к нам гражданка. Она с сыном в результате мошеннических действий руководителей одного из агентств недвижимости потеряла жилье. Обратилась в правоохранительные органы, и те долгое время отказывались возбуждать уголовное дело. Внимательно изучив все аспекты проблемы, мы решили, что этой женщине можно помочь. Обратились в областную прокуратуру. Та сделала представление о нарушении законодательства и заставила следственные органы возбудить уголовное дело.

Сколько из этих 500 людей пришли к вам как в последнюю инстанцию, а не в первую?

— Пока около половины обращений к нам — это первая инстанция. Я думаю, потом их будет меньше, когда люди поймут, что мы просто не принимаем первичные обращения. Если в какой-то деревне засорился колодец — это не дело уполномоченного. В законе четко прописано, что к нам должны обращаться люди, которые уже жаловались на действия или бездействие органов государственной, муниципальной власти, различных должностных лиц, которые, по мнению обратившихся, нарушили их права. Только эти обращения мы и рассматриваем.

Это предполагает довольно высокую юридическую грамотность населения. Но вы же знаете, что с юридической грамотностью у нас дела обстоят неважно.

— Это знаем не только мы с вами. Моя первая задача — содействие в восстановлении нарушенных прав граждан. Вторая, не менее важная, — правовое просвещение. Мы должны сделать все, чтобы на территории области как можно большее число граждан знали свои права.

Я выскажу свое личное мнение, но пока граждане будут видеть, что можно дозвониться до президента и твою проблему решат, пока можно написать в онлайн-приемную губернатора, и твою проблему решат, пока руководитель любого уровня решает проблему частного человека, беря ее под личный контроль, люди будут думать, что самое важное — дозвониться на горячую линию, а не идти и отстаивать свои права, проходя, как вы выразились, круги бюрократического ада. Можете это не комментировать.

— А я хочу это прокомментировать. Я считаю, что это совершенно неправильно. Руководитель получает обращение и решает проблему, но есть миллион проблем других людей, которые этот руководитель не услышал, а значит, не решил. В глазах населения это вот нормально, начальник молодец! Но если все будет продолжаться в том же духе, мы никогда не избавимся от постулата, который сидит в голове практически каждого россиянина: «Вот приедет барин — барин нас рассудит». Когда Олег Александрович Кувшинников стал губернатором, мне кажется, он сделал все, чтобы переломить этот стереотип. Из тех почти 13 тысяч обращений, которые поступили в правительство области за 2012 год, только единицы касались проблем, которые могли бы быть решены на уровне области, то есть правительством, самим губернатором, депутатами. В основном же это был местный, бытовой уровень жалоб. Это все должно решать местное самоуправление. О чем Олег Александрович и сказал достаточно жестко главам районов: слушайте людей, работайте с людьми. А сложившаяся система — дозвонись президенту, напиши губернатору, мэру — вбивает гвоздь в крышку правового просвещения и инициативы. Люди должны знать главный закон своей страны — Конституцию — и требовать ее соблюдения. Знать, как ее можно применить к своей жизни. Я об этом никогда не задумывался раньше, но это на самом деле большая проблема нашей области — у нас, оказывается, в отличие от больших регионов, количество правозащитных организаций очень невелико.

Быть может, это потому, что правозащитные организации в нашей стране всегда воспринимались как оппозиция власти? А с оппозицией власть всегда пытается бороться. Кстати, когда вы возглавляли профсоюзы, разве вы не были тем самым правозащитником? Вы вели достаточно активную работу и иногда даже оппонировали власти.

— Профсоюзы — это отдельная структура, которая находится в более выгодном положении, чем любые другие общественные организации. Объясню почему. Потому что существует такое понятие как трехстороннее соглашение, которое заключают работодатели, наемные работники, интересы которых представляют профсоюзы, и власть, которая и сама — работодатель, если брать бюджетную сферу. Власть как бы арбитр между наемными работниками и работодателями. Я с первого дня своей деятельности в профсоюзе ежедневно работал с властью. А правозащитные, другие общественные организации — они в таком режиме с властью не работают. Сейчас это меняется благодаря возникновению и работе Общественной палаты, общественных советов при госструктурах. Но это только первый маленький шажочек к тому гражданскому обществу, которое должно функционировать в каждой стране.

У вас есть задача, занимаясь конкретными делами, анализируя тенденции, докладывать своему вышестоящему руководству о том, что происходит в нашей области?

— Да, и это третья наша задача — способствовать совершенствованию законодательной, правовой системы в области защиты прав и свобод гражданина. Прежде всего это работа с областным правительством и Законодательным собранием области. Мы на стадии проекта отсматриваем законы области: нет ли в них нарушения прав человека. Если уполномоченный это увидит, то он имеет право выступить на очередной сессии ЗСО и доложить депутатам. Обязанность уполномоченного — публиковать ежегодный доклад о состоянии соблюдения прав и свобод гражданина на территории области, в Интернете и в печатном виде. Доклад кладется на стол губернатору и депутатам. Уполномоченный имеет право создавать отдельные специализированные доклады по разным темам. Сейчас мы ведем работу с общественными организациями инвалидов, и, может быть, уже в этом году будет подготовлен специальный доклад уполномоченного по проблемам людей с ограниченными возможностями в Вологодской области.

На федеральном уровне на Координационном совете уполномоченных вы рассказываете о том, какие нарушения прав человека существуют в нашей области?

— Конечно, мы обмениваемся информацией. Потому что по большому счету любая проблема, которая есть у нас, — это не сугубо вологодская проблема. Она характерна для всей страны. Аккумуляция проблем в масштабах страны позволяет задумываться о том, не надо ли что-то менять в системе.

Как вы думаете, почему именно вам предложили стать уполномоченным?

— Потому что это мое. Это вот мое. Скажете, громкие слова? Нет, потому что 18 лет, всю сознательную жизнь, я как раз защищал права людей — педагогов, работников здравоохранения, культуры.

Вы же были таким боевым профсоюзным лидером, зачастую неудобным власти. Устали воевать?

— Нет. На посту уполномоченного небоевых держать нельзя. На мой взгляд, губернатор принял решение по моей кандидатуре, потому что на тех, кто гнется, опираться невозможно.

То есть вы получили этот пост за ваши прошлые боевые заслуги?

— Губернатор, выступая перед СМИ после моего назначения, сказал, что Олег Анатольевич далеко не беззубый человек, он может отстоять любые вопросы, с ним не так просто работать, но это нормально. Можно на любом месте делать видимость и ничего не делать. Но люди это заметят. По-моему, всей своей жизнью я пытался доказать, что могу делать что-то полезное для людей. Не скажу, что все получалось. Но абсолютное большинство дел, за которые я брался, я доводил до ума. А тот уникальный опыт, который я получил, работая в профсоюзах, и опыт двух с половиной лет работы в правительстве области помогает мне решать многие вопросы, в том числе и в судьбе человека, который обратился ко мне как к уполномоченному. Я знаю, как это делать.

СПРАВКА

26 сентября с 10.00 до 17.00 по адресу: ул. Сталеваров, д. 45, 2-й этаж, кабинет № 1, прием граждан проводит Димони Олег Анатольевич, уполномоченный по правам человека в Вологодской области.

Предварительная запись по телефону 57-06-45.

Елена Бегляк

Популярное

Назад к выпуску

Лента новостей

Все
Все новости
Новости: Вологодская область
Новости: Череповец
Новости: Вологда

ОПРОС

← 1 / 5 →

Пионерия - это... (продолжите фразу)

23.94%
22.54%
10.80%
9.86%
11.74%
11.74%
6.57%
2.82%
Опрос завершен
Анонимно или
Войти

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваши видео и фото.

Предложить новость
(8172) 280-003
Вологда
(8202) 57-11-11
Череповец

ЦИТАТА

← 1 / 3 →
Александр Казначеев
председатель совета ветеранов УМВД по Череповцу

"Как сейчас помню, насколько волнительным и ответственным событием было для нас, вчерашних октябрят, вступление в ряды пионеров.

Наверное, сложно назвать патриотизмом то чувство, которое мы испытывали, да и дети ведь были — третий класс всего. Но чувство гордости переполняло!

Первые галстуки у нас были очень красивые — красные, шелковые. Поначалу мы целыми днями их не снимали, после уроков прямо в галстуках бежали играть во двор. Галстуками мы вообще очень дорожили".

19 Мая 2022

ТОП-5 НОВОСТЕЙ

23 мая, понедельник
02:04:54
Коронавирус
190667 (+50) чел
USD 58.89
EUR 60.90
Погода
+3 (-1)