Бывших гаишников отправят в колонию

По два года и шесть месяцев в колонии-поселении — такой приговор вчера вынес районный суд в отношении экс-инспекторов ГИБДД Валерия Окомина и Андрея Кругленкова. Суд установил, что, будучи на службе, они отпустили пьяного водителя фуры, и он врезался в автобус Карельская Мушня — Череповец. Родственники погибших не согласны с приговором и заявляют: он мог быть строже.

— Погибли девять человек... Девять человек! — после окончания слушаний пенсионерка Нина Смирнова не может прийти в себя. — А сколько еще потерпевших? Я считаю, что им дали мало. Так нельзя. Как же мы будем теперь ездить? Это для нас дорога жизни. Почему они ничего не сделали? Кто мне вернет сестру?.. Нет жены, нет бабушки, нет матери. Кто ее вернет? Как мой зять будет жить без нее? Прошло 11 месяцев, а он и сейчас места себе не находит. Моя сестра работала в нейрохирургии, помогала людям, возвращала их к жизни. Может быть, помогала даже родственникам этих людей. И что?..

Илья Чистяков, потерявший в ДТП двух близких родственников, удивился развитию событий еще тогда, когда прокурор потребовала отправить подсудимых в колонию-поселение на четыре года.

— Колония-поселение — это деревня. Они будут колоть дрова и таскать воду из колодца. Это не заключение, — переживает молодой человек. — Я считаю, что они не понесли никакой ответственности. Погибло слишком много людей. Их вина полностью доказана, хотя они ее не признают. Но если они не виноваты, они должны быть кровно заинтересованы в том, чтобы найти виновных, а они отказывались давать показания. Получается, их уволили с работы по чьей-то вине, против них возбудили дело. Как будет действовать нормальный человек? Он приложит все усилия, чтобы найти виновных, и уж никак не будет отказываться давать показания. Это должностные лица, и они наверняка получили какую-то сумму денег, потому что просто так у нас никто никого не отпускает. А теперь их спокойненько выпустят условно-досрочно после трети срока. А потом они что, снова станут сотрудниками ДПС? Так что нужно сделать, чтобы дали семь лет максимального срока за халатность? Зачем этот порог?

Подсудимые — Валерий Окомин, работавший в ГИБДД с 1998 года, и Андрей Кругленков, служивший с 2009 года, — приговор выслушали с каменными лицами, а после ухода судьи так и остались стоять.

— Распишитесь здесь — эта фраза вывела их из ступора.

Бывшие инспекторы также на два года лишены права занимать должности в госорганах и обязаны компенсировать порядка 200 тыс. рублей ущерба родственникам погибших и пострадавшим. Изначально последние заявили об общей сумме примерно в 15 млн рублей, но некоторые отказались от исков в процессе заседаний, а иски других суд удовлетворил частично. Суд учел, что у Валерия Окомина на свободе останется 11-летний ребенок, а у Андрея Кругленкова — 4-летний. Тем не менее все потерпевшие требовали максимально строгого наказания, и для статьи «Халатность» приговор, если обратиться к судебной практике, оказался достаточно жестким. Чаще суды дают по этой статье условные сроки.

Будут ли стороны обвинения и защиты обжаловать приговор, пока неизвестно. Осужденных после заседания вывели через черный ход. К месту отбывания наказания, которое определят позже, они обязаны добираться самостоятельно.

Андрей Ненастьев