Реформаторы вновь взялись за школу

Будут ли уроки в государственных школах платными?

На этой неделе Государственная дума в третьем чтении одобрила закон, реформирующий бюджетные учреждения, в том числе образовательные. Некоторые государственные школы получат право совершенно законно проводить платные уроки. По новому закону, как пишет «Российская газета», все учреждения поделят на три группы: казенные, бюджетные и автономные. В чем разница? С казенными более-менее понятно: для них четко пропишут все статьи затрат, вплоть до сумм коммунальных услуг, транспортных расходов и покупки канцтоваров. Деньги для них будут перечисляться через казначейства. Скорее всего, такой статус получат детские дома, спецшколы, школы при колониях, малокомплектные школы. Бюджетным организациям деньги станут выделять с разбивкой по расходам — в виде субсидий (через казначейство). Здесь свободы больше: директор школы или ректор вуза сам решит, сколько потратить на ремонт, а сколько на организацию праздника. Бюджетные школы предложат платные услуги: кружки, дополнительные занятия. Статус автономных смогут приобрести самые сильные, конкурентоспособные — они получат наибольшую финансовую свободу. Им разрешат оказывать платные услуги, привлекать инвестиции, заплатить учителю 10 окладов, если его ученики, к примеру, победители многочисленных олимпиад. Нужна ли такая реформа нашим школам? Свое мнение высказывают...

Виктор ПРИХОДСКИЙ, доцент кафедры экономики ЧГУ:

— Да, конечно, нужна. Можно сколько угодно критиковать предлагаемые реформы, ругать, спорить, не принимать их, но, с моей точки зрения, важно хоть что-то делать. Нужна политическая воля, нужны решения, нужны конкретные действия, а не слова. А иначе как мы увидим результат — чисто теоретически? Реформа нужна хотя бы для того, чтобы не было таких фильмов как «Школа», который демонстрируют по Первому каналу. Чем, скажите, мы рискуем? Школа в настоящее время представляет собой некое жестко регламентированное учреждение, где директора боятся любого телодвижения. Я даже не говорю о финансовой свободе. С моей точки зрения, как преподавателя бизнеса, школа должна меняться. Еще лет десять назад мы говорили, что школа должна быть своеобразным бизнес-инкубатором, где рождаются свежие идеи, технологии, где подросток получает представление о том, где и как можно заработать. И что? Дело с мертвой точки до сих пор не сдвинулось. Да, есть закон, позволяющий молодым людям самостоятельно заниматься бизнесом с 14 лет. Но это всего лишь положение. Школа должна развивать личность. Я вообще считаю, что нужно действовать по-наполеоновски: главное — ввязаться, а там видно будет. Почему я так говорю? Да потому, что в вузе я сталкиваюсь с ситуацией, когда большинство вчерашних школьников сегодня уже совершенно безынициативны, с убитым творческим потенциалом. Потому что в школе любое проявление инициативы рождает панику, страх плетки в виде государственных органов управления образования. В результате молодежь не готова к жизни, к ее современным условиям. Какой у нас измеритель эффективности существующей системы среднего образования? Поступление в вуз? Так сегодня и троечник в институт поступит. Тогда нужно действовать. Пусть будут разные школы, разные мнения, разные подходы в системе образования.

Леонид ОСИПОВ, директор проф-училища № 27, председатель совета директоров начального профессионального образования Череповца:

— Скорее нужна. Я не могу подробно комментировать предлагаемые реформой инициативы, поскольку этот опыт еще не внедрен. Насколько мне известно, в качестве эксперимента три учебных заведения начального профессионального образования области пробуют работать в статусе автономных. Опять же насколько я в курсе, бесплатно будет предоставляться определенный стандарт: такие обязательные дисциплины, как математика, физика, астрономия, химия, биология, история и т. д. Мы — не школа, мы начальное профессиональное образование. Однако реформа затрагивает и нашу систему. Что я хочу сказать: школе, училищу, вузу нужны мужчины-преподаватели. Вот здесь реформа нужна определенно. Я ничего не имею против женщин-преподавателей, более того, уважаю их труд, но детей должны учить мужчины, причем лучше, если их будет большинство. Допустим, мы готовим рабочих для предприятий, естественно, специальные предметы лучше вести мужчинам, а они в преподаватели не идут. Почему? Крайне низкая зарплата. А мужчина прежде всего кормилец в семье. Что касается платных услуг, то, на мой взгляд, это очень серьезный вопрос. Да, определенный стандартный объем учащемуся дадут бесплатно. Но все остальное — а это будут кружки, секции, дополнительные предметы, направленные на развитие профессиональных навыков, личностных качеств, — окажется недоступным для многих семей. Скажите, много ли в Череповце наберется семей, готовых платить за образование в школе, училище, вузе без ущерба для семейного бюджета? Значит, многие окажутся не в равных условиях. А ведь помимо вопроса зарабатывания «прибыли» (денег для развития самого образовательного учреждения) мы должны решать социальные задачи.

Ирина ДУБРОВСКАЯ, директор начальной общеобразовательной школы № 39:

— Преобразования нужны. Но мне трудно судить, чем обернется реформа для школы. Под какой статус мы попадем? С казенными школами все понятно, автономным учреждением мы также вряд ли будем. Ну кто захочет вкладывать в начальную школу? Следовательно, мы попадем в разряд бюджетных. Насколько я понимаю, в этом случае нам нужно будет зарабатывать «прибыль» для развития учреждения. А заработать мы ее можем, только предоставляя платные услуги. Значит, рассчитываться за реформу придется родителям? Что касается нынешнего материально-технического обеспечения школы. Нашей школе 15 лет, в таком же «возрасте» наши парты, компьютеры. Я уже не говорю о заработной плате учителя, которая в среднем составляет 10 — 11 тысяч рублей.

Ирина ВИКУЛОВА, руководитель психологической службы НП «МСПДМ «Восхождение»:

— Не с того мы начинаем реформу. Мне кажется, деление школ на бюджетные и автономные приведет к расслоению общества. Далеко не каждый родитель сможет потянуть платные услуги. Значит, талантливый, но бедный ребенок будет обречен на бюджетное образование. Я считаю, далеко не все учитывает реформа, она забывает о главном — содержании. У нынешних детей нередко проявляется неприятие школы, социальная беспомощность, они живут желаниями родителей. Мне непонятно, во имя чего мы разрушили выстроенную систему социальных педагогов, школьных психологов. Непонятно, зачем «набивать» в классы по 30 учеников. Ради подушевого финансирования? Почему такие нищенские зарплаты платят учителям? Реформа имеет только финансовую подоплеку, вот что печально.

Татьяна Ковачева