Мошенники из зоны

Источник: Голос
Находясь в заключении, преступники звонят людям и выманивают деньги. «Голос Череповца» разбирался, как такое возможно и что из себя представляет этот "бизнес"

37-летний Игорь Романов (здесь и далее имена и фамилии фигурантов дела изменены), отбывающий наказание в исправительной колонии в Новосибирской области, захотел подзаработать. В зоне это можно сделать многими способами, но мужчина решил заняться телефонным мошенничеством. Поздним вечером, наугад набирая номера телефонов, он дозвонился до пожилого жителя Череповецкого района Андрея Сидорова. Выдавая себя за его сына, заключенный сообщил, что в драке убил человека, задержан сотрудниками полиции и для решения вопроса об освобождении его от уголовной ответственности нужно заплатить 80 000 рублей. Затем Романов снова набрал этот же номер и, представившись уже сотрудником полиции, убедил Сидорова в необходимости оплаты. Ночью к последнему приехал мужчина, который «работал» совместно с Романовым, и забрал запрошенную сумму. Вскоре Сидоров узнал, что с сыном все в порядке.

Нашли и наказали. Еще через несколько дней Романов все тем же методом случайного набора номеров дозвонился до жительницы Череповецкого района и рассказал ей ту же историю. Женщина согласилась передать деньги и направилась в отделение банка, чтобы снять необходимую сумму со счета. Однако там ее убедили, что звонит мошенник, а не ее сын. Женщина не стала переводить деньги.

Потерпевшие обратились в полицию, и вскоре оперативники вышли на след подозреваемого. На прошлой неделе Романов предстал перед судом, где признал свою вину. Череповецким районным судом его действия были квалифицированы как мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а также как покушение на это преступление. Романов получил два года и три месяца лишения свободы. Также судом присоединено наказание, не отбытое осужденным по предыдущему приговору. Итог — четыре года заключения в исправительной колонии строгого режима.

Фото из интернета.
Фото из интернета.

«Демоны Эмили Роуз». Вообще, осужденным, отбывающим наказание в колонии, запрещается приобретать, хранить, использовать и получать в посылках, передачах, бандеролях средства мобильной связи. Собственно говоря, главная причина такого запрета — само нахождение в изоляции, предусматривающее ограничение прав и свобод. К тому же это (теоретически) должно лишить заключенных возможности совершать преступления. Если человек нарушает этот запрет, то его, например, могут поместить в штрафное помещение, ограничить количество посылок, передач, бандеролей и свиданий в перспективе, перевести на более строгий режим содержания.

Тем не менее телефоны в зоны проникают. Например, их перебрасывают через ограждения. Так, в частности, при попытке незаконной доставки груза в одну из зон Рыбинска были задержаны двое молодых людей. Они пытались перебросить пять свертков, в которых были обнаружены сотовые телефоны (21 штука) и аксессуары к ним, 22 сим-карты и 30 одноразовых шприцев. Применяются и весьма экзотические способы доставки. Например, в прошлом году в Вологодской области использовался квадрокоптер — пакет с телефонами ночью упал на охраняемой территории колонии. А в другой раз телефоны были примотаны к стреле арбалета. В обоих случаях организаторов доставки нашли и наказали. Нашли и владельца квадрокоптера. Технику конфисковали, а самого мужчину оштрафовали по статье 19.12 КоАП РФ «Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы или изоляторах временного содержания».

Прячут средства связи и в передачи. Один из телефонов вообще был обнаружен сотрудниками колонии в куске сала. По некоторым данным, в России перехватывается примерно 60% мобильных телефонов, которые пытаются передать заключенным, а если говорить в цифрах, то около 30 000 штук.

Фото из интернета.
Фото из интернета.

Также в СИЗО и зонах администрация устанавливает глушилки сотовой связи, которые делают ее невозможной или весьма нестабильной по качеству. Вот как их работу описывает один из заключенных (самое забавное, что он это делает с помощью телефона в своем блоге, который ведет в мессенджере): «Две недели с … пойми какой связью. Никакущий сигнал, поэтому нам приходится по очереди лазить под потолок, высовываться чуть не на запретку, чтобы поучаствовать в кастинге на ремейк „Шесть демонов Эмили Роуз“, поймать хотя бы 1 — 2 „палки“ на антенне. Такое себе удовольствие. Какие именно заглушки стоят, я не знаю». Так что, как видим, от глушилок есть определенный прок.

Бизнес «але-мале». Конечно, люди пользуются запрещенным телефоном в зоне не только для криминала, а чтобы позвонить родным, почитать новости и так далее. Тем не менее, несмотря на все принимаемые меры, в криминальном бизнесе, получившем в определенных кругах название «але-мале», задействованы сотни и тысячи людей. Причем как на зонах, так и на воле. Попробуем заглянуть за кулисы. Схем обмана может быть много, но наиболее распространены три:

1) «С вашего счета мошенники снимают деньги»,

2) «Задержан ваш родственник, но все решаемо за взятку»,

3) «Хочу купить товар, выставленный на сайте бесплатных объявлений».

Описывать подробно, что говорят мошенники в каждом из этих случаев, нет смысла, так как про это всем известно. В теории телефонным мошенничеством может заниматься один человек, но на практике такое редко случается. Большей частью действуют организованные преступные группы. Распределение ролей может быть таким:

* Организатор.

Он занимается подбором кадров, обеспечением условий труда и так далее. Также он приобретает телефоны работникам, а это удовольствие не из дешевых. Цены в местах лишения свободы на запрещенные предметы формируются весьма своеобразно. Чем сложнее передать вещь, тем она дороже. Также цена может зависеть от статуса заключенного. Стоимость обычного кнопочного телефона, который можно купить в магазине за 1 000 рублей, может доходить до 10 000 рублей. Добавим, что практически всегда организатор получает большую часть заработанного.

* «Сотрудники» в колонии.

Обычно для «развода» выбирают людей с хорошо развитыми навыками общения и психологическим чутьем. Им выплачивают небольшой процент от заработанного или снабжают едой, напитками, обеспечивают послабления и так далее. Злоумышленники подходят к делу профессионально. Они копируют сотрудников банков, говорят с их интонацией, применяют стандартные банковские фразы. Чаще всего идет «холодный обзвон» по набранным наугад номерам. Обычно удается обмануть одного человека из ста, но это того стоит, так как прибыль может составить десятки, а то и сотни тысяч рублей.

Бывает, что им выдаются нелегально купленные в интернете клиентские базы. К таким мошенникам уровень доверия выше: они знают, клиентом какого банка является абонент, и могут обращаться к нему по имени-отчеству. Зачастую номер подменяют так, чтобы он был похож на банковский.

* «Сотрудники» на воле.

Они необходимы для покупки телефонов и сим-карт, доставки товара зону. Также они нужны, если пострадавший отдает деньги наличными посреднику.

* «Беру вину на себя».

Если правоохранительные органы выходят на группу, то вину берет на себя один человек. Иногда это вовсе не тот, кто был в ней задействован. Ему или платят, или предлагают разные зоновские привилегии. Такой расклад очень выгоден. Преступление одиночки-мошенника квалифицируется по более мягкой статье — до двух лет лишения свободы. В составе преступной группы — до десяти лет лишения свободы.

Клим Снегов,

golos@35media.ru

К сведению

Непотопляемые

Мошенничества, совершенные из зоны, раскрываются довольно редко. Выяснение сведений об абоненте, на которого зарегистрирован номер, обычно не приводит к цели. Практически все сим-карты оформлены на «левые» физические и юридические лица. Так что фактического пользователя установить по этим данным нереально. Биллинг по вышке, конечно, дает определенный результат, так что конкретную колонию можно узнать. Но дело в том, что в ней сидит несколько тысяч осужденных. Как тут выйти на след конкретного подозреваемого? Нет смысла и в поиске владельца карточки, на которую переводятся деньги. Существует черный рынок карт, которые их владельцы продают всем желающим. Они стоят недорого, и покончить с этим видом бизнеса не удается.

Назад к выпуску
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Все
Все новости
Новости: Вологодская область
Новости: Череповец
Новости: Вологда
Новости: Великий Устюг
Опрос

ОПРОС

← 1 / 19 →

Что для вас осень?

10.80%
7.72%
26.85%
10.49%
13.27%
5.25%
17.59%
8.02%
Опрос завершен
Анонимно или
Войти
Предложите новость

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваши видео и фото.

Предложить новость
(8172) 280-003
Вологда
(8202) 57-11-11
Череповец
Цитата

ЦИТАТА

← 1 / 3 →
Лариса Каманина
заместитель губернатора Вологодской области
Лариса Каманина

"Вологодская область получит около 80 миллионов рублей на помощь жителям региона в форме социального контракта.

Председатель Правительства Михаил Мишустин подписал соответствующее постановление.

Вологодчина реализует данную практику уже на протяжении девяти лет.

За весь период реализации проекта в регионе заключено более 29 тысяч социальных контрактов, с начала этого года – 1354.

Социальный контракт – это специальный договор, который заключается между органами соцзащиты и малоимущей семьёй (или малоимущим гражданином). Благодаря соцконтракту можно пройти переобучение и повысить квалификацию, чтобы затем найти новую работу, открыть своё дело, получить средства на развитие личного подсобного хозяйства. Но в отличие от выплаты пособий здесь действует принципиально другой механизм - не просто дать нуждающимся денег, а помочь преодолеть сложную жизненную ситуацию.

Правительством России с 1 июля увеличены размеры социального пособия, выдаваемого на основании социального контракта.

До 350 тысяч рублей могут получить вологжане на развитие предпринимательской деятельности и до 200 тысяч - на ведение личного подсобного хозяйства".

19 Сентября 2022
Топ-5 новостей

ТОП-5 НОВОСТЕЙ

ПСО «Ты не один»

35 Медиа
смотреть
26 сентября, понедельник
18:31:13
Коронавирус
Коронавирус
207948 (+461) чел
Курсы валют
USD 58.10
EUR 56.48