Методика ДИСКо в арсенале вербовщиков

Журналист «Голоса...» узнал, как психологическая атака и обработка заставляют женщин стать смертницами или обслуживать террористов.

Стереотип о том, что вербовка — это что-то из шпионских или военных фильмов, давно устарел. Происходящие в реальном времени события свидетельствуют: попасть под психологическое давление и стать жертвой вербовки может практически каждый. И начаться это может с вполне безобидной интернет-переписки. Из примеров, что на слуху: москвичка Варвара Караулова, предположительно завербованная ИГ (запрещенная в РФ террористическая организация «Исламское государство»); в Германии почти целый класс уехал воевать на стороне ИГ; во Франции группа студенток добровольно отправилась на Ближний Восток, чтобы работать на террористов. Каким образом вербовщики полностью подчиняют своим целям тысячи людей по всему миру? Об этом мы поговорили с врачом-психиатром, руководителем проекта «Защита», реализуемого при поддержке правительства Вологодской области, Юрием Афанасьевым.

Юрий Валентинович, по вашему мнению, для каких целей идет вербовка людей и какую роль в этом процессе играет Интернет?

В современном обществе особенно важно при ведении войны не только занять территорию, но и победить в борьбе за то, что происходит в головах людей. Одна из важных составляющих успеха при ведении военных действий — грамотно выстроенная информационная политика. И если мы говорим о запрещенной в России террористической группировке «Исламское государство» (ИГ), то там ведению информационной войны уделяется огромное внимание. К работе подключены профессиональные пиарщики и клипмейкеры. Появились качественные видеоролики, сделанные с учетом всех особенностей аудитории, на которую они рассчитаны. Что для них характерно? Искажение терминов, когда террорист становится якобы свободным борцом за идеи национальной самобытности; романтизация террориста как героя; эффектные и визуально выигрышные картинки и т. д. Последние исследования говорят о том, что в 80 % случаев вербовка в террористические организации идет через Интернет. Именно в Сети создаются целевые группы, специальные ресурсы, куда завлекаются люди. А после проверки тех, кто в эти группы или сообщества вступил, происходит отбор и начинается индивидуальная работа с каждым.

Насколько актуальна эта проблема для нашего города, региона, страны?

Для северных территорий ситуация, возможно, пока не так актуальна, как, к примеру, для юга России. Чечня, Ингушетия, Дагестан — только за последнее время около двух тысяч подростков из этих регионов ушли воевать за ИГ. Все они были завербованы через Всемирную паутину. Нужно помнить, что Интернет не имеет границ и национальностей. Террористы действуют на территории всего мира. Так, больше сотни француженок были завербованы в «Исламское государство», где либо становились смертницами, либо обслуживали боевиков во всем — начиная от приготовления еды и заканчивая удовлетворением сексуальных потребностей.

Кто именно вербует людей? Что представляют собой эти специалисты?

Ошибочно считать, что вербовкой занимается бородатый выходец с Ближнего Востока, который сидит в пустыне. Сегодня вербовщики — это профессионалы высочайшего класса, люди славянской внешности, имеющие отличное образование. Они первостатейные психологи и точно знают, как заставить человека действовать так, как нужно заказчику. Чаще всего вербовщики не имеют отношения к ИГ, не разделяют взглядов террористов, они просто за деньги выполняют свою работу. И случай с той же Варварой Карауловой, студенткой престижного московского вуза, которая была обработана настолько, что отправилась в Сирию, показывает, как легко профессионалам добиться поставленной цели. Впрочем, есть и другая сторона медали. Немало людей из тех, кто был когда-то завербован и прошел военные действия на Ближнем Востоке, стали вербовщиками. И сейчас, смешавшись с многотысячной толпой беженцев, эти люди наводняют страны Евросоюза — идеологически обработанные, связанные с террористами кровью, они будут искать новых жертв среди коренного населения Европы.

И все же лично мне с трудом представляется, что может заставить женщину бросить все и отправиться непонятно куда, чтобы воевать...

Разрабатываются целые научные методики вербовки. Это системная, налаженная работа профессионалов высочайшего уровня. Приведу пример одной методики воздействия — ДИСКо; она получила название по первым буквам основных «крючков», на которые можно зацепить человека: деньги, идеология, секс, компромат. Вербовщик в первую очередь ищет ключи к конкретному человеку, определяет его слабые места. Огромную помощь в этом, кстати, оказывает информация со страницы пользователя в социальной сети. Далее ситуация развивается в несколько основных этапов. Сначала вербовщик знакомится с потенциальной жертвой, завязываются дружеские отношения. Разговор постепенно начинает крутиться вокруг страхов или тех самых болевых точек, о которых мы говорили. Причем вербовщик агрессивно и навязчиво предлагает свою помощь, идут бесконечные сообщения и звонки. Человек постоянно находится под прессом, давлением и в конце концов соглашается, чтобы ему оказали помощь. Далее собеседник настаивает на том, чтобы в обмен на помощь человек также оказал ему услугу. Причем первое задание может быть бессмысленным — что-то передать, куда-то сходить. После его выполнения человека благодарят, тем самым формируя психологическую привязанность. Также побуждающим мотивом к действиям могут служить и деньги, и «развод» на отношения. В результате вербовщик начинает манипулировать эмоциями человека, который пребывает в состоянии качелей — внутреннего раздрая. Именно в таком состоянии его и можно выдернуть из привычной среды, он уже готов ехать, отстаивать интересы людей, которые так ему помогли. Если не срабатывает психологическое давление, возможны и другие методы воздействия, вплоть до реальных угроз в адрес близких.

С подростками работа строится таким же образом?

Опытному психологу работать с подростками легче. Можно сыграть на слабостях и особенностях этой возрастной группы: внешний авторитет, стремление к самоутверждению, юношеский максимализм, амбиции. Обычно вербовка подростков строится на принципе группирования, начиная с поиска общих интересов. А далее уже знакомый нам принцип: найти слабости, вбить человеку в голову, что у него сложная проблема, сделать зависимым. А потом эту зависимость использовать как команду к активным, в том числе боевым, действиям. Причем в последнее время вербуют не только одиночек, но и целую группу, через одного несовершеннолетнего, который транслирует идеи вербовщика своему окружению. Подтверждением этому служит пример, когда в Германии почти целый класс отправился воевать на стороне запрещенного в России ИГ.

Можно ли противостоять вербовке и как понять, что ты можешь стать жертвой?

Если мы говорим о взрослом человеке, то его должно насторожить, когда новый знакомый проявляет излишнюю настойчивость, пытается оказать на вас влияние, давление, воздействие. Если чувствуете нечто подобное, сразу прекращайте всякое общение с этим человеком, заблокируйте его аккаунт в Интернете. В ситуации с несовершеннолетними контроль должны осуществлять родители. Будьте внимательны к поведению вашего ребенка, просматривайте его страницы в соцсети. Об опасности могут просигнализировать демотиваторы или записи на религиозную тематику. Кроме того, оценивайте и психологическое состояние ребенка. Если он подавлен или стал замкнут, пытайтесь выяснить причину, вызвавшую такую реакцию.

Марина Алексеева