Страшно быть отвергнутым и одиноким, потерять близких, подвергнуться преследованию, насилию, унижению

Школьники рассказали юному спецкору «Голоса Череповца» об опасных, а порой и трагических ситуациях в своей жизни.

Были ли в твоей жизни ситуации, когда тебе угрожала опасность? Например, незнакомец пытался куда-либо увести, кто-то ворвался в квартиру, где ты находился. А может, ты стал жертвой сексуального насилия или жертвой одноклассников, упражнявшихся в травле? В безопасности ли ты дома, в школе? Какие страхи тебя преследуют? Знают ли о твоих страхах учителя, родители? Эти и многие другие вопросы задавала своим сверстникам Екатерина Печёнова, ученица выпускного класса лицея «АМТЭК». Катя пробует свои силы в журналистике, поэтому получила ответственное задание на анонимной основе пообщаться с девушками и юношами, чтобы подготовить статью для нашей темы дня «Как уберечь детей». И разговор получился очень откровенным. Из 10 юношей и девушек (самому младшему респонденту 14 лет, самому старшему — 18) практически каждому было о чем поведать Екатерине.

Свои вопросы я составила так, что получилось три блока. Это истории из жизни (вопросы об опасных ситуациях, с которыми сталкивались); рассказ об опасениях (вопросы о страхах, чувствуешь ли себя в школе в безопасности) и отношениях (были ли родители в курсе опасных ситуаций, в которых ты находился, почему боишься о каких-то проблемах говорить родителям?). Думаю, что взрослым, которые рассуждают на тему безопасности детей, которые ищут опасность во внешней среде, нужно обязательно прочитать ответы и задуматься о своих отношениях с детьми.

Екатерина Печёнова
Екатерина Печёнова

Истории из жизни

Кто-то считает, что ничего страшного, достойного быть рассказанным у него не происходило. Один юноша ответил так: «Были опасные ситуации, и не одна. Не знаю, надо ли рассказывать, но да».

В памяти остался только один недавний случай, когда мы с родителями ехали на машине и чуть не попали под трамвай, но, надавив на газ, нас пронесло, — поделилась девушка.

Таких ситуаций было много, — делится другая. — Например, у нас во дворе раньше была земляная насыпь, позади которой был вырыт котлован. Из кучи торчала арматура. Мне посчастливилось дважды свалиться и, зацепившись одеждой за арматуру, вылезти обратно. Потом в роще у дома мы с друзьями нашли колодец, где пахло гнилью, и если потыкать в дно палкой, можно было нащупать странную штуку на дне, причём выделялся газ. Неестественно накиданные ветки тоже дополняли пугающую картину, но мы не стали вызывать полицию. Остальные истории считаю мелочным.

На «заброшке» на меня почти упала шпала с потолка. А ещё в марте я провалился под лед, но выбрался, — о таких приключениях рассказал молодой человек.

Опасных ситуаций не было, если не считать, когда я упал со скутера и сломал позвоночник, — рассказывает другой.

И совсем жутко от такой исповеди: Их было много, но расскажу одну из них. Когда я жила с мамой, у неё был сожитель. Он никогда не пил, был за ЗОЖ. Однажды он пришёл пьяный, если память не изменяет, после корпоратива. Он угрожал зарезать. Был момент, когда он подставил нож возле моей шеи, благо, мама его успокоила, — это рассказ 16-летней девушки.

О сексуальном насилии рассказала 18-летняя девушка: Самое печальное, что это вышло с самым близким человеком.

Четверо моих собеседников признали, что не всегда чувствуют себя в безопасности дома, так как были факты домашнего насилия: «Это было тогда, когда я жила с мамой и её сожителем», «Насилие присутствовало. Об этом тяжело говорить», «Присутствовало, но теперь его уже нет».

Школьные проблемы

О травле в школе со стороны одноклассников и даже учителей мои собеседники рассказали так.

В двух школах на протяжении пяти лет. В первой школе, скорее всего, из-за того, что я была наивна и первое время мной больше пользовались, а когда это прекратилось, я перестала вызывать интерес у одноклассников и стала своеобразным козлом отпущения, на которого могли все скинуть вину и выплеснуть эмоции. Во второй школе травлю поддерживала учительница, она презирала меня.

Травля была. С 1-го и по 7-й класс включительно. К тому же, это случалось и в интернете.

Да, на протяжении восьми лет.

Была. До 6-го класса, пока я не перевёлся в другой класс. Там было всё: и обзывания, и ногами пинали…

Травля была со 2-го по 6-й класс. В младших классах я была очень тихой и задеть меня было легко. Самая жесть произошла тогда, когда моя одноклассница увидела мои порезы, на тот момент я занималась селфхармом (самоповреждением — прим. редакции). Но почве этого она придумала историю, что я угрожала ей тем, что специально нанесу себе травмы. Так она и рассказала классному руководителю. Меня из-за этого даже считали ненормальной.

«Боюсь быть отвергнутым»

Страх быть отвергнутым и одиноким, потерять близких, подвергнуться преследованию, насилию, унижению — о страхах говорили практически все мои респонденты.

Отдельный вопрос был о том, чувствуете ли вы себя в безопасности в учебном заведении? Большинство все же ответили, что в школе они в безопасности. Но были и такие ответы:

Не совсем. Чувство, будто меня в любой момент могут унизить, ударить. 

Из-за сложившейся ситуации с участившимися случаями терактов в школе — нет. 

Последнее время бывает чувство тревожности. Все из-за парня с страйкбольным ружьем, который недавно бегал по Москве.

«Родителям знать не обязательно»

Казалось бы, логично, если бы обо всем, что произошло с ребенком, должны знать прежде всего родители. Однако дети не торопятся делиться с мамами и папами.

Родители почти всегда оставались не осведомлены, если с�� мной что-то случилось. Вся информация оставалась только между друзьями. 

Большинство осталось в кругу друзей. 

Всё, что происходило, я рассказываю лишь своим близким друзьям.

Почему так происходит? Такие объяснения я получила в ответ на мой вопрос:

Чаще всего я не сообщаю родителям, чтобы избежать лишних вопросов. Но и друзьям тоже предпочитаю не рассказывать.

Боюсь делиться с папой, так как боюсь что меня будут ругать и осудят, с мамой делюсь почти всем.

Меня обвинят в этих проблемах и слушать не станут.

Не хочу им рассказывать, ибо их мнение скорее всего будет отличаться от моего.

Не хочу их в это втягивать, чтобы потом им стыдно за меня не было.

Не могу объяснить, просто не хочу им рассказывать, ибо их мнение скорее всего будет отличаться от моего.

Потому что чаще всего меня не понимают и ругают за это, либо и вовсе все выворачивают так, что виноватой во всем оказываюсь я.

Екатерина Печёнова (газета «Голос Череповца»)

Материалы по теме:

В безопасности ли наши дети? Социальный эксперимент дал отрицательный ответ