Пережил блокаду и преодолел путь до Берлина: Виктор Полевиков поделился историей своего боевого пути

На груди — ордена, а на лице — улыбка. 96-летний ветеран Великой Отечественной войны Виктор Полевиков поделился историей своего боевого пути. Он пережил блокаду и преодолел долгий путь до Берлина.

Все медали и ордена на пиджаке пересчитать сложно. Но о них за всю беседу ветеран не упомянул ни разу. Виктор Михайлович вообще не слишком любит говорить о себе. Родился в Мяксе — небольшом селе под Череповцом. Уехал учиться в Ленинград. И через год жизнь пятнадцатилетнего мальчишки сломала война. В общежитие попала бомба. Ютиться пришлось в бараках. Кольцо сомкнулось. Началась блокада.

Виктор Полевиков, ветеран ВОВ: «Я выменял на кусок хлеба две плитки клея. И из плиток делали кисель. Разводили и ели. Ну и значит из одной плитки сделал кисель. В общем, клей жидкий. Попробовал. А такая горечь, какой бы голод ни был».

Есть хотелось постоянно, но продуктов не было. Не было ни электричества, ни воды, ни отопления. Те, кто не выдерживал голода и антисанитарии, умирали. Трупы Виктор Михайлович  с товарищами по ремесленному училищу складывали в соседнюю комнату. Спустя год началась эвакуация по дороге жизни через Ладожское озеро.

«Целый месяц ехали мы. На Кавказ нас везли. В Минеральные воды. Привезли туда — там уже тепло… А у нас-то. В марте месяце стояли в вагоне — такой ветер, мороз. Примерзали к стене шинели».

Оттуда пятнадцатилетнего Виктора с товарищами отправили в Куйбышев. На заводы. Строить самолеты-штурмовики. Продуктов стало больше — хлеба почти 700 грамм. Два года Виктор исправно трудился на благо фронта. А потом не выдержал и сам ушел в армию. Добровольцем.

«В армии-то тоже хорошего мало было. Потом уже скаялся, что ушел. Тут хоть можно было ночевать дома в тепле да и выспаться. А на фронте. Там где в марте месяце еще снег — в Польше мы были, в Белоруссии… Зароешься в сугроб. А на другой день 0. Кричат, стройся, команда! А никого и нет. Всех замело».

Сугроб был местом ночлега. Только ноги оставались снаружи, от чего мерзли еще сильней… Воевал Виктор Михайлович в противотанковом полку, освобождал Варшаву, Лодзи, а в январе 45 вышел на реку Одер. Там удерживали плацдарм до наступления на Германию. В битве за Берлин ветеран получил ранение.

«Снаряд разорвался где-то в стороне, и мне осколком в голову. Тут и пилотку пробило. И в голову. Меня перевязали. И я пошел в медсанбат. Там ведь скорой помощи нету. Ноги есть — иди. А там раненых лежит - кто стонет, кто чего».

Виктор Михайлович решил, что и без него врачам хватает работы. Так и ушел. Только санинструктор в полку делал раненому перевязки. А уже 2 мая пришла радостная весть — Берлин готовится сдаться. Через несколько дней война официально закончилась. Но Виктор Михайлович еще два года отслужил в армии. Домой в Мяксу вернулся лишь в 47. Кроме сестры его никто не ждал — родителей они потеряли еще в детстве.

«Пришел к сестре — ее дома нету. Ну а раньше было — палка к дверям приставлена, значит никого нет. Ну я палку отставил. Зашел в дом. На столе лежит такой каравай хлеба».

Началась жизнь. Другая, без войны и голода. В Мяксе Виктор Михайлович встретил свою жену, появились дети. Семья переехала в Череповец,  и 30 лет ветеран трудился на металлургическом комбинате. С супругой прожили вместе  57 лет. Не так давно ее не стало. Но рядом остались три дочери. Внуки и правнуки. С младшей дочерью Ириной Виктор Михайлович каждый день ходит на прогулку.  В любое время года и в любую погоду пенсионер с огромным добрым сердцем подкармливает птиц. Чаще всего его можно встретить на тропе здоровья.

«Каждый выходной с зятем рыбачим. Летом и зимой. Зимой налима, а летом щуку, судака ловим. Нынче попался сом. Кормим, дочка кормит птичек, берет с собой семечек много и насыпает, чтобы на выходные им хватило там».

Любовь к пернатым, рыбалка, дача, огород… Те страшные годы научили Виктора Михайловича радоваться каждой мелочи и все вокруг воспринимать легко. От того и про войну ветеран рассказывает с улыбкой.