35media.ru

О том, как к поэту в Мереже вернулись стихи, а в Шуклино собирается прийти электричество

Сегодня я предлагаю вам побывать вместе со мной в Устюженском районе, который находится на юго-западе Вологодской области и граничит с Новгородской и Тверской областями. А точнее, побывать в двух деревнях Лентьевского муниципального образования.

Жизнь как стихи, стихи как жизнь

Мне не раз доводилось проезжать через деревню Лентьево, что расположена при впадении реки Чагодощи в Мологу. И каждый раз было желание задержаться, познакомиться с местными жителями. Наконец звезды сошлись, и первую свою поездку в этом году я решил совершить именно в Лентьевское муниципальное образование.

Встретила меня его глава Татьяна Сергеевна Суровицына. Немного рассказав о жизни, предложила, пока она управляется с неотложными делами, съездить в деревню Мережу. А там мне посоветовали побывать в старой части деревни, где живет замечательная пара — Валентина Николаевна и Владимир Яковлевич Зимины.

Мережа — родина супругов Зиминых, край, которому они остались верны. Именно тут когда-то на мосточке, связывающем две части Мережи (ее делит одноименная река) прозвучало признание в любви. А теперь супруги отмечают уже пятьдесят лет совместной жизни. Когда-то они вместе учились в начальной школе; затем Владимир Яковлевич уехал учиться в Устюжну, а Валентина Николаевна осталась в Мереже. Из разговора с хозяином дома я узнал, что его любимым преподавателем в устюженской школе была Екатерина Авенировна Львова. А когда я учился в Устюжне в интернате, Екатерина Авенировна была у нас директором и вела химию с биологией. Очень добрая и отзывчивая, она искренне переживала за всех и старалась, чтобы мы, ее воспитанники, вышли в жизнь настоящими людьми.

За прошедшие годы супругам пришлось пережить немало, довелось даже работать в Заполярье, но они сохранили любовь — и друг к другу, и к другим людям. По словам Валентины Николаевны, она всегда чувствовала поддержку мужа. Работая в крайне тяжелых условиях, они научились ценить тепло родного дома. И до сих пор вспоминают, как прошла их свадьба. Все было просто и обыкновенно, как и у многих в те годы. Пришли в сельсовет, где у них приняли заявление — и тут же расписали. Никаких особых нарядов, главное было — одеться потеплее: на улице стоял сильный мороз, а молодым нужно было пройти через заснеженное поле. Фотография же, которую я увидел на стенке и на которой невеста в красивой фате, была сделана позже, когда наступило тепло.

Супруги Зимины запали мне в душу, и теперь, когда мне не по себе, я вспоминаю их — и дурные мысли уходят.

Во время нашего разговора в дом пришел еще один гость, сосед — поэт, член Союза российских писателей Сергей Пахомов. Увидев меня, Сергей Станиславович вдруг принялся меня нахваливать, так, что сделалось даже неудобно. А он напомнил, что когда-то давно, когда эра мобильной связи только начиналась, а интернета не было и в помине, попросил меня передать его стихи для вологодского журнала «Лад». Я тогда и подумать не мог, что становлюсь, чуть ли не крестным отцом начинающего поэта. Стихи его тогда опубликовали; а к сегодняшнему дню он уже напечатался во множестве изданий, вышло и несколько поэтических сборников. Кстати, родился он в Ленинграде, с отличием окончил Литературный институт им. А.М. Горького. Жил и в Устюжне, и в Санкт-Петербурге, пробовал заниматься бизнесом, сделав некоторый перерыв в творчестве. Точнее, как он говорил, «сама поэзия взяла перерыв». А потом осел в Мереже — и поэзия вернулась.

А мне надо было двигаться дальше, в деревню Шуклино. Вновь проезжая через Лентьево, я задержался в середине деревни: здесь на самом берегу Мологи стоит храм, который построил на собственные деньги местный меценат — в память о своих родителях и всех людях, живших на этой земле.

Да будет свет!

Деревня Шуклино находится от Лентьева в пятнадцати километрах. Затерянная в лесах, она кажется труднодоступной, а когда ты вдруг оказываешься здесь, то попадаешь в необыкновенный мир. Я давно не ощущал себя так свободно и как-то радостно.

Постоянных жителей в деревне уже нет, но на лето приезжают многие, теперь это дачный поселок. Некоторые бывают и зимой. Я здесь познакомился с череповецким пенсионером Валентином Александровичем Туренковым. Впервые он приехал в Шуклино по приглашению приятеля, чтобы отдох-нуть, пособирать грибов. И вот уже более двадцати лет проводит теплое время года в этой деревне, наезжает и зимой. Когда в свое время узнал, что деревня не электрифицирована, сильно не опечалился, решил, что рано или поздно свет в деревню все равно придет. Тогда еще несколько деревень Устюженского района были без «лампочки Ильича». Но впоследствии в них свет провели, а Шуклино так и оставалось без электричества. Люди, конечно, писали во всевозможные инстанции, их обнадеживали. Но дело не двигалось.

Впрочем, у шуклинцев есть повод для гордости: именно тут в крестьянской семье родился в конце XIX века будущий генерал-лейтенант инженерных войск Василий Васильевич Косарев. Как не гордиться земляком, который в юности командовал ротами, имея трехклассное образование, выучился, окончил военно-инженерный техникум, потом — военно-техническую академию, в Великую Отечественную командовал саперными армиями. Был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Кутузова, Суворова, Отечественной войны, Красной Звезды…

А что касается электрификации, то дело все же сдвинулось с мертвой точки. Когда я добирался до деревни, видел, как
рабочие вырубали лес под линию электропередачи.

И в самой деревне столбы уже установлены — скоро она заживет другой жизнью. Не надо будет беспокоиться о том, что могут испортиться продукты, появится возможность смотреть телевизор, да и просто, например, постолярничать вечером.

И теперь уже местные жители шутят, что с проведением света пропадет шуклинская изюминка, уже нельзя будет сказать, что в сельсовете есть деревня, в которой никогда не было света.