История крови: как лейкоз помог вологжанке обрести счастье

12 лет назад в жизни Марии Идрисовой появился он – коротышка в драной рубашке с черными зубами: Маша так долго знакома с лейкозом, что позволила ему иметь человеческий облик, она его таким и представляет. Но этот «товарищ» не помешал ей встретить классного парня из Санкт-Петербурга, выйти за него замуж и стать примером для сотен людей с онкологией. Эту историю рассказали журналисты портала «Открытые НКО», а «Голос Череповца» не смог пройти мимо этого рассказа о счастье и несчастье. Обязательно прочтите его, чтобы забыть навсегда, как это — сетовать на жизнь и предаваться унынию.

Смех сквозь слезы. «С 2008 года я за табой бегаю, все ноги в мазолях… Два рецыдива выбил для тибя падешевле», — это Машин лейкоз. Иногда он вклинивается в ее блог «История крови» и устраивает подписчикам грамматическую пытку.
А еще… дает повод посмеяться над тем, чего люди боятся. Ведь многие даже слово «рак» стараются не говорить вслух. Маша сразу дала понять своему лейкозу, что жизнь с ней не будет похожа на санаторий. Он ей гемоглобин снизил до 25 граммов на литр, она ему – капельницы ядреного цвета леденцов. Он лишил ее волос, а она ввела среди пациентов отделения гематологии Вологодской областной клинической больницы моду не стесняться. Он ей – рецидив, а она – нашла любовь!

Закир еще до личного знакомства знал, что у Маши лейкоз. Как ни парадоксально, именно ее болезнь их и свела. Ну почти. У Закира в 2015 году был период, когда он ощущал потребность помогать даже незнакомым людям. Он заходил на странички благотворительных фондов и присоединялся к помощи. В то время он учился в Санкт-Петербурге.

Маша находилась в Вологде. Позади долгое лечение в больнице. Долго – это ровно 365 дней. У нее не было тяжелого момента озвучивания врачом диагноза. Ей просто сказали – есть заболевание крови, надо лечить. Долго. Она даже мысленно приготовилась провести в палате… недели три. Про лейкоз сообщили только ее маме, а та решила не расстраивать дочь.

— Наивность и отсутствие интернета существенно повысили мои шансы! Помню, как выходила в коридор отделения, знакомилась с пациентами — взрослыми людьми — и радостно рассказывала, что у меня какая-то болезнь и это точно не онкология, — вспоминает Мария Идрисова.

Но пазл в голове вскоре сошелся. А одним июньским утром она поднялась с кровати, а ее волосы – нет.

— Бегу к зеркалу, брови на месте, ресницы — тоже, а вот волосы, они как бы на месте, но не все в сборе. Соседка по палате, которая только недавно начала курс химии и была еще при прическе, обалдела от такого сценария и, что-то бормоча про волшебную силу трав, пошла в аптеку за крапивой. Кстати, ей это не помогло, — Маша с такой легкостью и юмором рассказывает о событиях, которые многих людей могут вогнать в депрессию, что шансов у ее лейкоза стать «великим и ужасным» просто не оставалось.

Поиск донора. Из больницы Маша выписалась, но продолжала регулярно сдавать кровь – анализы были хорошие. А потом у нее неожиданно поднялась температура, стало ломить поясницу. Это был рецидив.

— Судя по всему, лейкоз затаил на меня злобу и в 2015 году решил завершить свой коварный план. Но смог лишь немного покусать своими маленькими кривыми зубками! – продолжает Маша.

Врачи сказали – нужна пересадка костного мозга. Донора в России для нее не нашлось. Маша отправилась по направлению вологодских врачей в Санкт-Петербург, в Институт детской гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачевой. Генетического близнеца для девушки стали искать в других странах. А это означало, что понадобятся деньги на покупку трансплантанта — 4 миллиона рублей.
На помощь Маше пришел благотворительный фонд «Хорошие люди». Чтобы собрать нужную сумму, провели акцию «Шарлотка для Маши» — люди пекли яблочные пироги и продавали, а вырученные деньги перечисляли на спецсчет фонда. Город был обклеен листовками с портретом девушки, ее и сейчас частенько узнают местные жители, когда Маша приезжает в Вологду к маме. Ну и, конечно, о ней писали в соцсетях фонда. Там ее фото и увидел Закир.  Девушка ему понравилась, и он перешел на ее страничку во «ВКонтакте».

— Я просто рассказывала о своем лечении, о выздоровлении, о событиях. Подписчиков становилось больше, но самых активных было восемь. Это совершенно незнакомые до всей этой истории мне люди. Каждый из них старался чем-то помочь, подбодрить. Закир был активным гостем, он оставлял смешные комментарии, веселил.


Германия и Санкт-Петербург. А дальше в ее жизни произошло сразу два важных события – нашелся донор. В Германии. Молодая медсестра. А вологжане помогли собрать нужную сумму для покупки трансплантанта. Перед Новым, 2016 годом ей сделали трансплантацию костного мозга. Все прошло хорошо, и вскоре Машу выписали. Она осталась на съемной квартире в Питере, чтобы ходить на процедуры, необходимые для реабилитации.

— Сначала от Закира пришло письмо, он писал, что я герой и молодец. А на следующий день, когда я была в дневном стационаре на капельнице, он прислал мне прямо в больницу огромного плюшевого медведя и букет цветов. Не знал, что в гематологическом отделении такие вещи запрещены.

Сил тогда у Маши не было даже на элементарные прогулки. Весной, когда она уехала в Вологду, Закир вновь написал. Переписка переросла в ежедневные звонки, а потом он пригласил ее в Питер на каникулы.

— У него все просто, четко, по-мужски. На первом свидании он мне рассказал свой план на ближайшие три года. Я, конечно, немного удивилась, что он вот так просто на первом же свидании заговорил про свадьбу. А потом, узнавая его все больше, поняла, что это такой человек, тот редкий сегодня вид мужчин, которые знают, что семья — это не только хорошо и весело. Знают слово «ответственность», — говорит Мария.

Второй рецидив и предложение. Он не испугался и не сбежал, когда у нее случился второй рецидив. Тогда они уже оба жили в Санкт-Петербурге. Он, человек, который до этого умел готовить разве что макароны, научился варить супы, даже печь пироги. Часами изучал, какую диету нужно соблюдать пациентам с лейкозом.

— Когда мы узнали про рецидив, первое, что он сделал, – заклеил все углы дома, которые могут быть опасны для меня, ватными дисками. При моей форме болезни падают тромбоциты в крови, нельзя пораниться, кровь может долго не останавливаться. Когда я лежала в больнице, он помогал одеваться, приносил ежедневно еду, варил компоты. Сидел на лавочке под окном больницы, чтобы просто помахать мне рукой.

Маша признается, что поняла бы его и не винила, если бы он в тот момент ушел. Но Закир вместо этого купил кольцо. Маша ничего не знала. Их пригласили на свадьбу к друзьям. Невеста в какой-то момент объявила, что не будет бросать букет. Вместо этого незамужним девушкам раздадут ключи. Только один из ключей откроет стеклянный короб, в котором спрятан букет невесты. Когда подошла очередь Маши пробовать свой ключ, замок неожиданно провернулся, дверца открылась.

— Я взяла букет, стоя спиной к гостям. Когда повернулась, передо мной стоял Закир на одном колене… Он изменил свой план, озвученный на первом свидании, я абсолютно не ожидала предложения.


«История крови». Их любовь оказалась сильнее рака. Лейкоз несколько раз еще пытался вклиниться третьим лишним в их брак, подбрасывая еще один рецидив, еще одну трансплантацию. Но Маша шутит, что хотя лейкоз не самый лучший навязчивый друг, но и она для него не подарок. Она не позволила раку стать для нее и всей ее семьи центром вселенной, вытеснив все другие аспекты жизни.

— Мне не нужны жалость или сострадание, лучшее, что можно сделать, если у вас появился такой человек в окружении, — ни-че-го. Точнее говоря, просто общайтесь, как и раньше, помогите, если есть желание, поддержите. Я точно не хочу стать центром мрачной вселенной для своих близких, причиной отчаяния, — объясняет девушка.

Продолжение здесь