Андрей Погодин, главный врач череповецкого моногоспиталя: «Это сложно забыть»

Имя Андрея Михайловича Погодина — главного врача городской больницы в Череповце теперь знают многие,  даже те, кто раньше не сталкивался с болезнями, все потому, что он вместе со своей командой первым вышел на борьбу с коронавирусом и в городе Череповце, и в Вологодской области.

— Как на сегодняшний день обстоят дела в моногоспитале?

— На сегодняшний день, конечно, обстановка намного лучше, чем это было в ноябре — декабре . Достаточно сказать, что осенью у нас было поступление 70 — 65 пациентов в сутки, то теперь оно сократилось до 10 — 20. Вместе с тем, сейчас у нас на 500 коек развернут моногоспиталь, в котором на данный момент находится 290 человек. Это чуть больше половины, примерно на 65% −68 % заполнен моногоспиталь. Однако, тяжесть состояния пациентов оставляет желать лучшего. Они тяжёлые поступают. Это связано, прежде всего, с возрастом поступающих, сопутствующими заболеваниями. У нас годовые отчеты были, мы проанализировали свою работу за этот год. Если в мае — июне средний возраст наших пациентов был 48 лет, а теперь он составляет 71 — 72 года. Понятно, что эти люди в силу своего возраста имеют ряд сопутствующих заболеваний. Всё это усугубляет течение такой коварной болезни как коронавирус.

 ⁃ Вы помните, как все начиналось, когда вы узнали, что вам придется выступить фактически против болезни, о которой никто не знает.

 ⁃  Это сложно забыть. Немножко я отступлю. Безусловно, мы в феврале — начале марта видели по телевизору, что происходит в Италии, Европе, Америке. Мы начали готовиться, но мы не рассматривали себя  как первый оплот борьбы с коронавирусом. Были названы другие учреждения. Поэтому вечером в пятницу, это было 26 марта или 27, по-моему, ничего не предвещало беды. Был звонок из департамента, был приказ, по которому нам давали два — три дня на разворачивание моногоспиталя с возведением санпропускников, с общим обучением персонала, как надевать,  как снимать СИЗы.

Я понимаю, что у меня 110 пациентов круглосуточно, паллиативное отделение, хирургическое, офтальмология, кардиология, пятница, вечер. Ну как вы и сказали, на то она и команда, чтобы по звонку все из дома приехали. Началась работа. И в течение суток, я повторюсь, суток все пациенты были перенаправлены в другие лечебные учреждения. Конечно, в соцсетях это не прошло бесследно, была критика. Но я считаю, наши действия обоснованными. И уже в субботу утром было начато возведение санпропускников, начат сбор со всей округи средств индивидуальной защиты, началось формирование бригад, так называемое, первая бригада, вторая. И уже через три дня, 1 апреля мы приняли первых пациентов.

—  А это сложная работа: переоборудовать отделения в моногоспиталь?

— Ну конечно, сложно было бы без помощи все сделать. Но большое спасибо  мэру города, Вадиму Евгеньевичу Германову и председателю правительства области Антону Викторовичу Кольцову. Любые наши прихоти были услышаны. Помощь оказывалась не то что незамедлительно, а молниеносно. Подрядчики тоже вошли в наше положение, возвели. Но с тем условием, что мы чуть попозже заплатим. Также началась подготовка персонала. То есть, мы изучали рекомендации, по которым лечили. То есть мы понимали, что это такая не изученная болезнь. Доктора, реаниматологи, пульмонологи изучали литературу, с чего стартовать, какие способы лечения есть, и, конечно, уже планировали, что нам надо дополнительно докупить, чтобы быть во всеоружии.

—  А почему именно к вам пришли? Именно к вам обратились?

— Ну, во-первых, у нас есть, практически, все профиля. Ведь больной коронавирусом может поступить с хирургической патологией, с болезнью сердца или неврологической патологией. Все эти отделения у нас имеются в наличии, как и специалисты. Кроме того, кто помнит был такой птичий грипп, и именно на нашей базе было большое пульмонологическое отделение круглосуточное. Именно  у нас лечились все эти пациенты со свиным, с птичьим гриппом. Поэтому какой-то опыт мы накопили лечения этих сложных вирусов, вот поэтому, наверное, нас выбрали. Ну и хороший, большой слаженный коллектив. Больница оснащена для лечения.

— Наверное, несмотря на богатую базу знаний, всё равно приходилось эту болезнь изучать, смотреть, как она себя проявляет, как она проявляется с сопутствующими заболеваниями. Кто-то удивлял своей динамикой, какие-то больные?

— Ну безусловно, за 8 месяцев, которые мы работаем, мы уже руководствуемся 9 версией, где написано, как лечить, написаны и этиология, и патогенез, и лечение.

Конечно удивлял, но это связано, наверное,  с тем, что было лето — весна. И молодой человек из Вологды 48 дней у нас лежал, 30 дней на ИВЛ и пошел на поправку. И вот та история, которая наделала шуму, тоже с молодой девушкой из Вологды, когда начался так называемый цетокиновый шторм, мы делали ей чистку крови и, буквально, на глазах она пошла на поправку. И уже через несколько дней выписалась, хотя была в тяжелейшем состоянии. Конечно, хватало всяких ситуаций и чудес, не без помощи наших докторов.

—  Как вообще коллектив перенёс  такую новость и такую работу?

— В первые дни, конечно, все думали, что это на 2 месяца, и в июле мы уже вернёмся к обычной плановой работе. Поэтому все поняли, думали «ну два месяца — ничего, выдержим».  Даже кому-то интересно это было. Но и к лету мы понимаем, что уходим в осень. И там потяжелее стало. Осенью мы понимаем, что это на неопределенный срок. К тому времени уже вот эта необычность в работе, этот экстрим уже перешел в такую плановую рутинную работу. Заходишь в санпропускник, и там уже люди в автоматическом режиме привычными движениями надевают средства индивидуальной защиты, каждое движение отработано, повторено не одну сотню раз. Работа стала привычной, работа стала рутиной, но только вот к таким манипуляциям, ни в коей мере не к пациентам. От пациентов, по-прежнему, мы получаем много благодарностей.  И поэтому большое спасибо коллективу, прежде всего санитаркам, медсёстрам, которые вот с такой душой и теплотой относятся ко всем пациентам. Спасибо им.

—  А родные и близкие ваши, ваших сотрудников, как к этому относились? Вы же, фактически, приходите в красную зону-опасную зону  и возвращаетесь!

— Ну да, к сожалению, в виду этой ситуации, я ограничил общение со своей мамой. Она уже в возрасте, тоже заболевания имеются, поэтому только телефонные разговоры. Ну а жена всё понимает, она молодая, вообще не боится заболеть, что, в принципе, потом и произошло. Дальше успешно переболели, и в этом плюс то, что я начал ходить видеться с мамой.

— То есть, нормально реагировали, не как к прокаженным?

— Нормально, да. Вот помните ещё в мае - июне пациенты жаловались, что они приходят после моногоспиталя в свои подъезды, и там не хотели с ними общаться и рядом жить, особенно в районах.

— Да и медики, они же постоянно контактируют с больными, люди боялись, что принесут заразу?

— Да, ну надо сказать, что за время вахтового метода у нас всего несколько было заражений. Поэтому, я думаю, что индивидуальные средства защиты нас защищали. Главное правильно использовать их.

— Что у вас есть в базе средств индивидуальной защиты? Насколько они помогают? И вот вы сказали, что уже на автомате надевали их. Сколько нужно времени для того, чтобы переодеться?

— Ну, конечно, когда я первый раз зашёл в красную зону, начал  переодеваться, то потребовалось много времени. Сначала меня проинструктировали, потом я постоянно смотрел на шпаргалку на стене, что зачем надо надевать. Опытные коллеги давали советы, намазать очки специальным составом, чтобы не запотевали. Как лучше  и где перевязать, чтобы не отошло. То есть, нюансов очень много. А сейчас можно переодеться в течение 3-4 минут. Да и первый раз, когда надел такой плотной респиратор, была такая кратковременная паническая атака. Воздуха категорически не хватало, особенно при подъеме по лестнице. Ну а сейчас даже не задумываюсь об этом.

Ну и по правилам раздеться же там нужно?

— Да, конечно. Когда ты ходишь в смену 12 часов либо сутки в костюме, необходимо соблюдать определенную последовательность. Раздеться, после каждого этапа обработать руки, перчатки снять, одни перчатки снять, потом СИЗ, потом в конце вторые перчатки.  То есть, это целая наука. Ну потом, когда всё это много раз повторяешь, до автоматизма этот навык доводится.

— Вы не только как врач, а как и руководитель медицинского учреждения, как вы считаете, эта ситуация, которую мы пережили и переживаем до сих пор, как-то она скажется на системе здравоохранения? Будут ли какие-то изменения?

— Я надеюсь, большой плюс, на который мы надеемся, это начали вакцинацию, которая стартовала недавно. Мы одни из первых начали эту вакцинацию.  Это прорыв в инфекционных достижениях, да и в вирусологии тоже. Я думаю, что, конечно, опыт мы приобретем большой, это и  мобилизационные наши ресурсы проверили. Плюс, благодаря этому, федеральными субсидиями  и местными субсидиями наша больница приобрела всю необходимую  аппаратуру для уровня федерального центра. Поэтому для нас, в плане материального обеспечения, это большой плюс. Наконец-то у нас за столько лет появился КТ, и не один, а даже два. Появилась любая следящая аппаратура: УЗИ, эндоскопические стойки. Поэтому, как говорят «не было бы счастья, да несчастье помогло».

Вот сейчас вы вспомнили про вакцинацию. Сейчас очень модно и в тренде разговаривать о том, вакцинироваться или не вакцинироваться. Судя по всему, грипп нас уже как-то стороной обходит. Стоит ли вакцинироваться? Вы как доктор, как человек, который видел ковидных больных, человек сам переболевший, что скажете?

 — Ну если отбросить противопоказания и принимать решение вакцинироваться или нет,  то, конечно, как я уже сказал, если возраст после 50 лет или есть сопутствующие заболевание, или ты боишься заразить своих близких, то, конечно, нужно вакцинироваться. Тем более наша вакцина, недавно  вышла статья в очень авторитетном журнале «Ланцет», где показано что её эффективность 95%, а уровень побочных эффектов 0,28. Эти побочные эффекты — это гриппоподобные симптомы. Возможно кратковременный подъём температуры  и какие-то боли в месте инъекции — это, я думаю,  стоит того. Сейчас уже третья вакцина входит в обиход. Поэтому, я думаю, пользы больше будет.

А нам с вами, как переболевшим, совершенно недавно надо идти на прививку?

 — На данный момент, мы переболели с вами недавно, и титры антител наших позволяют, по крайней мере, как говорят полгода быть в относительной безопасности. Но, я думаю, в мае — июне нам с вами нужно подумать о пополнении антител. Кто-то говорит полгода, кто-то 8 месяцев. Иммунитет от гриппа ведь тоже год действует, ежегодно делаем прививку от гриппа. Коронавирус не сильно в этом плане отличается.

Сейчас восстанавливается ли плановая помощь в вашем медицинском учреждении?

— Ну мы также остались в моногоспитале, всё наше здание занято под лечение пациентов с коронавирусной инфекцией. Мы начали дневной стационар, но в других зданиях: это на Победы, 169, это в здании двухэтажном на Ломоносова, 15 и в районе. Пока мы работаем в прежнем режиме. Что касается других учреждений — это областная больница, это медсанчасть, они, да, начали плановую помощь.

— Если такая положительная динамика по снижению заболевающих, по увеличению количества выздоровевших будет продолжаться, что дальше? Какие прогнозы?

— Есть две математические модели. Они зависят от общего числа вакцинированных и плюс переболевших.  Мы можем понимать, какой процент общего иммунитета будет.  Поэтому, если мы привьем по плану 60% вологжан, то пандемия сойдёт на нет, по нашим прогнозам, уже в конце июля.  Прогноз постоянно меняется, мы смотрим, сколько мы привили и поэтому можем прогнозировать. Это вообще-то не панацея, все может сместиться в любую сторону. Это может быть, но мы надеемся, что к концу лета уже, конечно, они будут эти больные, но не в таком количестве.