35media.ru

Потомки легендарного гаишника предложили установить памятник Рюрику Катяшичеву в Череповце

Рюрик Катяшичев штрафовал нарушителей, невзирая на должности, писал статьи в газету и учил школьников ПДД. Его сын рассказал «Речи», как отец «оштрафовал» его за переход дороги в неположенном месте, а внук — о реакции ГИБДД на фамилию.

«Дедушка оштрафовал двух моих учителей»

Единственный внук легендарного гаишника Вадим Катяшичев выучился на юриста, но по стопам деда не пошел. Редкую фамилию в сегодняшнем Череповце можно услышать не столько на дороге, сколько на сценах городских рок-клубов — Вадим поет в составе рок-группы «РадиоСны».

— Когда вы узнали о том, что ваш дедушка необычный человек?

— Когда немножко стал соображать, что к чему. Наверное, когда в школу пошел. Дедушку несколько раз приглашали в нашу школу, и он прихо-дил — выступал перед учащимися, говорил о правилах дорожного движения и о военном времени. О том, кто такой Рюрик Катяшичев, мне родители рассказали, папа в основном. Я виделся с ним не так часто — несколько раз в год, но, когда приходил, всегда получал от деда какое-то наставление о том, что нужно правильно себя вести на дороге. Когда я маленький был, он всегда спрашивал: «Ты знаешь правила дорожного движения? Кто тебе о них рассказывал?» Он был поглощен работой, отдавал ей всего себя. В свободное от работы время сам разыскивал нарушителей, которые не платили штраф.

— Листая газету «Коммунист», довольно часто встречаю заметки Рюрика Катяшичева о нарушителях — написаны жестко, но с юмором. Вам он нечто подобное рассказывал?

— Я не помню, чтобы он приводил мне какие-то конкретные случаи, но я их много слышал от людей старшего поколения, которые его хорошо знали и до сих пор помнят. От дальнобойщиков и простых горожан. Фамилия и сегодня на слуху. Многие, когда ее слышат, спрашивают, не внук ли я Рюрика Катяшичева. Или даже сыном называли. Я не скрываю, признаюсь. А люди начинают рассказывать: «Он меня на трешку оштрафовал давным-давно». И другие разные истории. Я отвечаю, мол, кого он только не штрафовал. Два моих учителя были им оштрафованы за езду на велосипеде без прав (в советские времена велосипедисты получали права. — Авт.) и переход дороги в неположенном месте. Она за ребенком побежала, а он тут как тут.

Принципиальный в обратную сторону

— Каково жить с такой фамилией?

— Интересно, забавно. Моя жена сказала, что, став Катяшичевой, начала замечать, что люди обращают на фамилию особое внимание. Спрашивают, кем ей приходится Рюрик Катяшичев. Я привык и никогда особенного значения всему этому не придавал. Не скрою, приятно слышать теплые слова о своем дедушке. А говорят только доброе, честное слово. Ни одного плохого отзыва не слышал. Интересный парадокс, правда. Ведь, для многих он был занозой в одном месте, раздражал многих, но при этом остался в памяти уважаемым человеком. Я горжусь дедушкой, но над феноменом его известности не раз задумывался. Ведь, по сути, он не делал ничего сверхъестественного, это поведение нормального сотрудника ГАИ, который хорошо выполняет свою работу, — не разделял людей по чинам и должностям. При этом его всегда ставили в пример другим сотрудникам.

— Вы — водитель? Как современные сотрудники ГИБДД реагируют, увидев в ваших правах фамилию Катяшичев?

— Бывало всякое, и останавливали, конечно, и штрафовали. Например, случалось так: инспектор смотрит на фамилию, спрашивает о родстве с Катяшичевым и начинает мне мораль читать. Вот, мол, у тебя был такой дед — и он тебя не научил правилам дорожного движения. Я одному высказал, не вытерпел: правила я нарушил, но я и мой дедушка — разные люди. Честно скажу, люблю поспорить с гибэдэдэшниками. Не потому, что я спорщик. Просто в любой ситуации хочу добиться правды. Наверное, это мне от деда досталось. Я нарушил? Предъявите мне, где и в чем нарушение. Не можете доказать? Я не подпишу протокол. Я юрист по образованию и законы неплохо знаю. Сотрудники смотрят на меня, и в глазах читается: вот нашелся еще один такой принципиальный, только в обратную сторону.

— Дедушка повлиял на ваш выбор профессии?

— Нет, никак. Тогда мне была интересна юриспруденция, но, когда отучился, понял, что это не мое. Я творческий человек и ищу творческих занятий, а юрист — очень сухая профессия. Но учеба помогает мне по жизни — хорошо, когда знаешь законы и можешь за себя постоять. Сейчас у меня нет официального места работы, тружусь на нескольких фронтах, в том числе связанных с интернетом.

— Мысли пойти по стопам деда не возникали?

— Я не смог попасть в правоохранительные органы из-за того, что не служил в армии по здоровью. Я хотел служить в полиции, ходил к ним, но меня не взяли. Насколько мне известно, никто из наших родственников, кроме деда, не работал в милиции.

«Когда дед умер, я сдавал экзамен в ГИБДД»

— Сколько вам было лет, когда Рюрика Кузьмича не стало?

— Я учился в институте, на втором или третьем курсе. Надо сказать, что в последние годы его жизни мы общались регулярно. Я виделся с ним за три дня до смерти. Он пришел ко мне поздравить с днем рождения, подарил кружку с моей фотографией, посидели попили чаю. Был на ногах, живой и бодрый. Там еще символично и парадоксально получилось. Когда он умер, я пошел в Госавтоинспекцию сдавать на права. Я захожу, а ГИБДД «на ушах стоит»: Катяшичев умер. Услышав мою фамилию, комиссия очень удивилась. Там мне и сообщили о смерти деда. Отец не сообщал мне, чтобы не расстраивать перед экзаменом. Который я, кстати, сдал тогда же, с первого раза.

— Какие памятные вещи Рюрика Катяшичева вы храните?

— Большинство из них хранится на даче, которая принадлежала деду. Есть и реликвии. Например, медали, часы и жезл гаишника, у него их там, кажется, три штуки. Форма не сохранилась, по-моему. Еще после него осталось много записей, в которых он описывает свою жизнь. Но не хватает времени и сил разобрать эти записи, как-то их структурировать, перевести в электронный вид. Я планирую этим заняться.

— А о том, чтобы назвать сына именем Рюрик в честь деда, не задумывались?

— Детей у меня пока нет. Мы с женой обсуждали тему имен будущих детей, я предложил назвать Кузьмой, дед был Кузьмич. Жена не поняла моего креатива, но мы пока не решили. Что касается Рюрика… Знаете, в голову не пришло, интересное предложение. Впрочем, я не считаю правильным называть детей в честь кого-то. Например, нравится мне женское имя Варвара, не знаю почему. Назвал бы так дочку. Если говорить об увековечении памяти дедушки, я рано или поздно добьюсь установки в городе памятника Рюрику Катяшичеву.

— После его смерти в 2007 году инициативная группа продвигала идею установки такого памятника. Даже место выбрали — Красноармейская площадь, бронзового Катяшичева предлагали поставить вместо знаменитого «стакана»…

— Мы видели эту идею, и многие тогда за нее горой встали. Я не знаю тонкостей, почему тогда не дали поставить памятник или бюст дедушки. Мне кажется, прошло время и стоит попробовать снова. В сердцах людей Рюрик Катяшичев остался примером для подражания. Что касается места для памятника… На Красноармейской площади он редко стоял, и это не было его любимым местом. Мне кажется, уместнее было бы поставить памятник на перекрестке улиц Горького и Ленина, возле «Бирюсинки». Это было его место, там он очень часто стоял.

О Рюрике Катяшичеве рассказывает его сын Андрей

— Рюрик Катяшичев отдал работе в ГАИ более четверти века. Он родился в 1927 году в Череповецком районе, а умер на 80-м году жизни 14 лет назад. Каково быть сыном Катяшичева? Было приятно. Куда ни придешь — все спрашивают, не сын ли я Рюрика Кузьмича. А сейчас молодые интересуются, не отец ли Вадима Катяшичева. Это поклонники его рок-группы «РадиоСны». Как отец воспитывал меня? Такого, чтобы сажал меня напротив себя и начинал воспитывать — «не посрами фамилию», не было никогда. Большую часть времени он отдавал работе, семья получала очень мало времени от него. Поэтому они с матерью были в разводе.

Каким он был отцом? Приведу пример. Однажды мать отправила меня за хлебом и молоком в магазин № 3, который был рядом с перекрестком Горького и Ленина, где часто отец стоял. Стал переходить дорогу, машин было немного, и я не пошел к пешеходному переходу, а так перебежал. Отец наказал и словом, и рублем — не дал рубля, который обычно выдавал мне каждую неделю на мороженое.

У него был автобус ГАЗ, своего рода передвижная телестудия, и он ездил на нем в пионерские лагеря, в парки. Задние дверки открывались, там проектор — показывал детям слайды о правилах дорожного движения. Иногда он брал меня с собой в такие поездки. Я даже запомнил номер этого автобуса — 2040 ВОК. И в городе расшифровывали этот ВОК — «водители, осторожно, Катяшичев». Отец говорил мне, чтобы я шел в ГАИ, обещал помочь, научить. Я выучился на машиниста крана и пошел работать на завод. Отец снова позвал, но в те времена зарплаты на комбинате и в ГАИ были несоизмеримы. Сейчас на пенсии, но работаю в охранном агентстве.

Продолжение здесь