35media.ru

Вместо уроков — суровые зимы, голод и эвакуация: свою историю рассказала Ирина Борисовна Сафронова

Когда фашисты окружили один самых крупных городов Советского Союза,  Ирина Борисовна Сафронова готовилась пойти в первый класс. Вместо этого ее ждали суровые зимы, бессонные ночи в траншее и эвакуация.

Город окружили фашисты. Бежать некуда. Когда прогремели первые залпы, маленькая Ира находилась в детском саду. С прогулки ребенка забрала мама. В тот же день во дворе дома вырыли траншею. Именно там  приходилось жителям небольшого района Ленинграда прятаться от бомбежек.

Ирина Сафронова, жительница блокадного Ленинграда: «Мама ходила на работу. Я оставалась одна. Когда раздавалась сирена, я одевалась, зимнее пальтишко, валенки, зимнюю шапку, брала чемодан и шла туда. Когда взрывались бомбы — все рыдали, ждали отбой».

Звуки вражеских самолетов участились. А еды становилось все меньше. Чтобы прокормить малютку, родители Ирины Борисовны Сафроновой пошли на крайность. На обед варили клей. К такому семья была не готова. Отец — музыкант — пошел помогать людям — тушил пожары, разгребал завалы. Потом его призвали на фронт. Супруге с дочкой пришлось бежать.

«Немцы знали, что это дорога. Это была единственная дорога, которая соединяла город Ленинград с остальной землей. Лед был тонкий, и немцы вовсю бомбили эту дорогу. Поэтому уходили под лед машины, автобусы с людьми, детьми, женщинами, продуктами. Там столько на дне этого озера погибших», — рассказывает Ирина Сафронова.

Но так называемая дорога жизни спасти маму Ирины Борисовны не смогла.  Женщина погибла от голода. Прямо на глазах у дочери. В панике девочку затащили в поезд. Но куда он шел, маленькая Ира тогда не знала.

«Она упала от бессилия и от голода, встать не могла. На следующей остановке состав опять остановился. Вдоль состава шла лошадь запряженная телегой, а на телеге лежали трупы. Почти с каждого вагона кого-то выносили, так вынесли и маму».

Через несколько дней Ирина  с вещами, абсолютна одна, оказалась в Новосибирске. Там по счастливой случайности ее приютила мамина подруга. Через несколько лет Ирина вернулась в родной город. Только от отчего дома ничего не осталось. Знакомые в беде не бросили. Девочка ждала отца с войны.

«Я помню, что я вытирала посуду, смотрела в окно. Напротив окна увидела, идет военный человек в шинели, с рюкзаком, в шапке. В нем я сразу узнала папу и выскочила к нему», — вспоминает Ирина Сафронова.

Как позже выяснилось, отец был серьезно ранен на войне. Его госпитализировали сначала в Череповец, потом в Вологду. Маленький, уютный и главное — спокойный город в будущем стал родным для семьи Ирины Борисовны.