35media.ru

Социальная служба Швеции изъяла дочь из семьи череповчанки за заботу о ее здоровье

Истории, когда у российских граждан, живущих за границей, изымают детей, не редкость. Причины могут быть разными. В случае с Еленой Шишиной, многие годы проживающей в Швеции, сигнал в социальные службы поступил от детского доктора. Через пять дней маленькую Лизу, которой на тот момент было чуть больше года, забрали в интернат. Для возвращения ребенка в семью были задействованы все силы – от юриста, органов опеки в Череповце до российского МИДа и шведского консульства. Четыре месяца спустя Лиза снова увиделась с родителями. Наши журналисты встретились с бабушкой девочки и представителями общественной организации «Российский Красный Крест», которые сыграли ключевую роль в этой истории.

Елена Шишина родилась в Череповце, но уже много лет живет и работает в Швеции.

«Лена уехала туда в двухтысячных, через фирму в Санкт-Петербурге устроилась на работу в шведскую семью няней, — рассказывает нам ее мать Наталья Шишина. – Проработала она там год или полтора, потом обратилась в миграционную службу и нашла другую работу, кассиром на электропоездах. Там трудится и по сей день. Не могу сказать, что в Швеции к Лене плохо относились, нет. На работе у нее все хорошо было, экзамены там она сдавала на отлично. Дочка быстро выучила язык, почти сразу получила шведское гражданство. Ее  поставили на очередь и через несколько лет дали трехкомнатную квартиру от государства. Не так давно Лена вышла замуж, а в 2019 году у них родилась дочь Лиза. Ребенок желанный, все условия для воспитания в семье были.

Обратим внимание на важный момент: Елена Шишина имеет и российское, и шведское гражданство. Ее супруг Виталий Битель (он работает строителем) – гражданство родной Белоруссии и Швеции. Двойное гражданство (российское и шведское) и у Лизы Битель.

По словам бабушки Лизы, с самого рождения у внучки был плохой аппетит, кушала она мало и весила, соответственно, тоже мало.

«Конечно, дочка переживала из-за этого. А какая мать не стала бы тревожиться? – продолжает Наталья Ионовна. – В начале этого года Лена с Лизой приехали ко мне в Череповец. Дочь обращалась за помощью к череповецким врачам по поводу состояния здоровья Лизы. В больнице было проведено несколько исследований. После того как были сданы платные анализы, выяснилось, что у ребенка непереносимость молочного белка. Лизе было скорректировано питание, назначено лечение. Внучка стала набирать вес, состояние улучшилось, и дочь решила вернуться домой в Швецию с доказательствами – исследованиями, анализами и прочим».

Елена прожила в Швеции 20 лет и не могла себе представить, что очевидные факты о состоянии здоровья ребенка не будут восприняты шведскими врачами.

25 мая 2020 года Елена и Лиза побывали на приеме у врача в Швеции, а через пять дней у нее забрали ребенка. По злой иронии судьбы произошло это 1 июня – в Международный день защиты детей.

«К ним домой приехали представители социальной службы и полицейские. Они сказали: «У вас пять минут на сборы» — и забрали ребенка. Лизу, которой был год и два месяца, поместили в интернат. У нас был шок, не дай бог никому пережить то, что испытали мы… — вспоминает Наталья Шишина. – Что делать? Куда бежать? Как там наша малышка?»

Состоялось два суда. Первый ограничил в родительских правах Елену Шишину, второй – Виталия Бителя. Ситуация была катастрофическая. Уже несколько месяцев Лиза находилась в интернате, за это время родителям разрешили увидеть ее только один раз, встреча проходила на территории социальной службы и длилась всего час.

Наталья Ионовна предоставила нам копии решения административного суда в Стокгольме. В нем, в частности, говорится, что 1 июня 2020 года с учетом закона об опеке над детьми первый заместитель председателя комитета по социальным вопросам в общине Ханинге принял решение немедленно взять под опеку Лизу Битель, не дожидаясь соответствующего решения суда — «в связи с риском для ее здоровья, развития и безопасности».

В чем же, по мнению шведской социальной службы, заключались эти риски? Представители детского отдела социальной службы общины Ханинге дважды проводили обследование Лизы на основании тревожных сигналов, которые поступали к ним из службы здравоохранения.

"Родители постоянно обращаются за помощью по уходу за Лизой, потому что она не ест и поэтому серьезно болеет. Каждый раз на приеме в больнице врачи рассказывают родителям, что у Лизы никаких признаков болезни нет. Несмотря на это родители продолжают искать лечение, а Лизу порой госпитализируют из-за опасений родителей. Сотрудники социальных служб считают, что родители не сумели организовать надлежащий уход за Лизой, обеспечить ее защиту или создать безопасную домашнюю обстановку», — подытожили свои выводы социальные работники на основании обращений от врача девочки.

Наталья Ионовна стала писать обращения во всевозможные инстанции – президенту, депутатам, уполномоченному по правам ребенка, в министерства и департаменты.

С точки зрения закона социальные службы Швеции действовали в интересах своего гражданина (напомним, у Лизы есть и шведское гражданство). Об этом череповчанке говорили в российском МИДе.

«Договор о двойном гражданстве между Швецией и Россией отсутствует, и шведская сторона рассматривает ваших близких исключительно как граждан Швеции, действуя в рамках национального законодательства. Об этом было официально заявлено российскому посольству в ответной ноте Министерства иностранных дел Швеции. В связи с данными обстоятельствами возможности российской консульской службы по защите интересов вашей несовершеннолетней внучки весьма ограничены», — говорилось в официальном ответе, которая Наталья Ионовна получила из российского МИДа.

Но с другой стороны, у Лизы Битель есть и российское гражданство, а значит, Россия имеет право отстаивать законные права и интересы своего гражданина. Российский МИД проинформировал Министерство просвещения РФ о просьбе шведской стороны продолжить возможное взаимодействие по данному делу. Именно МИД Швеции и Министерство просвещения РФ – центральные органы двух государств, которые могут действовать в рамках Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей 1996 года (Гаагская конвенция)

Однако во множестве инстанций, куда обращались Наталья Ионовна и Елена, им говорили о бесперспективности этого дела, мол, вернуть девочку в семью вряд ли получится. Но родные Лизы не опускали руки.

Помог случай. По счастливой случайности Наталья Ионовна вышла на череповецкое отделение организации «Российский Красный Крест».

"Несколько лет назад к нам обратились волонтеры поискового отряда «Журавли», которые по медальону помогли найти и похоронить Лизиного прапрадедушку, Бориса Осиповича Воронина, — рассказывает Наталья Шишина. – Он погиб в ноябре 1941 года в Ленинградской области. Мы поддерживали отношения с волонтерами. Они-то, узнав о нашей беде, и посоветовали нам обратиться за помощью в «Российский Красный Крест». Я так и сделала. И работа закипела, дело сдвинулось с мертвой точки!

Читать подробнее