35media.ru

Миллионер из Волгограда выделил 500 000 рублей на лечение бездомного череповчанина

Чудо на полмиллиона. Несколько недель назад в приюте под Череповцом произошла история, которую иначе как предновогодним чудом не назовешь. В приют позвонил мужчина, который попросил о помощи.

— Я сказал ему, мол, приезжайте, конечно, поговорим, ночлег предоставим, накормим, а дальше видно будет, — вспоминает Николай Белов. – Приехал он вечером, назвался Евгением. С ним был еще один мужчина, Евгений говорил, что участвует в каком-то проекте, что ему не хватило денег на хостел, но в подробности не вдавался. Мы накормили их, Евгений долго общался с нашими постояльцами. Потом он уехал, а вернулся через два дня уже со съемочной группой! В импозантном, богато одетом мужчине я с трудом узнал недавнего гостя. Оказалось, что это очень успешный бизнесмен из Волгограда, который стал участником шоу «Секретный миллионер»! Наш миллионер подарил сертификат на 500 тысяч рублей на лечение одного из наших проживающих – у Николая серьезная черепно-мозговая травма. Мы остаемся на связи с Евгением, а с Николаем на прошлой неделе ездили в больницу, узнавали все по поводу платного лечения, сдавали анализы… Вот и не верь после этого в чудеса!

Начало истории. Череповчанка Наталья Александрова несколько раз встречала на улице бездомного мужчину, прежде чем решилась подойти и предложить ему помощь. Благодаря активности девушки человек, который десять лет жил на улице, сейчас находится в социальной гостинице, где его подлечат и помогут восстановить утерянные документы. Собирая информацию о том, кто и как занимается лицами без определенного места жительства в нашем городе, мы узнали невероятную историю. В гости к постояльцам приюта в Солманском заглянул известный российский ресторатор. Секретный миллионер отведал местной еды, пообщался с жильцами Дома милосердия и, оставшись неразоблаченным, уехал. А потом вернулся с сертификатом на 500 тысяч рублей.

Не прошла мимо. Летом 2020 года череповчанка Наталья Александрова обратила внимание на бездомного мужчину, который стоял в тамбуре супермаркета на улице Архангельской.

«Он не протягивал руку за милостыней, но было видно, что человек нуждается, — вспоминает Наталья. – Мужчина брал и монетки, которые ему давали покупатели, и продукты питания».

Несколько месяцев спустя она снова его увидела. На улице был ноябрь, холод, ветер, снег.

— Мы с молодым человеком купили мужчине продуктов, антисептик, но я не решилась тогда подойти и заговорить с ним, — объясняет череповчанка. – У меня был негативный опыт, когда я пыталась организовать сбор помощи женщине, а она оказалась мошенницей. Но и остаться в стороне от замерзающего на улице человека я тоже не могла.

Разместила на своей страничке в соцсети пост с фотографией мужчины и попросила горожан поделиться информацией, может быть, кто-то его узнает.

Еще через несколько дней Наталья все-таки подошла к мужчине с блокнотом в руках, чтобы записать ответы на заданные ему вопросы. Оказалось, что ее нового знакомого зовут Игорь Алексеевич Громов, ему 63 года. Последние десять лет он живет на улице, ночует на скамейках в остановочных павильонах, на лавочках в парке. Все его имущество – посуда, тряпки, ветошь и кусок старого паласа — было аккуратно упаковано в две связанные между собой тележки, которые Игорь Алексеевич везде возил с собой.

— Он не был похож на запойного, и алкоголем от него не пахло, — продолжает Наталья. – Просто в какой-то момент одинокий человек (жены и детей у него никогда не было) оказался в трудной ситуации. Мне поступало много сообщений в социальной сети. Кто-то писал, зачем, мол, вообще бомжу помогать? Другие говорили, что нужно быть милосерднее и что я делаю доброе дело. Откликнулись бывшие соседи Игоря Алексеевича и рассказали, что у него была квартира, но его выгнала оттуда родственница. Сам мужчина тоже говорил мне, что у него есть в собственности часть квартиры и он боится, что, уже потеряв паспорт, потеряет и право на жилье.

Наталья Александрова в беседе с Игорем Алексеевичем узнала подробности его жизни, разместила пост в социальной сети. В итоге мужчину поместили в социальную гостиницу.
Наталья опубликовала еще несколько постов в продолжение истории. Информацию увидели социальные службы и отреагировали — Игоря Алексеевича забрали в социальную гостиницу в ДОКе.

Наталья Александрова давно является волонтером, заботится о бездомных собаках и кошках.

«Если я помогаю животным, как я могла пройти мимо человека, который нуждается в участии и милосердии? — отвечает девушка на мой вопрос, почему, как многие другие, не отмахнулась от проблемы или не успокоилась, оказав разовую помощь продуктами. – Мне кажется, потребность помогать другим – это то качество, которое заложено в характере, и, если оно есть, ты никогда не сможешь пройти мимо чужой беды».

Очень часто горожане, готовые помочь бездомному, не знают, как именно это сделать, куда обратиться за содействием. Мы собрали информацию о том, куда направляют людей без определенного места жительства.

В гостиницу. Отделение социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий, куда попал Игорь Алексеевич, – единственное в городе государственное учреждение, где оказывается помощь такой категории граждан. Оно входит в структуру БУ СО ВО «Комплексный центр социального обслуживания населения города Череповца и Череповецкого района «Забота». В месяц услугами отделения могут воспользоваться 43 человека.

— На сегодня все места заняты, — пояснил нам заведующий отделением Андрей Соловьев. — Срок проживания составляет до шести месяцев, поэтому периодически места освобождаются, но каждую трудную жизненную ситуацию мы рассматриваем индивидуально. Кому-то требуется более длительная поддержка, кто-то восстанавливает связь с родственниками, у кого-то появляется доход, и он снимает жилье. У кого-то из клиентов по состоянию здоровья есть возможность оформления в стационарные учреждения социального обслуживания (дом-интернат).

Люди, оказавшиеся в трудной ситуации, могут самостоятельно обратиться за помощью в социальную гостиницу (так в народе называют отделение). Сигналы о бездомных горожанах поступают и от сердобольных череповчан. В этом случае социальный работник выезжает на место и предлагает человеку воспользоваться услугами отделения.

Услугами социальной гостиницы могут воспользоваться 43 человека в месяц, срок проживания — до шести месяцев.

Для каждого постояльца соцгостиницы составляется индивидуальная программа оказания услуг: бытовых (предоставление койко-места, постельных принадлежностей, одежды), социально-медицинских, психологических, правовых. К примеру, люди получают помощь в оформлении документов (включая оформление временной регистрации по адресу отделения), трудоустройстве. Как отметил Андрей Соловьев, многие постояльцы в итоге находят постоянную работу, восстанавливают утраченные связи с родственниками, снимают жилье – одним словом, коренным образом меняют жизнь в лучшую сторону.

Как устроен быт в отделении? В комнатах размещаются по три — пять человек, необходимая мебель имеется: кровати, стулья, шкафы, тумбочки. Каждый поступающий первые две недели проводит на карантине — живет в отдельной комнате, чтобы никого не заразить, если вдруг у него есть вирусное заболевание. Кабинет первичного осмотра оборудован камерой для дезинфекции одежды и белья, душевой, туалетами. В социальной гостинице есть свой библиотечный фонд, комната для приема пищи с холодильником, плитой, столом и стульями. Пищу постояльцы готовят сами, а одежда и постельное белье стирается в прачечной центра «Забота»; личные вещи клиенты стирают самостоятельно. За порядком в отделении следят сотрудники учреждения, в том числе администраторы, которые дежурят круглосуточно. Постояльцы имеют право выходить на улицу (как мы уже отметили, многие из них работают). Главная их обязанность – не совершать правонарушений и отказаться от вредных привычек.

В больницу. С наступлением холодов жизнь на улице становится не просто некомфортной, но и опасной. Возрастает риск обморожений и других холодовых травм.

— У нас сейчас в реанимации находится пациент, получивший серьезное обморожение на улице, — рассказывает заведующий ожоговым отделением МСЧ «Северсталь» Роман Кочин. – Но это не бездомный, его привезли в довольно хорошей одежде и обуви. Он не опустившийся человек, но у него есть алкогольная зависимость. У многих возникают проблемы именно на этой почве, и родственники выгоняют их из квартиры. В ожоговом отделении я работаю с 2003 года, и раньше бездомных пациентов было намного больше. Вспоминаю зимы «нулевых» – до половины больных с обморожениями и холодовыми травмами лежали. И калечащие операции по ампутации конечностей (на уровне голени, кисти) вследствие глубокого поражения тканей мы проводили чаще. Тогда и зимы посуровее были, и лиц без определенного места жительства было больше.
У многих пациентов, ведущих асоциальный образ жизни, диагностируется полинейропатия (множественное поражение периферических нервов). Такие люди жалуются, что «ноги не ходят». Алкогольная полинейропатия возникает на фоне злоупотребления спиртными напитками, в том числе суррогатами.

— Как люди получают обморожения?

— Для получения серьезной травмы должен совпасть ряд факторов: длительное пребывание на холоде, низкая температура воздуха, высокая влажность, потеря самоконтроля, — перечисляет Роман Кочин. – Есть и другие нюансы. Например, у нас был пациент, который получил обморожение ног потому, что долгое время ходил по улице в сырой тесной обуви. Другой больной, дедушка, обморозил ноги вообще не выходя из дома! Он ходил в валенках, но в давно не топленном доме. Негативное влияние имеют и сопутствующие заболевания сосудистого русла, например атеросклероз или диабет. Был у нас на лечении дедушка за 80 с тяжелой формой диабета. Родственники отправили его одного жить в деревню, где он получил обморожение ног, хотя дело было в апреле. Закончилось все ампутацией голени. Наконец, значение имеет длительность воздействия холодового или теплового агента. Чем она выше, тем серьезнее будут травмы.
У пациентов, которые поступают прямо с улицы, зачастую нет никаких документов.

— Вылечили мы его, отогрели, накормили, а куда выписывать? На улицу? Если у человека была операция по ампутации, он не проживет там и дня, — продолжает Роман Юрьевич. – И начинается длительный процесс работы с пациентом по восстановлению документов, оформлению группы инвалидности, пенсии, прохождению медицинских комиссий для определения его в дом престарелых или дом-интернат. Это целая эпопея, огромное количество запросов и бумаг, которые мы оформляем, что может занимать до полугода и более. По возможности пытаемся найти родственников пациентов, и, как правило, услышав, что у человека есть пенсия или недвижимость, за ним приезжают гораздо быстрее. Был такой случай. Поступил паренек с ожогом, ногу ампутировали высоко – по бедро. Его не хотели забирать родные, а без посторонней помощи парню не обойтись. Разговорился я с ним, он рассказал мне, что у него есть двухкомнатная квартира в Заречье. Позвонил я родственников, припугнул, что, мол, если не заберете молодого человека и не будете за ним ухаживать, его квартира государству отойдет. Не поверите – через полчаса они уже приехали за пареньком!

В приют. Почти десять лет назад в Череповецком районе был создан Дом милосердия. «Социальный приют – Милосердие», как указано в их группе в социальной сети, является «неправительственной (негосударственной и немуниципальной) некоммерческой организацией». Приют, который существует за счет пожертвований благотворителей, находится в деревне Солманское.

— Сейчас у нас проживает почти 80 человек, со свободными местами напряженно, но мы стараемся не отказывать никому в помощи, — поделился с нами директор Дома милосердия Николай Белов. – У нас не только череповчане, многих привозят из других районов. К нам часто обращаются социальные службы, особенно зимой. У кого-то из людей печка разрушена в деревенском доме или в окнах нет стекол. Летом так жить можно, а зимой как? Вот и просят нас забрать таких людей к себе. Повторюсь, мы стараемся помочь каждому в трудной ситуации, при необходимости можем разместить хоть на полу – лишь бы был ночлег и еда.

25 — 30 человек из числа жителей приюта получают пенсию. С нее они ежемесячно платят по 6 000 рублей за проживание. Кто-то работает. Тех, кто не имеет доходов, привлекают к хозяйственным работам в приюте – расчистить от снега территорию, наколоть и принести дров, приготовить еду для всех.

Постояльцы, у которых есть пенсия, отчисляют ежемесячно 6 тысяч рублей за проживание. Те, у кого нет доходов, заняты хозяйственными работами.

— Иногда к нам приходят местные жители, предлагают разовые шабашки нашим постояльцам, — продолжает Николай Белов. – Мы всегда идем навстречу, во-первых, человек может немного заработать на личные нужды, а во-вторых, приучается к труду. У нас есть люди, которые живут в приюте с первых дней его открытия, но в основном состав проживающих регулярно обновляется. Приют не является учреждением закрытого типа, наши постояльцы выходят на работу, в магазин. Но все они обязаны выполнять самый строгий запрет – не употреблять алкоголь.

Продолжение здесь