35media.ru

Леонид Парфенов: «Надеюсь, что больше уже никогда не буду ходить на работу»

– Леонид, как вышло, что один из самых подвижных и путешествующих журналистов в стране не водит автомобиль?

– Есть несколько вещей, которые я в своей жизни упустил. Вот вождение — из них. Еще никогда систематически не учил английский. И хотя объясняюсь, но чересчур своеобразно. Потом — не умею играть на музыкальных инструментах, ни на одном. И у меня никогда не было шанса научиться этому. Слишком поздно я стал об этом жалеть, чтобы попробовать этим заняться. И самое главное… Я так и не получил дополнительного образования, хотя дважды был близок к этому. Последний раз должен был ехать, еще работая на НТВ, на Запад — учиться дизайну и режиссуре. Планировал ради учебы на год прервать карьеру, чтобы, вернувшись, начать что-нибудь совсем иное.

– В зрелом возрасте и в авторитетном статусе вернуться за парту непросто. Вы не утеряли способности учиться?

– Мне хочется учиться, и мне это интересно. Но наверное, сейчас уже невозможно. Забросить карьеру, пусть временно, я не могу, мне этого года никто не даст. Так просто из колеи не выскочишь.

– Больше десяти лет вы формально нигде не работаете, занимаясь телевизионными и издательскими проектами. Как в отсутствие строгого распорядка и злого начальника вам удается побеждать лень, присущую человеку по природе?

– Я поздновато решил так поступить, потому что долго не был уверен в себе. Пока однажды не понял, что у меня множество планов, которые не потребуют подгонять себя. Эта убежденность совпала с началом работы над томами «Намедни». Плюс мы начинали двухсерийный фильм про Гоголя и впереди был четырехсерийный телепроект «Хребет России». Тогда я порвал со всем, не беспокоясь, что обленюсь. Ведь впереди было столько интересного. И я надеюсь, что больше уже никогда не буду ходить на работу в общепринятом понимании.

– Как эта домашняя работа на практике происходит — вы выделяете часы, когда домашние ходят на цыпочках и говорят шепотом? «Тихо, папочка работает…»

– Да нет, что вы. Во-первых, дети давно с нами не живут. Мне для работы не нужно особой тишины. Работаю я не только дома, в поездках тоже. В самолетах пишу. В наземной поездке по сторонам глазеешь, а в полете смотреть не на что — отличная рабочая обстановка.

У меня не бывает ситуаций, что не успеваю закончить работу в срок, всегда все готово заранее. Медленно и трудно идет та работа, которая тебе неинтересна. А я лет двадцать имею роскошь делать только то, что мне нравится. Это же удовольствие — поехать съемочной группой, с коллегами и друзьями, увидеть новое. Вечерами застолье с вином, разговоры про эту работу, хотя сами съемки я уже не воспринимаю как работу.