35media.ru

Нашлась пьеса Василия Белова, которая 20 лет считалась сожжённой

Пьеса Василия Белова, которую 20 лет считали сожженной, нашли. Ее обнаружили сотрудники музея-квартиры писателя. «Не спи на закате» эксперты называют его самой решительной пробой.

Пьеса была сожжена прямо на столе. След на нём остался нетронутым и уже стал частью истории квартиры. Василий Белов предал огню свое произведение еще в двухтысячных. Из форточки в кабинете вырывался дым. Он в решимости продолжал сжигать по одному листочку объемистую пьесу, рассказывают сотрудники музея.

20 лет пьеса «Не спи на закате» считалась утраченной. До тех пор, пока ее не обнаружили в архивах Музея-квартиры Василия Белова.

Эльвира Трикоз, научный сотрудник Музея-квартиры Василия Белова: «Среди папок, где были машинописные пьесы, обнаружились листы в зеленой самодельной беловской папочке и было написано «Не спи на заре». Шестьдесят две страницы и здесь уже другой заголовок – «Не спи на закате».

Та самая пьеса-эксперимент, первый опыт Василия Ивановича в драматургии. Писатель-деревенщик, автор «Лада», он вышел на уровень философской проблематики. О находке сотрудники музея сразу сообщили заведующему кафедрой литературы Вологодского государственного университета Сергею Баранову. Он попытался разобраться в тайне заглавия. Так, действие происходит в самом начале истории человечества.

Сергей Баранов, заведующий кафедрой литературы Вологодского государственного университета: «Бог, засыпая, остановил часы, чтобы в это время ничего не происходило. Он проснется, и история мира двинется дальше. А дьявол эти часы запускает и в то время, пока бог спит, происходят не очень приятные вещи, потому что начинается эмоциональная, психологическая и идеологическая обработка остальных персонажей Архангелом, который станет дьяволом. На закате не следовало спать богу, и на закате не следовало спать Адаму».

Пьеса была написана в 60-е годы прошлого столетия. Опубликовать ее отказался сам автор. Он был атеистом. Как рассказывают эксперты, в зрелом возрасте стал глубоко верующим и, возможно, свое произведение считал чем-то греховным.

Сергей Баранов, заведующий кафедрой литературы Вологодского государственного университета: «Я не знаю, будет ли эта пьеса опубликована, это не решено пока. Я не знаю, войдет ли эта пьеса в активное читательское сознание, в широкий читательский круг, но для филологов она в значительной мере корректирует представление о Василии Ивановиче Белове».

Как говорил сам Белов, писателю нужно расширять круг своих проб. Романы, сказки, рассказы и, наконец, эта пьеса. Именно она, по мнению литераторов, самый решительный эксперимент. К слову, архив Василия Ивановича изучен еще не весь. И автор, возможно, еще не раз удивит своим творчеством.