35media.ru

Череповецкий самолет однажды поглотила костромская туча. Пропал бесследно

Виктор Кузнецов — офицер запаса, на протяжении многих лет профессионально занимается авиамоделированием, с детства живет этим делом и всеми силами старается прививать страсть к небесной технике подрастающим поколениям. Воспитанники его авиамодельного клуба занимали и продолжают занимать призовые места на соревнованиях по авиамодельному спорту. «Голос Череповца» пообщался с мастером и узнал, почему модели самолетов, изготовленные из южноамериканского дерева, обладают наилучшими аэродинамическими свойствами. И почему погодные условия могут помешать планам спортсмена на выигрыш.

Виктор Павлович, расскажите что подтолкнуло вас к занятиям авиамодельным спортом и к созданию собственных моделей самолетов?
Началось все в Закарпатской области, где мы жили с семьей до переезда в Череповец. Однажды, учась в шестом классе, я прогуливался по улице и заметил взрослого парня, который шел куда-то, держа в руках четыре самолета. Меня заинтересовало, куда он направляется, и я пошел рядом. И вот я увидел, как он запускает их... Этот процесс меня очень увлек! Я записался на станцию юных техников, где постигал азы авиамоделизма, участвовал в первых соревнованиях. Потом мы переехали в Череповец, я поступил в военное училище, там меня отпускали в увольнение, чтобы я мог ходить в школу № 1 и заниматься моделизмом с ребятами. Затем служба на Кольском полуострове, потом в Душанбе, там я получил звание кандидата в мастера спорта. Служил в Германии пять лет — перенимал зарубежный опыт, конструировал самолеты с местными детьми…

Когда вы только начинали, в советские времена, заниматься авиамоделированием было легче?
В то время тоже проблем хватало. Например, часто возникала необходимость в болтиках на 3 мм. В наши дни их можно спокойно купить в любом хозяйственном магазине. А тогда это было нереально. Сейчас я уже могу признаться: мальчишкой я ходил по подъездам и выкручивал их из выключателей. Как меня не ударило током — не знаю! С топливом тоже была беда. Двигатели работали на эфире. Он поступал на станцию юных техников, но свободно пользоваться им, конечно, не разрешалось. В продаже его также нигде не было. Так что приходилось с трудом доставать в больницах. Детальных инструкций, как запускать самолеты, нам тоже никто не давал. У нас был преподаватель, бывший летчик, который говорил: «Умеете или нет — все равно, просто идите и учитесь друг у друга».

Помните свои первые неудачи при освоение ремесла?
Я помню, как мне впервые дали самолет с двигателем, который нужно было заводить вручную. Пришел домой, развел бутылку горючего и целый день безуспешно пытался завести. Разбил в кровь пальцы на обеих руках! Двигатель после этого уже никто не завел: он выработал ресурс. Я тогда не знал тонкостей – зажал его в тиски и повредил картер. Пришел снова – мне дали второй мотор, и вот уже второй полетел.

Читайте продолжение интервью.