35media.ru

«Отец прошел всю войну — от Сталинграда до Вены»

Сергей Бухалов рассказывает об отце — фронтовике Алексее Васильевиче Бухалове.

Шел 1939 год. Восемнадцатилетний череповчанин Алексей Бухалов уехал в Севастополь, был направлен в военно-морское училище. В 1941 году началась Великая Отечественная война и Алексея Бухалова определили на бронекатер Черноморского флота.

— Я с большим уважением отношусь к отцу, хотя сейчас его уже нет с нами. Отец прошел всю войну — от Сталинграда до Вены (Австрия). В военно-морской флот был призван в 1939 году. Вернулся с войны в 1947 году в родную деревню Горка, что под Тоншаловом. Отец окончил семь классов, в Горке работал трактористом с 16 лет. Хорошо разбирался в технике, мог собрать и разобрать двигатель внутреннего сгорания в тракторе, определить на слух неполадки, устранить. В 1939 году по комсомольскому набору был направлен в военно-морское училище в Севастополь. А в 1941-м, когда началась война, отца определили на бронекатер Черноморского флота.

1942 год. В Сталинграде шли ожесточенные бои. Воспоминания отца всплывают в моей памяти урывками. Может быть, я не всегда буду последователен, но мне хочется передать главное. Отец рассказывал, как они переправляли наш десант с одного берега Волги на другой. Они даже Никиту Хрущева переправляли, тогда он был членом Военного совета.

Бои на Волге шли ожесточенные. Гитлеровцы заняли господствующие высоты в Сталинграде и взяли под прицел фарватер Волги. А по ночам освещали реку прожекторами. Вся тяжесть снабжения советских войск, сражавшихся за Сталинград, легла на бронекатера. О роли моряков флотилии, их подвигах писал командующий 62-й армией Василий Чуйков: «Если бы их не было, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и продовольствия».

Про боевой путь отца писали в книге «Морской сборник» (1980 год). Из воспоминаний Героя Советского Союза Константина Воробьева: «Керченский пролив… Мы приблизились к району высадки десанта, фашистские доты ожили. Море, казалось, кипело от разрывов вражеских снарядов, по вспененным гребням метались лучи прожекторов… Обходим рогатую смерть… И снова плавающая мина. Штормом сорвало их с якорей, и они носятся по бушующему морю. Все ближе берег, в воздухе свистят осколки, но моряки действуют четко и слаженно. Пример показывают коммунисты и комсомольцы — секретарь партийной организации дивизиона бронекатеров, старшина комендоров гвардии главный старшина М. Ва-
сильев, коммунисты гвардии главный старшина А. Бухалов, гвардии старшина 2-й статьи Д. Цыба, комсомолец гвардии старший краснофлотец П. Мыршавка… Расчищая место высадки, ведут сокрушительный огонь по врагу».
Очерк Ю. Стрехнина «В родной Дунай» (книга издана в 1955 году). Тоже позволю себе процитировать кратко то, что написано об отце: «Снаряд, пробивший бортовую броню и разорвавшийся в моторном отсеке, наделал немало бед. Старшина мотористов Бухалов сквозь всклубившийся в отсеке дым увидел, как упал моторист Борисенко, как, пошатываясь, прислонился к переборке другой — Кокулов; из левого мотора валил густой едкий дым. Бухалов подбежал к Борисенко, разрезал неподатливую ткань его грубой рабочей рубахи, торопливо перевязал. Быстро наложил повязку Кокулову и бросился к заглохшему мотору. Эти минуты решили судьбу катера. Потерявший скорость и маневренность, он стал удобной мишенью для противника. И хотя пушки и пулеметы катера беспрерывно били по батарее, выводя из строя одно ее орудие за другим, он стал вдвое уязвимей. Большинство вражеских снарядов до этого не попадало в него только потому, что его быстрый маневр сбивал немецким артиллеристам наводку. Сейчас рулевой напрягал все усилия, пытаясь удержать катер на нужном курсе. Но при одном действующем моторе это было трудно. Задыхаясь в едком дыму, Бухалов с лихорадочной поспешностью копошился в поврежденном моторе. И с каждым мгновением дышать становилось тяжелее. В горле саднило, кровь колотилась в висках. Бухалов чувствовал, что еще минута, другая — и он потеряет сознание. Пока еще видят глаза и слушаются руки, он должен успеть наладить мотор. И вот мотор зарокотал ровно и мощно. Бухалов сразу почувствовал себя сильнее. Действуя уже спокойнее, он нашел пробоину от осколка в выхлопном коллекторе и заделал ее… Неравен был поединок, но комендоры бронекатера заставили замолчать все орудия вражеской батареи». Это был бой на Дунае.

Победу отец встретил в Вене. Домой вернулся не сразу, были еще дела у матросов. Вернулся в 1947 году гвардии главным старшиной. Отец прошел войну матросом, краснофлотцем. Не было у него высшего образования, окончил семь классов и военно-морское училище в Севастополе. Простой солдат войны. Награды? Медали «За оборону Сталинграда», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», ордена Отечественной войны II степени и Красной Звезды.

Отец любил вальс «Дунайские волны»: «Видел, друзья, я Дунай голубой. Занесен был туда я солдатской судьбой…»