35media.ru

«Места здесь величественно красивые и люди под стать — добрые, отзывчивые, интересные...»

Ухтома — старинное село на северо-западе Вологодчины, в Вашкинском районе. Оно стоит на восточном берегу Белого озера при впадении в него реки Ухтомки. Места здесь величественно красивые. И люди под стать — добрые, отзывчивые, интересные.

От княжеских времен

В княжеские времена по берегам Белого озера проходил тракт, которым пользовались новгородцы на пути к Белому морю. Поселение возникло в XI веке как раз в связи с использованием Беломорского тракта. А первое письменное упоминание Ухтомы (как Ухтомского волока) найдено в реестре Белозерского уезда за 1585 год.

Об этом селе мне рассказал Игорь Плешков, который сейчас живет в Липином Бору (центре Вашкинского района). Ухтома — его малая родина. Как сказал Игорь, лучше калиток с картошкой, чем в родном селе, он нигде не пробовал. А уж о копченом леще, нашпигованном чесноком, может говорить часами…

После таких рассказов я не мог не съездить в Ухтому. Успел раньше, чем нагрянул коронавирус.

Первым делом мы с Игорем забежали к Анастасии Сергеевне Любенковой. Мне и надо-то было только предупредить ее, что позже зайду в гости, но она вынесла нам тарелку свежеиспеченных калиток с картошкой, и отказаться было выше моих сил.

Честный председатель

Все же вскоре пришлось откланяться: меня ждал Александр Яковлевич Фионов. Для Ухтомы этот человек — живая легенда, образец порядочности. Многие вспоминают с благодарностью, как он в свое время не дал развалиться колхозу, и колхозники еще целое десятилетие жили спокойно. До того как стать председателем колхоза «Новая жизнь», Александр Яковлевич работал в сельсовете, решал насущные проблемы земляков. И то, что творилось в колхозе, воспринимал с болью.

Председатели менялись, как в калейдоскопе, многие спивались. И наконец было созвано собрание с одним вопросом на повестке: кто возьмется спасти колхоз? Представитель из района сообщил: на счету колхоза 68 копеек, а долгов по кредитам — на 2 млн рублей. Тут народ призадумался, и все почему-то посмотрели в сторону Александра Яковлевича. Фионов вначале не думал принимать колхоз, но начальство сказало — надо.

И принялся новый председатель наводить порядок и на фермах, и на озере: колхоз считался рыболовецким, а пара ферм — просто в придачу. Глянув, на каких суденышках мужики ловили рыбу, провел ревизию, за пару недель подлатали — и на путину пошли. И когда колхозу впервые за долгое время не пришлось брать кредит, чтобы выплатить зарплату, люди поверили, что жизнь налаживается.

Да и дойное стадо председатель решил увеличить. А как найти технику? На совещании в Москве Фионову посоветовали записаться на прием к министру рыбного хозяйства. Не хотелось идти с пустыми руками — быстро привезли в подарок ведро клюквы. Министр выслушал ходока, и через пару месяцев появились в колхозе новые трактора и другая техника. Банковский счет стал пополняться, построили клуб, жилье. А затем началось то, что называют «лихие девяностые»… Обидно старому председателю, что Белое озеро теперь поделено на квадраты и у каждого свой хозяин, что нет уже и дойного стада…

Главный секрет огородных рекордов

Наконец мы пришли к Анастасии Сергеевне Любенковой, у которой собралось много гостей. Кто-то вернулся после дальнего морского рейса, другие приехали из Вельска, из Череповца. Весело было, радостно. И тут я вспомнил, что когда-то очень давно уже был в этом доме, беседовал с хозяйкой, которая рассказывала мне о секретах огородничества. Ведь у нее порой кочаны капусты доходят до 16 кг, кабачка меньше чем на 8 кило и не было, а знаменитый красный белозерский лук — до 400 грамм луковица, это ли не рекорд. Анастасия Сергеевна участвовала во многих сельхозвыставках, ярмарках и ни разу без награды не возвращалась.

Как говорит она сама, все надо сажать с настроением и любовью. А еще она любит путешествовать, и самая большая мечта — добраться до святых соловецких мест.

Мастер-лодочник

На обратной дороге я заехал в Кириллов, к мастеру-лодочнику Николаю Смирнову. Николай встретил меня у ворот своей мастерской. Правда, в первую очередь мое внимание привлекли не лодки, а выстроившиеся в ряд у соседнего гаража фигуры коней, кабанов, динозавров… Николай указал мне на кучу металлолома, который и превращает в произведения искусства местный житель Александр Изяков. Увы, с ним увидеться не удалось.

— Я всегда мечтал делать лодки, — начал свой рассказ Николай Смирнов. — У нас же край, где много воды, и без лодок нам никуда. Я придумал лодки, которые могут легко держаться на воде и выдерживать любой груз. А материал самый простой — пластик. В Череповце я нашел фирму, которая переплавляет обычные пластиковые отходы — бутылки, стаканчики, пакеты, и получается в итоге большой лист, из которого можно уже что-то делать…

Как я понял, сначала Николай делает эскиз, а потом уже «лепит» лодку. Процесс этот очень трудный, но захватывающий. И когда лодка сходит на воду для испытаний, мастер получает истинное удовольствие. А в мечтах уже новые проекты. Хочется Николаю, чтобы город, так тесно связанный с водой, имел собственную судоверфь.

Сергей Рычков