35media.ru

Одна из самых известных и любимых болельщиками череповецких волейболисток решила завершить карьеру

В минувшем сезоне Ксения Кравченко сумела стать лучшей нападающей «Северянки». В ее послужном списке три золотые медали чемпионата России в Высшей лиге «А», а также две серебряные награды. Кроме того, Ксения Кравченко — бронзовый призер юниорского чемпионата мира, победительница Кубка Ельцина в составе национальной сборной России, участник мирового Гран-при.

— Я начала заниматься волейболом в 10 лет, — рассказала нашим журналистам Ксения. — К нам в школу пришла тренер Татьяна Александровна Лукьянова, искала высоких девочек. Все девочки в классе встали, она выбрала несколько человек и предложила прийти на тренировку. Мне на первом занятии очень понравилось. Потом выяснилось, что и моя мама в школьные годы занималась волейболом. Я постепенно втянулась. Даже не помню таких моментов, чтобы надоело и хотелось завершить занятия.

— Где проходили тренировки?

— Волейбольного центра в Череповце тогда не было, и мы тренировались в разных залах: на улице Жукова, 4, в АБК на стадионе «Металлург», в училище № 34 (потом его переоборудовали в Волейбольный центр). После ремонта это здание, конечно, преобразилось. На открытии центра я участвовала в параде. Была очень рада, что у девочек появились возможности заниматься волейболом: условия, много тренеров, отличная организация процесса. Уверена, что и сейчас наша школа является одной из лучших детских школ в России.

— Теперь и ваша дочь занимается в Волейбольном центре?
— Да, первый год, ей 6 лет. Занимается у Татьяны Борисовны Мясниковой.

— Она сама выбрала волейбол или мама привела?

— Я просто предложила ей попробовать. Она высокая для своего возраста девочка, как и я в детстве. Мы не думаем про спортивную карьеру, занимаемся для развития, здоровья. У детей появляются новые друзья, уверенность в себе. Дочке нравится ходить на тренировки.

— Помните, как получили вызов в юниорскую сборную России?

— Конечно! Мне тогда было 14 лет. В детской школе нам рассказывали про сборную страны, и уже тогда я мечтала попасть в команду, так как это признание того, что ты действительно хороший игрок.

Помню, как мне сказали: «Пришел вызов, тебе надо ехать в Москву». Я очень обрадовалась, но и разволновалась. Очень хотелось показать все, на что способна! У нас было несколько сборов, турниров, примерно через год поехали на чемпионат мира в Мексику, заняли третье место.

— Что запомнилось больше всего о том чемпионате?

— Был очень длительный перелет, пришлось делать две пересадки. Провели примерно сутки в пути с ожиданиями в аэропортах. Мексика удивила болельщиками. Они все время радовались, праздновали, дарили нам какие-то подарочки. Было приятно, что тепло принимают. Что касается игр, то это был абсолютно новый уровень. Наш тренер Ришат Гилязутдинов (впоследствии с казанским «Динамо» он выиграл пять чемпионатов России и Лигу чемпионов) такие речи произносил перед играми! После них мы были готовы «порвать» всех на свете, выходили на площадку как в последний раз! Да, в полуфинале уступили, но в игре за бронзу нас никто бы не остановил. После того как нам вручили медали, мы ходили и кричали.

— Как прошел дебют в главной команде города?

— Меня рано начали подключать к тренировкам и играм первой команды. Съездила на какой-то турнир, потом стали выпускать на замену и в чемпионате. Постепенно подращивали для первой команды.

— Тогда на вашей форме был номер 1. Сами выбрали его?

— Если честно, то нет. По регламенту у игроков первой и молодежной команды клуба номера не должны пересекаться. То есть тот, кто выступает за обе команды, должен иметь один номер. Мой 12-й номер был занят в первой команде, поэтому мне дали единицу. Я долго играла именно под первым номером, он мне нравился. Но когда после нескольких лет
отсутствия вернулась в «Северянку», то он уже был занят, свободным был № 13. Взяла его и тоже полюбила. С годами стало непринципиально иметь какой-то конкретный номер, казалось, что это очень по-детски — верить в то, что номер может быть счастливым.

— Рано оказались в первой команде и сборной, загруженность резко выросла. Насколько я знаю, из-за волейбола вы не попали на свой выпускной бал в школе?

— Да, у нас как раз были тренировочные сборы в сборной России. Я очень сильно расстроилась. Не знаю, может быть, и надо было отпроситься на несколько дней, чтобы остаться в Череповце и сходить на выпускной, попрощаться с одноклассниками, но я не решилась это сделать.

— Вы учились в спортивном классе?

— Да, с восьмого класса я училась в школе № 12. Вместе с нами учились баскетболисты, в десятом классе добавили хоккеистов. Девочек-волейболисток было всего пять. Кроме меня, никто не продолжил профессиональную спортивную карьеру.

- Первая ваша золотая медаль Высшей лиги «А» была завоевана в 2011 году, когда команда получила право перехода в Суперлигу. Но для вас сезон был непростым?

— В том сезоне я получила серьезную травму. Это случилось в домашней игре. Я чувствовала, что нахожусь в хорошей форме, ждала, что меня выпустят на площадку. И тренеры дали мне шанс. Я очень хорошо вошла в игру, практически все получалось! И тут неудачно приземлилась… Травма оказалась очень серьезной — разрыв двух коленных связок. Пришлось делать две операции, чтобы восстановить коленный сустав. А сезон получился лучшим в истории нашей команды — мы заняли первое место. Я была на награждении, но чувства, что выиграла это золото, у меня не было. А медаль до сих пор хранится дома.

-Восстановление было очень долгим?

— Да, но я решила бороться за возможность остаться в волейболе. В новом сезоне наша команда впервые выступала в Суперлиге. Я выходила на площадку, но все-таки играла немного, колено не позволяло выйти на действительно высокий уровень. И после сезона я приняла решение сделать паузу в карьере. Но не просто так, а родить ребенка. И у меня родилась дочка. Тогда мы с семьей уехали из Череповца. А потом я решила сделать еще одну попытку вернуться в волейбол. Пришлось начинать с команды попроще. Поэтому игровые кондиции восстанавливала в команде из Серпухова. Потом меня пригласили в «Воронеж». Я приехала играть в Высшей лиге «А», а «Воронеж» неожиданно поднялся в Суперлигу. Так я целый сезон отыграла в Суперлиге. Правда, команда была не того уровня. Я даже не помню, выиграли ли мы хотя бы один матч. Но играла я очень много.

— И не просто играли, а заслужили приглашение в национальную сборную России.

— Это был приятный сюрприз. Но вначале меня пригласили во вторую команду, ближайший резерв главной сборной. Поэтому я была уверена, что приеду на тренировочный сбор, получу форму и вернусь домой. Не верила я, что на меня реально рассчитывают в национальной команде. Но в итоге меня не просто оставили, а перевели в первую команду. Мы выиграли Кубок Ельцина, потом сыграли этап мирового Гран-при. Но меня эти успехи уже не радовали в полной мере. Дочка была совсем маленькой, а меня постоянно не было с ней рядом. Каждый раз, когда я уезжала, она рыдала. Это очень тяжело. Тогда я пошла к главному тренеру сборной Юрию Маричеву и рассказала про дочь, про свои переживания. Он меня понял и отпустил домой. Так моя карьера в сборной завершилась.

— Причем поехали домой, в Череповец. Почему не остались в Суперлиге, будучи игроком сборной?

— Да, предложения из клубов Суперлиги на тот момент у меня были. Но я думала не только о себе, но и о семье. Решила, что дома будет лучше. И я не жалею о своем решении.

— Перед стартом минувшего сезона понимали, что он станет последним в вашей спортивной карьере?

— Да, предполагала. Об этом мы разговаривали с директором клуба Юрием Вячеславовичем Вальковым. Дело в том, что колено после первых операций до конца не восстановилось. В течение последующих лет было еще две операции. Я попыталась расставить приоритеты в своей жизни. После волейбола тоже надо чем-то заниматься, найти другую работу. Понимала, что с принятием решения не надо затягивать. Я уже не хочу ни себя мучить, ни команду подводить, если вдруг не смогу играть. С детства мечтала уйти из спорта красиво, не так, что тебя «списали». Хорошо, что в своем последнем сезоне показала неплохую статистику, жаль, что медаль не завоевали.

— В каком направлении планируете двигаться?

— Я собиралась искать работу, но ситуация с коронавирусом пока не дает возможности заняться этим в полной мере. Работать тренером, думаю, у меня не получится, да и нет профильного образования. У меня экономическое образование. Попробую определиться в этой сфере. Мне почему-то всегда казалось, что после завершения карьеры буду работать на «ФосАгро», но как сложится, не знаю. В крайнем случае буду дома тортики печь.

Владимир Сентябрев