35media.ru

Череповецкий пейзажист ведет «репортаж» со строительства мостового сооружения через Шексну

Серия живописных полотен Антона Иоганна так и называется «Репортажные этюды со строительства нового моста». Художник поэтапно запечатлевает на холсте процесс возведения переправы. Что особенно вдохновляет Антона и каково это — быть художником-«летописцем», узнал «Голос…».

— Антон, вы член Союза художников России, на вашем счету десятки выставок, множество работ, написанных в разных городах и странах. Как пришла идея путем красок и холста запечатлевать шаги строительства нового моста?

— Как художник, живущий в определенное время, я занялся этим проектом, чтобы запечатлеть в своих работах исторический момент, важный для нашего города. Неслучайно я назвал всю серию «Репортажные этюды…». Мне кажется, это важно, потому что пройдет время и берега реки будут застроены, местность изменится. Конечно, есть формат фото, например, мы можем найти фотографии с изображением старого Череповца, посмотреть, каким город был раньше. Но мне показалось, что людям было бы интересно взглянуть на этот исторический факт не только через объектив фотоаппарата, но и через призму живописи.

— У вас уже был подобный опыт?
— Не раз. Например, я писал восстановление Синозерской пустыни под Чагодой. Ранее там стоял деревянный монастырь, множество паломников стекалось к нему со всей России. Но монастырь был разрушен. Восстановление началось уже в наше время. И я поехал туда. Мы жили в заброшенных деревенских домах. Было интересно наблюдать, как появляется первый сруб, за ним следующий, потом колокольня, церковь… В итоге и получилась серия работ о возрождении святыни.

— У вас довольно много индустриальных пейзажей. Вам нравится изображать мосты в своих работах?
— Да, меня очень привлекает образ моста, его идея, символизм — соединение двух берегов, это своего рода кольцо судьбы. В европейских городах построено большое количество мостов, или в том же Санкт-Петербурге! Я писал мосты в Рыбинске, Ярославле, Кельне. Писал старый двухполосный мост через Ягорбу, еще до его реконструкции.

— Вы помните, как строился Октябрьский мост?
— Да, когда я гостил у бабушки, которая жила в районе Соборной горки, мы с ребятами выбегали на берег и наблюдали за стройкой. Конечно, я помню его открытие. Мне тогда было лет 9 — 10. Для горожан его возведение было большим событием, потому что на другой стороне Шексны был лес, пионерский лагерь, пляжи, деревни… А перебраться на противоположный берег можно было только на небольших корабликах или на пароме. И когда мост построили, многие восклицали: «Неужели теперь за Шексну можно поехать на автобусе?!» И строительство нового моста сейчас, конечно, очень важно для города.

— Сколько работ из серии этюдных репортажей строящегося моста у вас уже сделано? Сколько планируется всего?
— На данный момент шесть этюдов, все они были написаны в течение двух месяцев этого года. Но никакого точного плана нет — я буду писать мост, пока у меня есть желание. Иногда бывает так, что готов идти на берег с этюдником, но внезапно портится погода, или не можешь подолгу найти подходящий ракурс, или просто сегодня нет настроения. Так что здесь роль играет и элемент удачи. Но я задумываюсь о том, чтобы в итоге организовать выставку всех работ, приурочить ее к открытию моста. Также не исключено, что появится большая картина, изображающая непосредственно торжественный процесс открытия моста — со множеством людей, праздничной атмосферой.

— Как происходит ваш рабочий процесс?
— Выбираю подходящий день, когда нет ни снега, ни дождя, и иду с этюдником на место. Прихожу на берег, хожу, ищу подходящий ракурс, ту фишку, главную деталь, за которую нужно зацепиться. Бывает, что вроде бы все кажется красивым и ракурс хороший, но сердце не лежит. Случается и так, что приносишь сразу два холста и смотришь, который из них подойдет лучше. Все работы я пишу за один сеанс, то есть за один световой день, у дневного света есть особые свойства, которые важно правильно передать. Подправить и доработать какие-то небольшие моменты можно и в мастерской, но основная работа происходит в поле. Бывало так, что над одним этюдом я работал примерно 2 часа, а над другим 5 часов, все ради того, чтобы достигнуть концентрации цветового напряжения. А оно может быть разным. Вот, например, этюд на закате: во второй половине дня солнце по-особенному пробивается сквозь морозную дымку. Или пасмурный день, в нем тоже есть своя прелесть. Пишу только масляными красками.

— Как происходит поиск сюжета для этюда?
— Всегда ищешь что-то, что станет центром композиции. Например, этюд с агрегатом, который забивает сваи, появился, потому что мне очень понравилась цветовая гамма — сочетание белого снежного пятна с красным цветом сваебойной машины. Этот ракурс чем-то напомнил мне «Черный квадрат» Малевича. Или другое полотно, где изображен маленький деревянный домик, который стоит рядом со стройкой. Это символ встречи огромных монолитов с тихим деревенским укладом. Мотив, который заставляет задуматься и поразмышлять.

— Как реагируют рабочие, когда видят вас?
— Позитивно, всем нравится. Они уже привыкли. Улыбаются, интересуются. Подшучивая, просят написать их портреты. Еще не встречал тех, кто выражал бы недовольство. Ко мне подходили рабочие, которые строили Крымский мост, и показывали фотографию — стоит художник и тоже пишет мост. Над строительством нового объекта в Череповце трудятся люди со всей России, есть те, кто приехал работать вахтовым методом. Они меня фотографируют, отсылают фото родственникам, рассказывают о череповецком художнике. Был забавный случай: я пришел писать, как забивают сваи, ко мне подошли рабочие и сказали, что сегодня они этим заниматься не будут, посоветовали приходить завтра, когда они как раз будут включать сваебойный агрегат. Я пришел, запечатлел процесс — и все получилось.

Иван Крылов, газета «Голос Череповца»