В истории памятника у школы № 1 в Череповце нашли новые факты

Герои нашей сегодняшней истории никогда не встречались и не были знакомы. Но все они удивительным образом связаны друг с другом. Их объединяет скульптурная композиция памяти учителей и выпускников школы № 1, погибших в годы Великой Отечественной войны. «Голос Череповца» разбирался в хитросплетениях судеб.

«Горячо любимая наша…»
В прошлых номерах «Голоса…» в рубрике «Связь времен» мы рассказали об истории создания памятника и некоторых удивительных деталях, открывшихся журналисту издания во время подготовки материалов. Можно сказать, что главная фигура скульптурной композиции — учительница, которая прощается со своими учениками. Прообразом всех учителей Череповца, которым пришлось прощаться, провожая своих мальчишек и девчонок на фронт, стала Ангелина Анатольевна Алексеева.

— Я сожалею, что не была лично знакома с таким человеком. Мне было бы очень интересно с ней пообщаться, — говорит Татьяна Викторова, руководитель музея истории школы № 1, учитель истории и обществознания. — Это был глубокий, интересный, эрудированный человек. Умела увлечь детей, и они к ней тянулись. Чувствовали, что она их любит. А детей не обманешь, они фальшь чувствуют тонко. Смотрите, как отзываются о ней ученики: «Горячо любимая наша Ангелина Анатольевна! Человек большой души, неиссякаемой энергии и высокой культуры. Она легко и просто находила ключ к любому из нас и всегда служила образцом для подражания».

«Город выбрала сама»
Ангелина Алексеева родилась в 1899 году в городе Ижевске. Была старшей из шестерых детей. С золотой медалью окончила ижевскую женскую гимназию, и в ней же восьмой педагогический класс. Сразу после гимназии работала учителем в начальной школе. В 1927 году окончила художественный институт (бывшая Академия художеств) в Ленинграде и по распределению была направлена в Череповец.  
В музее первой школы хранятся воспоминания Ангелины Анатольевны, где она пишет: «Город выбрала сама — мне нравился этот край с голубыми озерами, сосновыми лесами, золотыми полями и бедными избушками на холмах. В горкоме партии мне предложили место художника в Доме культуры или учителя рисования и черчения в школе № 1. Я выбрала школу».

Разносторонняя и вежливая. Вот какой увидели молодую учительницу ее первые ученики:
«…Рыжеволосая, среднего роста, с голубыми глазами. Она всегда была одета чисто и опрятно. Чаще всего мы видели ее в белоснежной кофточке и черной юбке. Голос негромкий, мелодичный. К ученикам обращалась вежливо, ласково, называя девочками, мальчиками. Никогда не повышала голоса, ни на кого не кричала».

— У нее самой были очень разносторонние интересы. В школе она работала учителем рисования и черчения. Под ее руководством работал художественный кружок, выпускалась газета. Вместе с ребятами создавались эскизы для школьного театра. Она занималась краеведением, ходила в походы по родному краю с детьми. Некоторые археологические находки, обнаруженные в этих походах, находятся в череповецких музеях. Еще она руководила комсомольской организацией. В годы войны работала в Доме пионеров, где вела разные кружки, — рассказывает Татьяна Викторова.

Во время войны кружковцы под руководством Ангелины Анатольевны ухаживали за ранеными в госпиталях, собирали лекарственные травы, ставили концерты. На долю Алексеевой выпали проводы своих воспитанников на войну. Многие не вернулись с фронта.

Ангелина Анатольевна прожила долгую жизнь, вырастила троих приемных сыновей. Многие череповчане старшего поколения помнят этого удивительного человека и педагога. Ее имя носит бывший Дворец пионеров — Дворец детского и юношеского творчества. Прекрасно, что память об этом человеке сохраняется и благодаря работе скульптора Алексея Щепелкина.

Исправляем ошибку
Сегодня мы хотим рассказать еще об одном эпизоде истории создания скульптуры. После публикации в редакцию «Голоса…» обратился череповчанин Георгий Балашов. Он рассказал, что позировал скульптору Алексею Щепелкину во время работы над композицией при создании фигуры солдата с вещмешком. В краеведческих источниках школьник, который позировал Щепелкину, упоминается как Андрей; получается, что была допущена ошибка.
Мы встретились с Георгием, который поведал некоторые детали 30-летней давности.

— Это был 1990 год, я учился в девятом классе. Скульптор Алексей Щепелкин пришел в школу, ходил по коридорам, присматривался к ребятам. Мы и не подозревали, что он ищет модель для позирования. Помню, однажды стоим с ребятами на перемене, подходит Алексей Васильевич, спрашивает: «Не хотите попозировать для скульптуры?»

Георгий рассказывает, что согласился не сразу — смутился, так как предложение скульптора было очень неожиданным.

— Когда начали работать, бывало, по несколько раз в неделю после уроков ходил в мастерскую Щепелкина. Она располагалась на улице Мира, 29, на первом этаже, с другой стороны там бюро пропусков «Северстали». Позировать было непривычно и нелегко — находиться по два-три часа без движения, да еще в тяжелой шинели. А ее мне дал сам Щепелкин — это была шинель его сына.

Сначала Алексей Васильевич делал наброски на бумаге, после приступил к созданию скульп-турной фигуры. По воспоминаниям нашего собеседника, работа продолжалась довольно длительный период: «Сейчас я уже точно не скажу сколько, но порядка полугода».

Школьные друзья
Как мы рассказывали (публикация от 25 февраля «…а любил он Семенову Жесю»), прототипом школьника с вещмешком стал выпускник первой школы Лев Ефремов, он погиб в возрасте 18 лет под Сталинградом. После выхода в свет статьи о судьбе Ефремова в редакцию позвонила череповчанка Зоя Борисовна.

— Мой дядя Евгений Коленов был одним из друзей Льва, — рассказала журналисту «Голоса…» женщина. — Они вместе учились и в первой школе, и в Лепельском пехотном училище. Имя моего дяди значится на памятной доске у скульптурной композиции.

Зое Борисовне в этом году исполнилось 84 года. К началу войны ее семья проживала в Ленинграде, Зое было всего пять лет. «В 1943 году мы переехали к бабушке в Череповец. Женя уже был на фронте. Я была маленькой и не прислушивалась к тому, что говорят взрослые, но помню, как они рассказывали о том, как молоденькие ребята сразу после школы поступили в Лепельское училище, оттуда ушли на фронт и почти все погибли».

О своем военном детстве Зоя Борисовна рассказывает так: «В Ленинграде мы жили около Лиговки. Я даже не помню, как выглядела наша комната. Но помню, как мы с мамой, сестрой и двумя братьями бежали в бомбоубежище. Вдоль стен — двухъярусные кровати. Наша была в углу. Бомбят. Мы сидим на верхней кровати, мама придерживает нас, а сама стоит по колено в канализационных водах. Соседнее здание разбомбили, канализацию повредили, и все отходы потекли по бомбоубежищу».

Позже семью Зои поселили в маленьком доме под Ленинградом: «Помню, по дороге вдоль дома солдаты все идут, идут. А когда им давали передышку, некоторые заходили к нам. Зайдет солдат в дом, сядет за стол в прихожей, уткнется в столешницу — и навечно замер, на печку русскую забрался — и все, умер… Настолько были изможденными».

Мы продолжим рассказ о выпускниках череповецких школ, ушедших воевать со школьной скамьи, в следующих номерах газеты.

Инна Анохина, газета «Голос Череповца»