В Череповце в скором времени начнется суд по делу об убийстве заводчицы собак Надежды Рябковой

Надежду Рябкову в Череповце знали многие: она помогала бездомным животным в приюте «Пес и кот», а после открыла свой собачий питомник. Жизнь зоозащитницы, мамы двоих детей, оборвалась в декабре прошлого года. В убийстве Надежды, тело которой после двухнедельных поисков было обнаружено в гараже, обвиняют ранее судимого жителя поселка Тоншалово. Журналист «Голоса…» встретился с подругой погибшей, Екатериной Легошиной, которая рассказала о том, каким человеком была Надежда.

«Дарила любовь и ласку». «С Надей мы познакомились лет восемь-девять назад в приюте «Пес и кот», где мы обе были волонтерами, — рассказывает Екатерина Легошина. — Не скажу, что подружились с первой встречи, я тогда даже представить себе не могла, насколько близким и родным станет мне этот человек. Надя переехала в Череповец из Ростова-на-Дону. Она всегда любила животных и, как только узнала, что в городе открылся приют для собак, пришла и предложила свою помощь. Постепенно мы сблизились и стали настоящими подругами. Сначала Надя непосредственно помогала в приюте: выгуливала собак, готовила еду, чистила клетки — круговорот дел и хлопот, в который попадает каждый волонтер, желающий помочь бездомным животным. Но внимания требовала и ее семья, подрастал младший сын, который тогда еще ходил в детский сад. И Надя взяла на себя обязанности по информационному сопровождению деятельности приюта. Она создала базу животных, до чего у нас никак не доходили руки, участвовала во всех благотворительных мероприятиях. Надя придумала идею продавать на ярмарках и акциях магниты с фотографиями приютских животных, которые сама же и делала. Вырученные средства шли на нужды приюта».

Несколько лет назад семья Надежды переехала из Череповца в Тоншалово, а потом в деревню Большой Двор (за Ясной Поляной).

— В Большом Дворе они купили участок, построили дом,  там и жила Надя. Виталий, ее бывший супруг, с двумя детьми жил в квартире в Тоншалове, где дети ходили в школу. Но они постоянно общались и с мамой, — продолжает Екатерина. — Когда они начали строить дом, Надя взяла из приюта несколько старых больных собак, у которых практически не было шансов, что их когда-нибудь заберут новые хозяева. У нее они доживали свой век в хороших условиях, она дарила им любовь и заботу.

Потом Надежда загорелась идеей открыть собственный питомник, купила первую собаку породы маламут, потом еще одну и еще. Щенков ее маламутов с удовольствием покупали не только жители Череповца, но и любители собак за пределами области.

— Все эти годы мы поддерживали отношения, последнее время, к сожалению, не так часто встречались, но созванивались, переписывались в социальных сетях постоянно, я знала, что у меня есть человек, всегда готовый выслушать, поддержать, протянуть руку помощи в трудную минуту, — вспоминает Екатерина и, глубоко вздохнув, переходит к описанию страшных событий декабря прошлого года.

«Произошло что-то страшное». «9 декабря мне позвонил Виталий, спросил, не знаю ли я, куда уехала Надя, — говорит Екатерина Легошина. — Он сказал, что днем накануне она написала ему СМС, что едет в город на собеседование, чтобы устроиться на работу, но домой не вернулась, телефон ее не отвечал. Поначалу я гнала от себя плохие мысли. Надя жаловалась, что устала, поверьте, непросто справляться одной с животными: у нее было 15 взрослых собак и щенки. Дом был достроен, но внутренняя отделка не выполнена. Я решила, что, может быть, она просто психанула и уехала на день в город. Но когда прошли сутки, потом еще одни, а от Нади не было никаких известий, стало понятно, что произошло что-то страшное. Она не могла бросить собак одних, не могла исчезнуть, не предупредив своих близких…»

К поискам пропавшей женщины, которые вели сотрудники правоохранительных органов, подключились волонтеры отрядов «Ты не один», «Азимут», «Лиза Алерт». Соседи видели, что 7 декабря Надежда вышла из дома в направлении Ясной Поляны, где, вероятно, планировала сесть на автобус до Череповца. Волонтеры прочесывали местность, именно им удалось найти свидетеля, который обладал важной для следствия информацией.

Следователи вышли на след подозреваемого — ранее судимого за изнасилование мужчины 1980 г. р., который освободился в 2015 году после отбытия длительного срока наказания. В его машине были обнаружены следы крови Надежды Рябковой (это подтвердила экспертиза). Подозреваемый написал явку с повинной. 24 декабря в его гараже нашли тело связанной женщины со следами удушения. Это была Надежда…

«По всей строгости закона».
В марте 2020 года региональное управление Следственного комитета РФ сообщило, что расследование уголовного дела, возбужденного по статье «Убийство», завершено, собрана достаточная доказательная база. Материалы переданы на рассмотрение в Череповецкий районный суд.

— Надя не знала этого человека, возможно, видела его, ведь он проживал в Тоншалове, но они не общались раньше, — считает Екатерина. — Она никогда бы не села в машину к незнакомцу. В тот день у нее сломался автомобиль, но она и раньше часто ходила до Тоншалова или Ясной Поляны пешком, там не такие большие расстояния. Она ушла из дома в светлое время суток. По своей натуре Надя человек неконфликтный.
Да, у нее был непростой характер, Надя привыкла говорить правду в глаза, за что ее и уважали многие. Я не знаю, что произошло в тот день… Хочу присутствовать на суде и хочу, чтобы этого человека наказали по всей строгости закона.

«Не могу поверить». Дети Надежды Рябковой живут с отцом. Ее питомник закрыт, собак и щенков раздали — одни обрели новых хозяев,  других поместили в приюты. Одну собаку забрала Екатерина.

— Я до сих пор не могу поверить в то, что Нади больше нет, — признается девушка. — Это очень тяжело и больно пережить. Какая-то часть меня ушла вместе с Надей… Когда мы общались, это было так привычно, воспринималось как данность, что вот она есть, понимающая, готовая помочь, принять. Мы сблизились на почве любви к собакам, у меня пять овчарок. Часто с Надей занимались с ними вместе. Сложно представить, что ее нет и больше никогда не будет, что ее жизнь оборвалась так трагически…


— Знаете, даже сейчас, после смерти, она продолжает помогать, — улыбаясь сквозь слезы, говорит Екатерина. — Когда в Череповце только создавались поисковые отряды, в которых работали в том числе и волонтеры с собаками, я очень хотела вступить в их ряды.
Мы неоднократно это обсуждали с Надей. Но почему-то у меня все не выходило, все времени не хватало, все откладывала… И получилось так, что я все-таки вышла на поиски с волонтерами. На поиски Нади… С тех пор я еще несколько раз принимала участие в поисковых акциях.
И Виталий, кстати, тоже стал работать с волонтерами. Получается, что и после своего ухода Надя помогла нам продолжить ее дело — помогать тем, кто в этой помощи нуждается.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»