Череповчанин восстановил военную биографию деда

Дмитрий Окинин стал бойцом поискового отряда «Журавли» два года назад. На его счету несколько экспедиций и пять найденных бойцов. Но больше всего он гордится тем, что нашел родственников нашего земляка, своего однофамильца партизана Бориса Окинина.

Почему я выбрал поиск

— Дед мой прошел всю войну, но о нем очень мало известно. Поэтому мне стало интересно найти информацию о боевом пути деда. Два года назад вступил в отряд «Журавли» и начал искать родню пропавших солдат по Интернету. Когда пришел запрос на поиск родственников партизана Бориса Окинина, я нашел брата героя и сына брата. Кстати, планирую заняться поиском своих родственных связей с Борисом Окининым. Мой дед по линии отца Николай Павлович Окинин тоже родом из Устюженского района, как и партизан-герой. Собираюсь поехать в архив в Устюжну, изучать документы.

Воевал в секретной части

— Мой дед по линии матери, Николай Иванович Смолинов, прошел всю войну. Но о нем известно очень мало. Родился в 1922 году в деревне Куксино Череповецкого района. О его боевом пути можно узнать только по трудовой книжке. Он был призван на войну в сентябре 1941 года, в 19 лет.

Кстати, его братья Василий и Иван тоже воевали, но пропали без вести в первые месяцы войны. В военном билете деда указан только номер воинской части — 66986. По Интернету я выяснил, что она относилась к 22-му управлению инженерных работ Ставки Верховного Главнокомандования. А недавно по фамилиям боевых товарищей деда, написанным на обороте фронтового снимка, я через Интернет наконец-то выяснил точно, в каком подразделении воевал дед: бригада первого гвардейского отдельного мотоинженерного батальона Резерва Главного Командования. Эти войска занимались минированием, разминированием, установлением переправ через реки, строили оборонные укрепления. Больше ничего найти не смог. Предполагаю, что информация об этой части была засекречена. Возможно, дед был как-то связан с войсками НКВД, потому что на фотографии с удостоверения сохранился штамп НКВД. Есть медали: «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.». По этим наградам понятно, что дед прошел всю войну, дошел до Берлина. Вернулся домой в 1947 году. Помню, он рассказывал, что после войны участвовал в зачистке Украины от бандеровцев. А потом был отправлен на Дальний Восток, на какую-то стройку. Вернулся в звании старшего сержанта. О войне Николай Иванович рассказывать не любил. У него была сильная контузия, которая сказалась на здоровье. Мама рассказывала, что дед еще долго воевал во сне: снилось ему, что идет в атаку. Умер в 1982 году.

Поисковые байки

— В прошлом поисковом сезоне мне запомнилась поездка в Ленинградскую область на лесную могилу партизана Бориса Окинина. А еще впечатлила экспедиция в Ошту, в Вытегорский район. Там поисковик из вологодского отряда Марина Петрова нашла солдатский медальон. Мы там обнаружили и подняли хорошо сохранившиеся останки бойца с личными вещами. Впервые я поехал на поисковую вахту с отрядом «Журавли» в апреле прошлого года — в Новгородскую область, в деревню Васильевщина. Это печально известный Демянский котел. Тогда я первый раз нашел останки солдата. Жили две недели в лесу. Атмосфера в экспедициях особая, особенно ночью. Даже в мистику начинаешь верить. С нами в первый раз поехала одна девушка. И она на вторую ночь говорит мне: «У меня какие-то стуки из-под земли идут». Еще ночь проходит, другая — стуки не прекращаются! Мы начали копать за ее палаткой — и нашли останки. Говорим: «Вот кто тебе стучал». И еще один случай был.

В апреле в Новгородской области нашли бойца в первый же день. Полевой командир Светлана Ящур откопала бедренную кость, а больше ничего найти не можем. Сели перекурить, и кто-то предложил найденному бойцу тоже дать покурить. Взяли сигарету, положили на землю рядом с останками. Покурили, стали дальше копать — и нашли останки руки. Вот и думаешь: совпадения это или что-то есть мистическое?

Жанна Газзаева