35media.ru

Ветеран войны рассказал о жизни в блокаде

Полтора года в блокаде, голод, страх и возвращение на родину. Тогда еще маленький мальчик Павел Назарков по Дороге жизни добрался в тыловой Череповец. И уже здесь продолжил помогать своей семье дожидаться Победы.

Павел Александрович родился в деревне Бор Череповецкого района. В 40-ом, после Советско-Финляндской войны его семью переселили за Выборг. Павел Александрович вспоминает — в том роковом июне 41-го ничего не предвещало беды. Белые карельские ночи, в колхозе закончилась посевная.

Павел Назарков, блокадник: «Отец еще сказал: «Что-то ночью все стреляли, видимо, маневры». Сели завтракать, на лошади едет верхом и говорит: «Война началась». С немцем. Ну, мы были там еще пока до 25-го числа...»

Детство для Павла Александровича закончилось. Отца отправили на фронт… Семью разлучили — в поезда для эвакуации брали лишь детей и стариков.

Павел Назарков, блокадник: «До Мги мы не доехали. Через реку Нева проехали и встречный поезд уже идет и горит. Война началась, бараки-то освободились и нас туда увезли. Вот мы там и были в эту блокаду».

Сразу же умирает младшая сестра Павла Александровича, ей было всего три… В том поселке, куда привезли мальчика с бабушкой и сестрами, не было ничего, кроме бараков. За хлебом ходили в магазин к Дороге жизни. Давали только 125 граммов. Ветеран помнит, как люди умирали от голода.

Павел Назарков, блокадник: «Женщина молодая с ребенком грудным была. Потом вторая женщина, тоже наша, деревенская, тоже с грудным ребенком. Ребятишек не знаю куда девали. Потом стали умирать. Так лежат в кладовке, кучами просто».

12-летний Павел — за старшего. Он и добытчик еды, и главная надежда бабушки и двух оставшихся сестер. Один случай из того страшного времени блокадник помнит до сих пор. В мелочах. Они с ребятами пошли к озеру доставать утонувшую лошадь, чтобы принести еды в поселок… По дороге им встретилась машина.

Павел Назарков, блокадник: «Ребята попросили нас перевезти туда, через Ладогу. Тоже родители-то уехали, а ребята-то остались. А я и говорю: «Я не могу уехать, у меня маленькие, если я уеду, так они умрут». Вот я остался».

В феврале 42-го Павлу Александровичу разрешили выехать по Дороге жизни на поезде в тыловой Череповец. Бабушка уже не могла ходить, внук тащил ее на санках… От голода не было сил. Но было непреодолимое желание спасти семью и вернуться к матери.

Павел Назарков, блокадник: «Встретились, да… Дня три мы наверное тут валялись. Мама думала — каких отправила, таких тут и встретит. А мы с августа ни разу в бане не помылись. Грязные, оборванные…»

Без слез вспоминать невозможно. Когда из Череповца семья приехала в деревню, бабушка сразу же умерла… Жизнь в тылу не была простой. Не было ни дров, ни керосина. Паек выдавали зерном. В школу ходить было некогда. Отец погиб на фронте, прорывая блокаду… 16-летний Павел работал для семьи. Война кончилась. Семья снова уехала в Карелию. Там Павел Александрович женился, отслужил в армии, появились дети… И уже большая семья Назарковых вернулась в Череповец. Всю жизнь Павел Александрович был неразлучен с трудом и никогда не жаловался на здоровье. Сейчас ему 91. «Я счастлив и богат», — признается ветеран. У него 6 внуков и 11 правнуков.