35media.ru

Какие уроки будет извлекать мир после того, как победит пандемию?

Все плохое (собственно, как и хорошее) когда-нибудь заканчивается, вот и пресловутый коронавирус рано или поздно перестанет затмевать собой все вокруг. Однако вопросы, которые он поставил перед человечеством, будут требовать ответов. И чем мы ответим?

Определимся с проблемой

«Российские власти закрывают границы на въезд», «Заказ товаров онлайн показал взрывной рост», «Кинотеатры готовятся к закрытию залов», «Российские вузы и школы переходят на дистанционное обучение», «Инвесторы избавляются от акций, золота и виртуальной валюты»…

Из этих заголовков, которые я вижу в новостях, когда пишу эти строки, даже последний не лишен сиюминутности. Кинозалы и школы когда-нибудь снова откроют, равно как и границы, а паникеры-инвесторы снова вложатся в акции и золото. Но есть вещи куда серьезнее.

Об основных понятиях лучше договориться с самого начала, на берегу. Среди нас есть носители самых разных взглядов на проблему распространения нового китайского вируса.

Многие относятся к проблеме серьезно и ждут большой беды. Для других нынешняя мировая паника — лишь буря в стакане воды, раздутая СМИ. Кто-то видит в этом последствия тайного заговора и спланированную мировой закулисой (правительствами, глобалистской тусовкой, фармацевтическими компаниями?) акцию.

Слишком большими знаниями нужно обладать, чтобы раскрыть причины появления и быстрого распространения коронавируса, равно как предсказать, чем все это закончится. Но никаких сомнений нет в том, что объявленная на планете пандемия серьезно повлияет (уже влияет) на такие важнейшие сферы, как мировая экономика, международные отношения и та самая глобализация.

Оглянемся назад

Что уже показал вирус COVID-19, так это беспомощность якобы давно глобализованного мира перед угрозой мирового масштаба. Дело не только в том, что каждой стране приходится спасать свое население самостоятельно и что такие наднациональные институты, как Всемирная организация здравоохранения, способны лишь вести статистику заболевших и давать рекомендации, как не заболеть.

Что касается действий самих государств, то они массово перекрывают границы, устраивают карантины, и в условиях вирусной пандемии это вполне здраво. Что никак не здраво, так это новости вроде той, когда президент США Дональд Трамп якобы вел переговоры с немецкими учеными, чтобы те разработали вакцину от коронавируса эксклюзивно для Штатов. Причем ужасно это и в случае, если данная новость — сооруженный конкурентами фейк, потому что похожих грязных и изощренных методов политической борьбы нужно еще поискать.

Доцент Университета ИТМО Александра Борисова пишет о том, как на борьбу с коронавирусом влияет устройство того или иного общества, и приходит к выводу, что именно демократические институты, на которые молится западный мир, создают в Европе и США неразбериху в то время, когда восточные страны находят возможность купировать тяжелую ситуацию.

В Китае, с которого все и началось, власти предприняли беспрецедентно жесткие меры, например, запретив всем живущим в очагах заболевания людям покидать свои квартиры под угрозой штрафов и более серьезных кар. Сложно представить, чтобы та же ситуация повторилась в Италии, где дома остаются только больные и те, кто находится на карантине. (Справедливости ради, не менее сложно представить, чтобы повальное принудительное домоседство объявили в России.)

Так или иначе, в КНР эпидемия практически остановлена, тогда как Италия стала настоящей коронавирусной проблемой для всей Европы.

Интересную методику применяли в Южной Корее. Там, когда выявляли заболевшего, по его цифровому следу восстанавливали все его передвижения и контакты за последние дни. Для этого использовали данные сотовых операторов, банков и камер видеонаблюдения. Эта информация делалась публичной, что и помогло выявить контактировавших с больными. В условиях Европы и России, где очень строги законы о защите персональных данных, такое просто немыслимо.

Свои проблемы в США, где многие жители просто не имеют права на больничный и могут, боясь потерять работу, продолжать ходить в офис даже после заражения. Можно добавить к этому дорогое здравоохранение, чтобы понять, почему страна запоздала с защитными мерами.

Посмотрим вперед

Мы привыкли воспринимать глобализацию как мир с открытыми границами и общей экономикой, но на поверку (тем же коронавирусом) выясняется, что основным фактором здесь является вовсе не это, а пресловутая модель международного разделения труда.

Как напоминает политолог Дмитрий Дробницкий, это когда «вдруг» выясняется, что Китай — «мировая фабрика вещей», и если там даже временно закрываются промпредприятия, то магазины по всему миру пустеют.

Когда COVID-19 захватывает Южную Корею и Японию, все «вдруг» вспоминают, что первая поставляет на мировой рынок две трети так необходимых нам сегодня гаджетов, а вторая обеспечивает до 94 % мировой выработки полиамидов и фоторезисторов, необходимых для производства этих гаджетов.

Моделировать эту невеселую цепочку можно и дальше, представляя себе, как вирус в той или иной точке планеты делает дефицитными, скажем, углеводороды или продукты питания.

Но факт, что теперь власти самых разных государств всерьез задумаются над задачей реиндустриализации своих стран, то есть обратного переноса на родину производств, ранее выведенных в ту же Юго-Восточную Азию в погоне за дешевой рабочей силой и низкой себестоимостью производства продукции.

То есть к процессу, которым сегодня на Западе озабочен один лишь Дональд Трамп, подключатся и другие лидеры. Точнее, новые лидеры, которые будут проповедовать изоляционизм и за которых будут охотно голосовать избиратели, пожавшие плоды нынешнего сбоя в логистических цепочках.

Андрей Савин