35media.ru

«Я очень прошу тебя — пиши мне чаще и больше про свою жизнь...»

Творческий и очень интеллигентный

Череповецкий юноша Валентин Буйко много лет был безответно влюблен в одну из учениц первой школы Надежду Каменскую и писал девушке с фронта. Буквально жил этим чувством и надеялся на встречу после войны…

Из краеведческих источников мы узнали, что Валя родился в 1923 году. Учился в первой школе, посещал Дом пионеров, где в оркестре балетного кружка играл на скрипке.

Вот что в своих воспоминаниях пишет о нем его учительница Ангелина Анатольевна Алексеева:

«Валя был скрипач. Он играл на концертах, на вечерах, больше всего он любил играть в зале, когда закрывали Дом пионеров и шумные посетители расходились по домам. Огни везде погашены. В замерзшие окна льется лунный свет, сверкая голубыми огнями в узорах инея, придавая комнате какой-то фантастический вид… Валя играет. Скрипка его поет то грустно и тихо, надрывая душу и вызывая слезы, то звонко и радостно, как песня счастья. По окончании 9-го класса он поступил в консерваторию, но надо было окончить десятилетку, и он возвратился».

Татьяна Александровна рассказывает, что Валентин был очень творческим мальчиком — он не только виртуозно владел скрипкой, но и хорошо рисовал, писал стихи.

«О Валентине Буйко вспоминают тепло все, кто его знал, — пишет в 1994 году Евгений Орлов, заместитель директора Городского филармонического собрания. — Это был юноша глубоко интеллигентный по самой своей натуре. Страстно любя скрипку, он выступал на концертах, много играл дома, вел как учитель кружок скрипки. Его ученики отличались грамотной постановкой, уверенным владением техникой игры».

Верная спутница

В 1940 году Валентин окончил школу и, получив аттестат зрелости с отличием, отправился в Ленинград, где поступил в музыкальное училище.
Но закончить учебу ему так и не пришлось — в июне 1941 года Валентин Буйко уходит на фронт. Он был направлен в войска связи Заполярья.

Из воспоминаний Ангелины Алексеевой: «Всю войну его часть охраняла северные границы. Валя выполнял боевые задания командования, играл на концертах… Война подходила к концу. Во время боя, когда вражеские самолеты черной тучей закрыли небо, во время бомбежки был убит Валя. Его похоронили на развилке дорог, а певучую скрипку, верную спутницу его короткой жизни, положили в могилу с ним».

Валя Буйко погиб 16 октября 1944 года. Похоронен на развилке дорог Луастори — Сольмиярви (Мурманская область).

Ожившие строчки

В передышках между боями юноша играл бойцам на скрипке, писал письма дорогой Надюше и ждал… Ждал ее ответа.
Из письма Валентина: «Добрый день, дорогая Надя! Я тебе писал несколько писем, но до сих пор ответа еще не получил, не знаю, получила ли ты? Надя! Мне очень хотелось бы взглянуть на тебя, как-то трудно мысленно представить твой образ, а ведь прошло уже больше года, как я не видел тебя. Если будет все благополучно, то надеюсь, мы с тобой встретимся, но когда — это сказать трудно. Все же как-то ждешь этого, хотя не знаешь, что ожидает в будущем.

Теперь пишу о себе: живу я пока ничего, здоров, по-прежнему работаю на полную мощность, но ведь это необходимо и каждый понимает это. Живем мы в теплых хороших землянках, которые сами построили. Если посмотреть снаружи, то трудно представить, что среди этих сопок, в бесконечных снегах, живут люди. Когда же зайдешь внутрь, то забываешь, что находишься вдали от населенных пунктов. На улице воет ветер, а здесь тихо, тепло и уютно горит электричество <…> Надя! Я очень прошу тебя — пиши мне чаще и больше про свою жизнь. Знаешь, если бы ты побывала вместе с нами, то ты бы все это прочувствовала и была бы не прочь получить письмо от Вальки, хоть он, вероятно, очень надоел своими «глупыми» письмами <…>  Кто знает. Может, мы с тобой еще встретимся, Надя! Это для меня будет большим счастьем!»
Это письмо молодой человек написал 27 февраля 1942 года. Так сложилось, что в руки журналиста «Голоса Череповца» оно попало 27 февраля 2020 года — спустя 78 лет строчки, написанные в далеком военном году среди холода и отчаяния, ожили и наполнились теплотой.

— Такая любовь! — восклицает Татьяна Викторова, читая эти строчки. — Чистое, настоящее, светлое чувство, при этом безответное. Он знал, что Надя его не любит, но столько писем ей написал! Девушка воспринимала его как друга и не скрывала этого. Она никогда его не обманывала. Письма в ответ писала, но редко, видимо, чтобы он не обманывал себя пустыми надеждами, но и чтобы не оставить его без поддержки, такой нужной на фронте.

А вот что писал Валя своей возлюбленной за три недели до смерти — 25 сентября 1944 года: «… что-то очень долго нет ничего от тебя. И вообще, у тебя, вероятно, такая установка — одно письмо в месяц? Желательно, чтобы ты изменила эту установку… Я вот, несмотря на то, что нахожусь совершенно в других условиях, чем ты, и то пишу аккуратно. Прошу — пиши чаще, ведь мне все так интересно! <…> Прости, что мало — нет свободного времени. Эту записку приходится писать на дежурстве, поэтому должна судить сама — какие письма, когда сиюминутно приходится отвлекаться! <…> Целую крепко, крепко, крепко. Пиши быстрее. Валя».

Татьяна Александровна рассказала, что Надежда Каменская долгие годы хранила письма Вали, а затем часть из них передала в школьный музей истории.

Письма из дома

Школьный музей хранит и письма юноши родителям:

«Здравствуйте, дорогие папа и мама! Сегодня получил папино письмо, за которое большое спасибо! Очень рад, милые, что у вас все благополучно, вот только что-то редко получаю ваши письма… По-прежнему работаю на том же месте. На фронте у нас уже давно тихо, временами лишь идет перестрелка. Ну, милые, пишите чаще, ведь получать письма из дома — это большая радость. Желаю всего хорошего в жизни! Целую бессчетное количество раз! Привет всем, всем!» — пишет боец 6 мая 1943 года.

А вот это строчки из письма, написанного буквально месяцем позже — 6 июня 43-го:

«…На фронте у нас давно уже затишье, ганса несколько раз проучили, зарылся глубоко в землю и сидит присмиревший. Иногда постреливает из своих батарей, но очень редко стал за последнее время, очевидно, чувствует, что ему скоро крышка! А с каким нетерпением жду того заветного времени… Этот час будет лучшим часом в моей жизни!»

Мы продолжим рассказ о выпускниках череповецких школ, ушедших воевать со школьной скамьи, в следующих номерах газеты.

Инна Анохина, газета «Голос Череповца»

Источник: https://35media.ru/articles/2020/03/11/mozhet-my-s-toboj-eshhe-vstretimsya-nadya