Поисковик Александр Петров рассказал о своих дедах

Александр Петров 25 лет отработал в полиции. Когда вышел на пенсию, появилось время заняться давно интересовавшим делом — поиском без вести пропавших солдат. Три года назад он стал бойцом отряда «Журавли» и впервые принял участие в поисковой экспедиции.

Почему я стал поисковиком

«С детства привлекала военная история. Смотрел фильмы про войну, читал книги, особенно интересовали танки. Многие мои родственники воевали. Поэтому хотелось побывать на местах сражений, увидеть не приукрашенную войну, как в музеях, а как было на самом деле. Но работа в полиции не оставляла времени для этого. Когда вышел на пенсию, познакомился с поисковиками отряда «Журавли». В первой экспедиции, в Новгородскую область, понравилось все: люди, обстановка, место и результаты поиска. Уже побывал в десятке экспедиций, нашел пять бойцов».

Прошел всю войну водителем

Виктор Дмитриевич Петров, дед со стороны отца, родом из Кириллова. Школу окончил в Череповце, где и остался работать художником в музее, хотя был самоучкой.

В 1931 — 1932 годах проходил срочную службу в погранвойсках НКВД.

В 1939 году был призван на финскую кампанию — пулеметчиком в лыжный батальон. А в сентябре 1941 года его призвали на войну с гитлеровской Германией. После финской войны он получил водительские права, и это ему помогло выжить и пройти всю Великую Отечественную: он был водителем командирского состава полка связи со Ставкой Сталина.

В 1945 году его перекинули на Дальневосточный фронт — это была Советско-японская война. Демобилизовался в декабре 1945 года. Воспоминания у него остались очень тяжелые, поэтому про войну рассказывать не любил.

По словам бабушки, когда он пришел домой с войны, несколько дней лежал, не ел, не разговаривал. Врач, вызванный бабушкой, поставил диагноз: не болен, просто устал. Виктор Дмитриевич награжден медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и «За победу над Японией». Эти боевые награды он отдал в череповецкий городской музей, в котором работал художником. И где они находятся сейчас, я даже не знаю.

А в 60-е годы дед был внештатным фотокорреспондентом в газете «Коммунист». Сохранилось очень много его фотографий о жизни Череповца. Не стало его в 1994 году — через год после того, как мы похоронили моего отца. Бабушка с дедом пережили всех своих сыновей.
 
Снабжал блокадный Ленинград

Николай Богданович Богданов, мамин отец, всю жизнь прожил в деревне Абрамова Гора Ленинградской области. Он был незаконнорожденным ребенком местного помещика. Фамилия и отчество у него не отцовские, их ему дали как байстрюку.

В деревне его дразнили, поэтому он вырос коммунистом до мозга костей. Есть семейное предание, что в 18 лет дед ушел в Красную армию, воевал в Первой конной армии.

В одном из боев был ранен из винтовки, пуля застряла рядом с позвоночником. Делать операцию не стали, прожил с пулей в спине всю жизнь. Был три раза женат, у него родилось 10 детей, из которых выжили не все. Мама моя родилась в 1942 году уже в браке с последней женой — моей бабушкой Матреной Михайловной.

Когда пришла война, всех мужиков из деревни забрали. Деда не призвали из-за ранения. Он остался председателем колхоза, в котором работали женщины и дети. Немцы до Абрамовой Горы не дошли буквально 50 км, остановились под Тихвином. Но война деревню не обошла стороной: были авианалеты, в деревню привозили раненых солдат. Все продукты были вывезены в 1941 году, а позже забрали и скотину. В общем, деревня кормила фронт, продукты увозили в блокадный Ленинград: рядом проходила Дорога жизни.

Жители деревни спасались ловлей рыбы из местных озер. Было одно карстовое озеро, из которого зимой 1941 года ушла вода, что периодически случалось, а рыба осталась подо льдом. Эту рыбу возами доставляли в деревню. Выживали как могли: ели крапиву, охотились, рыбачили. Николай Богданович умер в 1978 году.

Жанна Газзаева