35media.ru

Нелегальный алкоголь будут уничтожать

Нелегальный или проданный с нарушениями алкоголь после изъятия можно будет уничтожать, если депутаты Госдумы одобрят соответствующий законопроект. Сейчас товар может годами храниться на складах за счет государства. В чем плюсы и минусы такого механизма?

Сегодня алкоголь, который не имеет лицензии, маркировки и информации об объеме производства, подлежит хранению вне места изъятия, а затем уничтожению по решению суда.

К вывозу и хранению Росалкогольрегулирование привлекает организации, имеющие лицензию на хранение этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Затем для уничтожения проводится еще один тендер.

По данным Счетной палаты, в 2016 году из незаконного оборота было изъято более 609 тыс. декалитров, или 36,5 % от проверенного объема, в 2017-м — 360 тыс., или 13,8 %, в I полугодии 2018 года — 142 тыс., или 17,6 %. Весь конфискат до решения суда хранится на складах и в других помещениях, найденных компаниями. Так товары могут пролежать и год, и два.

Еще сложнее ситуация, если алкоголь конфискован в ходе пресечения правонарушений или преступлений. Тогда его изъятием занимаются таможенные органы, власти субъектов, МВД и другие уполномоченные органы. В таком случае уничтожение в принципе не предусмотрено.

Как рассказали эксперты «Известиям», конфиската так много, что его просто физически негде хранить. К тому же на хранение тратятся бюджетные средства. В Минфине предложили поправки, согласно которым изъятые спирт и алкоголь подлежат уничтожению, если являются предметом административного правонарушения. С тем, что хранить алкоголь бессмысленно, согласно большинство экспертов. Это создает риски злоупотреблений.

Часть специалистов полагает, что методы борьбы могут быть и менее радикальные. Алкоголю можно дать еще один шанс, реализовав уже от имени государства не по прямому назначению, а для переработки. Впрочем, в этом случае также возможны злоупотребления. Ведь с контролем, как показывает практика, возникают проблемы и сегодня.

В Счетной палате коррупционные риски оценили в 70 %. В заявках на уничтожение не указывается способ, каким это должно быть сделано, в отчетах не сообщают стоимость и количество конфискованного товара.

Андрей Савин