В архангельской областной детской больнице прооперировали ребёнка из Череповца с одной почкой

В настоящее время хирурги Архангельской областной детской клинической больницы используют малоинвазивные методы практически по всем направлениям хирургии. Дело в том, что подобные процедуры обеспечивают меньшее вмешательство в организм, чем применяемые для той же цели открытые операции. А значит, ребёнок проводит в стационаре меньше времени и лучше восстанавливается, пишет «Регион29».

Специалисты больницы достигли уже такого мастерства, что теперь к ним на операции едут из других регионов России. В то же время, хирурги из Архангельска и сами выезжают из Поморья, чтобы делиться с коллегами своим передовым опытом.

Пересадить мочеточник

«Не бойся, мы только животик посмотрим», — обращается к маленькому Дане хирург-уролог АОДКБ Дмитрий Саблин, после чего начинает отлеплять компактную повязку с живота ребёнка. Даниил хнычет и протяжно говорит: «Не надо!». Мама успокаивает ребёнка словами: «Дядя-доктор знает, что делает».

Мальчик и вправду перестаёт плакать, давая возможность журналистам оценить совсем незначительные последствия — несколько небольших мазков зелёнки — от серьёзной хирургической операции, которая прошла восемь дней назад.

"У Даниила был заброс мочи в почку. Это органоугрожающая ситуация, без операции функция почки могла быть утеряна. Для того, чтобы всё было хорошо, надо было создать антирефлюксный механизм защиты. Раньше такие операции проводились открыто, с разрезом передней брюшной стенки и стенки мочевого пузыря. Мы эту операцию выполняли лапароскопически, через проколы брюшной стенки специальными инструментами. Мы пересадили мочеточник в новое место в мочевом пузыре. Это обеспечит нормальный ток мочи из почки и препятствие к забросу мочи обратно в почку", — делится подробностями операции Дмитрий Саблин.

Операция, которая прошла на Данииле, была довольно рисковой — у мальчика с рождения только одна почка. Когда с ней начались проблемы, ребёнка из Череповца, которому нет и четырёх лет, неоднократно оперировали в Вологде, но это не дало результата. Здоровье постоянно ухудшалась, помочь не могли ни в в родном городе, ни в Питере. По совету череповецких специалистов мама ребёнка обратилась в архангельскую клинику.

Алёна и Даниил Агафоновы.

"Операция у нас прошла успешно, без последствий. Прогнозы очень даже хорошие. Даниил чувствует себя очень хорошо. Обещали новую жизнь нам, как говорится. Будем надеяться на лучшее. Последние полгода, до операции, мы по два месяца проводили в больнице — на препаратах, лекарствах, антибиотиках. Он толком ни ходить, ни стоять не мог. Мучались, мучались — а теперь весёлый, начинает потихонечку бегать-веселиться", — рассказывает мама мальчика Алёна Агафонова.

Вместо разрезов — проколы

Такому быстрому восстановлению после операции ребёнок во многом обязан именно лапароскопии, то есть способу операции, когда не требуется серьёзный разрез. Для данного метода достаточно трёх-пяти вколов, диаметром пять-семь миллиметров. Один из них нужен для камеры, другие — для ввода инструментов.

"Раньше подобные операции проводились открыто. Суть операции заключалась в том, что делался надрез как у женщин при кесаревом сечении. И далее операция проводилась внутри мочевого пузыря. Это было очень неудобно, потому что его объём довольно большой даже у маленьких детей. Всё проводилось в глубине раны, доступность мочеточника при этом низкая, низкая визуализация. И, как правило, это сопровождалось большой кровопотерей. А учитывая, что рассекались мышцы, восстановление занимало до месяца — дети находились в стационаре. Сейчас восстановление происходит в течение недели", — объясняет Дмитрий Саблин.

По словам хирурга, теперь юному пациенту нужно будет посетить больницу через месяц — ему снимут дренажи, которые установлены внутри организма. Они необходимы для того, чтобы мочеточник подрос к мочевому пузырю. Ещё через три месяца — контрольное обследование, а затем — наблюдение у педиатра по месту жительства.

Как рассказывает заместитель главного врача АОДКБ Николай Марков, детская хирургия сегодня направлена на минимизацию операционных травм как таковых. Это достигается как раз за счёт лапароскопических или эндохирургических вмешательств.

Эти методы позволяют избежать массивной операционной травмы и получить тот же результат, который раньше достигался за счёт операции открытым способом. Лапароскопический способ требует специального оснащения, которое в АОДКБ есть.

"Мы говорим, что клиника, в целом, работает малоинвазивными методиками почти по всем направлениям детской хирургии, начиная от ургентных операций, заканчивая наиболее высокотехнологичными — реконструктивно-пластическими, когда важно не просто удалить орган, а сделать реконструкцию порока развития, который формируется внутриутробно. Таким образом, мы обеспечиваем нормальное развитие и функционирование органов в последующем", — говорит Николай Марков.

Достоинство таких вмешательств — это возможность выполнять их вне зависимости от возраста, с ориентировкой на раннюю возрастную группу. В некоторых случаях можно оперировать и ребёнка, которому всего месяц. Благодаря лапароскопии, минимизируется операционная травма, а значит и время пребывания в стационаре. Кроме того, улучшается реабилитация, а следы вмешательства гораздо менее заметны, чем последствия открытой операции.

По словам Николая Маркова, благодаря опыту врачей из Архангельска и техническому оснащению, сегодня необходимую помощь можно чаще всего получить без поездки в федеральные клиники.

"Здесь самый простой вариант — получить у нас консультацию, а далее решение подавляющего большинства вопросов, исключая отдельные виды редких пороков, возможно в нашей региональной больнице. И всё будет сделано на хорошем уровне", — утверждает заместитель главврача.

Сейчас делать операции в Архангельск едут и из других регионов. Например, на Северо-Западе подобным же уровнем детской хирургии может похвастаться только Республика Коми. Немаловажно и то, что операции проходят в рамках ОМС.

Помимо работы в Архангельске, хирурги АОДКБ успешно оперируют по приглашению соседних регионов, например, Вологодской области.

"Я ездил проводить мастер-классы в Мурманск, Волгоград и Череповец. Там делали подборку детей, собирали по три-четыре человека. Я оперировал, а местные доктора наблюдали за моими действиям. Как правило, один раз посмотреть требуется, для того, чтобы понять, что это выполнимо на их оборудовании. А в дальнейшем хирурги приезжают уже в Архангельск обучиться методикам", — поясняет Дмитрий Саблин