В новый музей принесли рельс XIX века

В здании железнодорожного вокзала Череповца открылся музей. Названия у него пока нет, на двери табличка — просто «Музей». В комнате — предметы, которые когда-то использовались на Северной железной дороге, фотографии, стенды с описаниями.

Начальник вокзала Алексей Полеев организовал этот музей, как он говорит, по предложению зам. начальника Северной железной дороги Олега Холматова. Идея понравилась с самого начала. Но где взять экспонаты?

«Мы бросили клич среди наших сотрудников, ветеранов, — рассказывает Алексей Владимирович. — Обратились к горожанам. Удалось собрать интересные раритеты».

После этого железнодорожники попросили помощи у сотрудников Череповецкого музейного объединения, и музей Череповецкого железнодорожного узла на нашем вокзале был создан.

Самым весомым экспонатом, по словам Алексея Полеева, в прямом и переносном смысле стал кусок рельса, которому больше ста лет. Принес его череповчанин Максим Максимов, сотрудник одного из банков, за что получил от начальника вокзала благодарственное письмо и подарок. Мы встретились с Максимом.

«Мы с друзьями нашли этот рельс в районе старого Шеломова, — рассказывал он. — Его длина — десять метров. Сначала хотели использовать его для строительства моста, но увидели клеймо и поняли, что он представляет собой историческую ценность, и оставили».

Максим сразу стал искать в Интернете — нет ли где музея, которому такая реликвия была бы интересна.

«И оказалось, что на нашем вокзале как раз открывался такой музей! — рассказывает Максим. — Мы отпилили кусок длиной с метр, сохранив клеймо, и привезли».

Вместе с Максимом разглядываем рельефную надпись. Дата — апрель 1890 года, то есть рельсу в этом году исполнится 130 лет. Есть даже фамилия владельца завода, где его изготовили, — князь Белосельский-Белозерский.

«Надо же! — удивляюсь я. — Когда приезжаю в Питер, люблю бывать во дворце Белосельских-Белозерских: там красивые залы, часто бывают хорошие концерты.
— Да-да, — откликается Максим, — это их дворец. А сам завод находился на Урале.
— Рельс отличается от современных, — комментирует Алексей Полеев. —
Он более узкий, имеет немного другой профиль. Железные дороги в XIX веке имели более узкую колею, но этот рельс мог использоваться и при стандартной ширине дороги».

Вдвоем начальник вокзала и даритель с трудом поднимают даже этот метровый отрезок. А в позапрошлом веке рабочие укладывали такие рельсы по 10 метров каждый — нелегко!

«Больше таких старинных экспонатов у нас пока нет», — комментирует Алексей Полеев.

Все остальные — из ХХ века. Телеграфный аппарат 1989 года, полевой телефон 1957-го, таксофон 1997-го — кто о них теперь, в век сотовой связи, помнит? Есть макеты стрелочного перевода железной дороги (в народе такой стрелочный перевод чаще называют стрелкой), гидроколонки для заправки паровозов водой.

Первыми посетителями музея стали ветераны — люди, которые очень много сделали для процветания железной дороги.

«Когда ветераны вошли в музей, у них было много эмоций — радость, изумление, — говорит начальник вокзала Алексей Полеев, лично проводивший первую экскурсию. — Ветераны находили на фотографиях себя, своих знакомых. Было приятно доставить такую радость. А пассажирам, мы надеемся, музей поможет лучше понять деятельность железной дороги, с помощью него мы станем ближе друг к другу».

Есть в музее стенд, посвященный работе вокзала в годы войны. Десятки тысяч эвакуированных проехали через Череповец, многие получали здесь питание, медицинскую и иную помощь.

Приятно, что отдельный стенд выделен для того, чтобы рассказать, как с помощью нашей газеты было сохранено старое здание вокзала. Руководство города хотело перестроить полностью обветшавшее строение, но череповчане буквально восстали против этого решения. Газета «Речь» (в то время «Коммунист») публиковала письма читателей с возражениями, предложениями. Череповчане доказывали: когда создавалась железная дорога, все станции были построены в едином стиле, и не нужно этот стиль уничтожать. Не все были с этим согласны, даже среди художников не было единства.

«Уничтожение памятников способствует размыванию чувства патриотизма, что куда сильнее, чем финансовые расходы на ремонт и реставрацию старых зданий, в том числе и вокзала», — гласило письмо, подписанное 28 череповчанами.
«Что в нем ценного, исторического? Шедевр? Каменный сарай с печными трубами», — не согласен другой горожанин.
«Вокзал нужно сохранить, — писала в газету семья Черновых. — Пусть здание не связано с какими-то особо значимыми событиями, но оно само по себе — памятник прошлого. Архитектурные памятники — редкость в Череповце. И никакие бетонные сооружения не восполнят утрату свидетелей давних лет».

Были и призывы вспомнить об экономической целесообразности сохранения ветхих зданий, уж тем более «в канун перехода коллективов предприятий и объединений на самофинансирование»: «Экономика отрезвляет человека, попавшего в плен беспочвенных фантазий».

Но в итоге облик старого здания вокзала был сохранен.

В марте 1996 года началась реконструкция, и в феврале 1999-го отреставрированное здание приняло первых пассажиров. Стены и внешний облик удалось сохранить. Остальное (крыша, вся «начинка») было новым. Пристройка с трехэтажной средней частью появилась позже, ее возводили с 2004 по 2008 год.

Попасть в музей несложно, достаточно позвонить по телефону 67-23-80 и можно увидеть все эти интересные железнодорожные экспонаты, а возможно, принести свои, если имеются.

Ирина Ромина