35media.ru

Почему нельзя разглядывать фигуру женщины по частям?

Неделю назад все международное сообщество отметило праздник людей, доносящих до нас красоту окружающего мира, — День художника. О мастерах изобразительного искусства, об их умении переносить свои мысли, переживания и впечатления на полотно сказано много. Я решила заглянуть по ту сторону мольберта и примерить на себя новую роль — модели. Для чего отправилась в Дом художника. Там с прошлого февраля работает студия «Вечерний рисунок», где можно послужить искусству — «нарисоваться». С вас напишут портреты и по окончании работы вручат один или несколько рисунков в качестве приятного презента.

Трон для модели

Отправляюсь на встречу в некой нерешительности, так как никогда не относила к себе выражение «с нее бы картины писать». В студии меня встретили как родную, и от неловкости не осталось и следа.

— Здравствуйте! Пожалуйста, к столу — для вас уже и чай готов!

За ароматным напитком познакомились. «Николай Дорофеев, Владислав Варинов, Владимир Татаринов, Сергей Скобликов», — обаятельно улыбаясь, представились художники. Чаепитие с домашним медом и беседой, изобилующей добрыми шутками и забавными историями, стало прекрасным началом моей «модельной карьеры». Продолжение тоже было приятным: мне предложили расположиться на «троне» — так выразились художники о стуле на подиуме.

Выбрать позу оказалось не так-то просто.

— Как мне сесть?  
— Как будет комфортно. Попробуйте откинуться на спинку. Если удобно, можно вовсе развернуть стул спинкой к нам.
Начинаю ерзать — одно положение, другое, третье. Все что-то не то. Меня терпеливо ждут. И тут слышу: «Вот! Вот сейчас хорошо!» Застываю. Помню: позу менять нельзя и нужно по максимуму «заморозить мимику». Со вторым возникли проблемы — было трудно не переводить взгляд на говорящего собеседника. Байкам и историям не было конца. Все действо происходило под музыкальное сопровождение из старенького, «рожденного» в СССР, приемника «Океан-222», чье слегка хриплое «исполнение» ретрошлягеров не только не испортило ситуацию, а, наоборот, добавило уюта.

По истечении недолгого времени (по крайней мере, мне так показалось) художники заботливо спросили: «Вы не устали? Может, перерыв?»

И тут начинаю понимать, что я, наверное, какая-то неправильная модель: спина не затекла, ноги не сводит, руки не ломит. Все хорошо! Приятное общество, музыка. И да, комплименты! «Какие у вас глаза, надбровные дуги. Неуловимый взгляд. И такая пластика. А кисти как красиво лежат!» Моментальное положительное психотерапевтическое воздействие. Без медиков и медикаментов.
Два с половиной часа с перерывами на чай прошли незаметно.

Портрет — не фото

Мне стало интересно: с чего начинается портрет? Рассматривает ли художник натуру или сразу приступает к рисованию, подмечая детали в процессе?

— У каждого свой подход, — говорит Сергей.
— Я выбираю три точки на фигуре, например одну на голове, другую на туловище, третью на ступнях ног, и пытаюсь увидеть их одновременно, — рассказывает про «свой подход» Владимир. — Потому что, когда разглядываешь фигуру по частям, пазлы в целое не складываются. Начинаешь врать, нарушать пропорции: ноги рисуешь отдельно, руки отдельно, голову отдельно — связи между ними нет. А когда я увидел все целиком, открывается истинный характер модели. Но для этого надо делать некое усилие над собой. Когда справился с целым, можно для усиления образа портретируемого подчеркнуть какую-нибудь характерную деталь или добавить подходящий аксессуар.

— Часто слышу: «Художник нарисовал так, что сама на себя не похожа». Должен ли быть портрет полной копией внешности модели?
— Тут другая задача. В заказном женском портрете важно, чтобы женщина выглядела на портрете красивой и желательно хотя бы немного похожей. Нарисовать ее надо проникновенно, с любовью и уловить характер, тогда другие огрехи в рисунке тебе простятся, — говорит Владимир. — Настоящий художник определяется его способностью образно мыслить и сочинять, то есть композитор он или нет. С натуры нарисовать — это, конечно, тоже класс. Но все-таки высший пилотаж — когда ты сочиняешь живописные композиции, создаешь яркие, запоминающиеся образы, как это умели Суриков, Репин, Серов.

— Нас учили: «Создавайте образы», — говорит Николай. — То есть не просто один к одному воспроизводить, как фотография, а так, чтобы в рисунке жил человек. Жил в своем мире. И наша задача — этот мир передать. Пикассо говорил: «Мне важно не само изображение, а впечатление от него, его настроение».
Что касается модной тенденции — рисования портретов с фотографий, художники заметили, что в таком случае портрет получается неживой, как выгравированный по фотографии рисунок на могильном обелиске.

— Фотография — это уже состоявшаяся вещь. И когда со светового отпечатка делают еще один, то получается, как говорят художники, «мертвечина». В таком портрете нет живинки, — поясняет Владимир. — А цель портрета — передать индивидуальность, сделать его «живым». И рассматривать его с точки зрения «похож — не похож» не совсем правильно. Портрет, созданный вручную, он с отношением, каждую черточку лица художник изучил, прошел и запечатлел острым карандашом или кистью. Это не фото.
— Когда правильно употреблять глаголы «рисует» и «пишет»?
— Когда у художника в руках карандаш, перо с тушью, уголек, пастель — он рисует. А вот держа кисть — пишет, — улыбается Владимир. — Например, акварель — спорное понятие у художников. Одни относят ее к графике, тогда правомерно сказать «рисую», а другие — к живописи, и приемлемо «пишу».

Комплименты бонусом

В студии «Вечерний рисунок» мы встречались с художниками дважды, так как работа над портретом заняла два вечера. В первый — около двух с половиной часов, во второй — около трех. Надо сказать, ко второму сеансу я научилась не переводить взгляд с одного мастера на другого. За эти два вечера мы, кажется, поговорили обо всем: о политике, медицине, образовании, женской и мужской красоте, литературе. Кстати, я узнала, что от природы у мужчин ноги, как правило, длиннее, чем у женщин (хотя бытует мнение, что наоборот), а детей очень трудно рисовать — им не хватает усидчивости.

Получив кучу приятных слов, похвалу за терпение и свой личный портрет, я отправилась упиваться впечатлениями. И теперь я знаю, что портрет — это не просто отражение чувств и впечатлений мастера, а диалог между художником и портретируемым. В портрете, написанном художником, есть отражение характера человека и видение, отношение художника. И для меня этот диалог состоялся.

Инна Анохина, газета «Голос Череповца»