35media.ru

Как привить детям любовь к чтению

В филармоническом собрании о современной литературе для детей и подростков рассказал Алексей Олейников, лауреат премии «Новая детская книга», автор фантастических повестей и комиксов. Олейников также преподает литературу в двух частных школах.

Самые известные произведения Олейникова — серия книг «Дженни Далфин и магия стихий». Кроме фантастических романов для подростков он пишет рассказы, стихи, комиксы. Алексей Олейников — лауреат конкурсов «Заветная мечта» и «Новая детская книга». В Череповце побывал на литературном фестивале «ПРОект Ку-2», организованном актрисой Еленой Кузьминой и поэтом Ангелиной Куликовой в Филармоническом собрании. На фестивале прошла читка пьесы Олейникова «Хлебозавод» (18+).

Главная мысль Алексея Олейникова — современная литература для детей на русском языке есть, она хорошая, и о ней надо знать родителям. Своих читателей он призывал писать ему на страничку во «ВКонтакте» и задавать вопросы.

Но что делать, если современные дети не читают? Этот вопрос задала Олейникову учительница, которая ведет литературу в пятых классах. Что делать, если дети не хотят читать ни то, что задано по программе, ни какие-нибудь другие книги?

— А что вы сейчас с ними читаете? — спросил Алексей Олейников.

— «Бородино» (12+), — ответила учитель.

Олейников ответил, что универсальный совет тут дать сложно — многое зависит от того, что читал ребенок до этого, а также разрешит ли администрация школы немного отойти от программы.

«У меня есть сейчас пятые классы, и тоже был большой вопрос, что с ними делать. И я забил на «Бородино» и стал с ними читать скандинавские мифы, там, где описывается убийство великанов, козни Локи. Читали мифы в прекрасном переводе Светланова. Мне кажется, что надо заходить к детям с таких специфических вещей, как мифы Скандинавии или пересказ «Калевалы» — но именно пересказ, не сама «Калевала» (12+), от оригинального текста они умрут. Легенды рыцарские можно читать, «Вересковый мед». Эпические, лироэпические произведения в таком возрасте интересны».

Также писатель сказал, что лучше всего литература запоминается, когда ребенок что-то делает по мотивам, а не просто читает. Ученики Олейникова рисовали иллюстрации к мифам, делали комиксы на их основе.

Писатель рассказал, что современные российские книги популярны и на Западе — и в первую очередь это касается нехудожественных произведений.

«Западные издания друг у друга рвали «Историю старой квартиры» (6+) Александры Литвиной и Анны Десницкой. Это совместная работа художника и автора текста, в ней описывается жизнь семьи Муромцевых на протяжении ста лет — и через их судьбу рассказывается про НЭП, военный коммунизм, войну, эмиграцию. Дети узнают, что такое хлебные карточки, как выглядел первый советский сепаратор», — говорит Олейников.

Также у Литвиной и Десницкой вышла книга «Транссиб. Поезд отправляется!» (6+) — рассказ о 36 городах и поселках на пути из Москвы во Владивосток.

По словам Олейникова, сейчас детская литература популярна и у взрослых.

«Издатель Илья Бернштейн выпускает классику советской литературы с комментариями — вышли «Дорога уходит в даль…» (12+), «Недопесок» (0+), «Приключения капитана Врунгеля» (0+), «Три повести о Васе Куролесове» (6+). Их покупают взрослые, которые помнят о своем детстве и которым интересно прочитать воспоминания выросшего Дениса Драгунского, например».

Рассказал Олейников и о графических романах российских писателей — это не новый жанр, как думают многие, то, что сейчас называют комиксами, существует столько же лет, сколько и письменность.

«Могу назвать графический роман Ольги Лаврентьевой «Сурвило» (12+) о блокаде Ленинграда, книгу Юлии Никитиной «Полуночная земля» (16+) о детстве в Салехарде, книгу Владимира Рудака «Я — слон» (16+) о мальчике-колясочнике. Рудаку удалось создать такую сильную историю, потому что он сам инвалид-колясочник и многое описывает на основе собственного опыта».

Речь зашла и о поэзии. По словам Олейникова, нередко родители не знают, что купить ребенку, и выбирают в магазине тех поэтов, которых сами знают, например Агнию Барто. Издательства этим пользуются — потому в любом книжном магазине можно найти много переизданий Барто. Но, продолжает Олейников, есть и современные детские поэты, и поэзия сейчас в России на хорошем уровне.

— Анастасия Орлова пишет стихи для совсем маленьких, для детей двух с половиной — трех лет. Это особый талант, вот, например: «Я свою родную ногу отправляю в путь-дорогу». Это стихотворение называется «Надеваю колготки», — говорит он. — Алексей Зайцев написал книгу «Физика Тузика» (0+), в его стихах «Тузика» рифмуется, конечно же, со словом «пузико». Артур Гиваргизов — главный хулиган современной детской литературы, такой, каким раньше был Остер. Стихи Гиваргизова ведут традиции от Хармса. Станислав Востоков пишет стихи о животных — он и сам натуралист, работал в зоопарке«.

Перечислим и прозаические книги, которые рекомендует Олейников. Это повести Нины Дашевской, Эдуарда Веркина.

«У каждого из них свой герой. У Дашевской герой замкнутый, необщительный, погруженный в себя, с трудом находит общий язык с окружающими. Веркин нашел другого героя-ребенка — ироничного интеллектуала, напоминающего Печорина».

Также Олейников назвал повесть Дарьи Доцук «Голос» (12+) — о девочке, чья жизнь изменилась после того, как она выжила в теракте в метро; книгу Анны Старобинец «Зверский детектив» (6+) — о зверском убийстве Зайца, от которого остался только пушистый хвост, расследование ведут инспектор Барсук и его помощник Барсукот; книгу Натальи Евдокимовой «Лето пахнет солью» (12+) — романтическую повесть о каникулах на море.

Наверное, наш читатель отметил, что в этой публикации все книги имеют возрастную маркировку — таково требование закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». У Алексея Олейникова под конец его лекции спросили, как он относится к возрастной маркировке книг.

«Отвратительно! — ответил он. — А ее же вроде отменять будут — в Думе этот вопрос рассматривают. И правильно, нужно вернуться к советской маркировке: «Рекомендовано для младшего школьного возраста» или «для старшего», «для среднего школьного возраста». Не знаю, для чего такой закон нужен».

Алена Сеничева