35media.ru

Как следователи из Москвы чуть не обдурили череповчанку

«Девочки, выручайте. Не могу понять, дурят меня или нет», — с такой необычной просьбой в редакцию «Голоса Череповца» обратилась читательница Елена Самарина (по ее просьбе мы изменили имя и фамилию). Женщина рассказала, что ей только что поступил странный звонок — якобы из Московского городского суда. Череповчанке посулили крупную денежную компенсацию и просили перезвонить на московский номер. Вместо Елены Сергеевны за трубку взялся журналист «ГЧ».

Миллионы в заморозке

«Мне позвонил мужчина, который представился следователем следственного комитета из Москвы Мартыновым, — рассказывает Елена Самарина. — Он сказал, что я являюсь потерпевшей по уголовному делу против компании, которая продавала БАДы. Я сначала вообще ничего понять не могла: какие БАДы, при чем тут Москва? Потом вспомнила, что несколько лет назад я действительно покупала в одном из частных медицинских (если их так можно назвать) центров в Череповце БАДы на очень приличную сумму. Никакого эффекта от их применения не ощутила. А следователь огорошил меня, что мне положена компенсация за эти БАДы. Мартынов продиктовал мне номер некоей Елены Огневой (номер с телефонным кодом московского региона — +7(499)…), велел позвонить ей, чтобы узнать, каков размер компенсации, которая мне положена, и как я могу ее получить».

Наша читательница поняла, что, вероятнее всего, только что имела разговор с мошенником. Лично у меня сомнений не было. За годы работы на криминальной тематике мне приходилось бесчисленное количество раз писать о мошенничествах и уловках, которые используют мошенники. Как они говорят (с какой интонацией и какими словами), на какие «крючки» цепляют собеседника в разговоре, как создают нужный шум вокруг и зачем — оперативники делились опытом, раскрывая новые схемы мошенников по обману доверчивых граждан.

Звоню по номеру, оставленному «следователем». Объясняю, что хочу уточнить информацию по БАДам, и спрашиваю у девушки, которая взяла трубку:
— Вы тоже из следственного комитета?
— Нет, мы находимся при Московском городском суде, финансовая служба послесудебных взысканий.
Девушка попросила меня назвать Ф. И. О., чтобы она проверила в своей базе данных. Называю данные читательницы.
— Да, действительно, вы проходите по данному делу как пострадавшая, — ответила моя собеседница через минуту. — Дело рассматривалось заместителем Московского городского суда Васьковой Еленой Михайловной 22 февраля 2018 года.
— Сколько мне должны перевести денег?
— Ну… по ведомости указано, что у вас на получении 383 тысячи российских рублей.
Вас ранее должны были уведомИть, что по данному делу принято решение, — странно ставя ударения, бойко докладывает Огнева. — Все миллионные счета организации заморожены, средства разделены между пострадавшими в равных частях. Размер компенсации 383 тысячи рублей. Общая сумма замороженных средств 799 миллионов 627 тысяч.

«Аннулировать будете?»

Конечно, информацию, которой делилась москвичка, я воспринимала критически. Какая служба послесудебных взысканий? Столичный аналог службы судебных приставов? Почему размер компенсации одинаков для всех покупателей, хотя одни приобретали БАДы на сумму 50 тысяч, а другие — на 150 тысяч?! И с чего вдруг делами о мошенничестве занимается следственный комитет, а не полиция?

Отмечу, что у меня была возможность поставить под сомнения слова москвички, потому что мысль о возможной прибыли не мешала думать. А девушка меж тем продолжала.
— По нашим данным, у вас стоит автоматический отказ от получения компенсации по той причине, что вы ранее не занимались этим вопросом. Сейчас я выясню, есть ли у нас время на аннулирование отказа и оформление данного документа. С февраля по сентябрь выплаты были, сейчас в следственном управлении дали пострадавшим возможность дооформиться. Посмотрим, что удалось сделать в вашей ситуации. Я перезвоню через 15 минут.

Понимаете, что в ход пошел хитрый психологический маневр? Человеку посулили довольно крупную сумму денег. Решение нужно принимать быстро, ведь выплаты идут давно, вдруг денег на всех «пострадавших» не хватит. Кстати, отмечу и звуковой фон. В помещении, откуда звонила девушка, она была явно не одна: мне были слышны другие голоса, телефонные звонки. По информации полицейских, роль кол-центра у мошенников выполняет обычная съемная квартира, в которой сидят нанятые по объявлению люди. За вознаграждение они совершают массовые прозвоны.

Вечный вопрос: откуда у мошенников берутся персональные данные? Ведь звонящие обращаются к человеку по имени-отчеству, а порой называют и его домашний адрес. Хотя в мире, где мы бесконечно заполняем небольшие анкеты — при участии в магазинной акции, получении скидочной карты в супермаркете или салоне красоты, — мошенникам не составляет большого труда получить информацию. Или купить ее.

«Возможно, злоумышленники»

Но вернемся к нашей ситуации. Прошли 15 минут, полчаса, час. «Специалист Огнева» не перезванивала. Возможно, сопоставила, что номер телефона Самариной и наш, редакционный, не совпадают. А может быть, ее напугал мой тон и привычка задавать вопросы. Перезваниваю сама. Трубку берет девушка, по голосу — та самая, с которой я разговаривала час назад. Она уточняет, кто спрашивает Огневу, говорит, что та вышла из кабинета и обязательно перезвонит мне. Номера телефона у меня не попросили, и никто так и не перезвонил. Зато в тот же вечер «следователь Мартынов» снова набрал настоящую Самарину, спрашивал, звонила ли она Огневой, и настоятельно рекомендовал не тянуть с этим.

В чем суть преступной схемы злоумышленников? Какая их выгода? Задавшись этим вопросом, захожу в Интернет.
Открываю «Яндекс», вбиваю в строке поиска номер телефона Огневой +7(499) 213-23-29. Первое, что выдает поисковик: «Возможно, злоумышленники».
Перехожу к комментариям на другой вкладке, читаю истории, которыми поделились люди.

Процитирую некоторые.

«Звонила женщина и представилась старшим лейтенантом Анной Николаевной Р… (не запомнила фамилию) из следственного комитета Московской области. Якобы мне должны выплатить 350 тысяч рублей как пострадавшей от препарата «Мангостин», — написала месяц назад пользователь по имени Инга. — Назвали мой домашний адрес, но чуть его исказили, перепутав номер дома и квартиры. Говорили, что якобы выслали мне копии документов с постановлением Московского горсуда… Почуяла я неладное, сделала вид, что плохо их слышу, попросила перезвонить. Сама — в Интернет, проверять номер. Нашла этот форум».
«Звонили с этого номера, сказали, что мне должны выплатить 312 тысяч рублей как пострадавшей от препарата. Все, что мне нужно, — оплатить 6 % налога от этой суммы», — делится своей историей Юлия.
«С этого номера мне звонил мужчина, представился как следователь Францев Леонид Викторович. Он сказал, что мне полагается выплата в размере 360 000 как потерпевшей в деле о препарате «Лангустин», — пишет Наталья. — Для этого я должна позвонить в финансовую службу по телефону +7(499) 404-28-58 Маслову Владимиру Андреевичу и сказать ему, что я прохожу по делу о мошенничестве. Маслов подтвердил, что мне полагается выплата и что я должна перечислить на банковскую карту за судебные издержки 6 % от 360 тысяч».

IP-телефония

Схема с компенсациями за ранее купленные БАДы (как правило, препараты эти довольно дорогостоящие) приносит злоумышленникам неплохой доход. Соглашаются многие. Кому не хочется получить компенсацию? Когда на кону почти 400 тысяч, то 24 тысячи (6 %) кажутся копейками. Конечно, сумма большая, но незаоблачная.

Елена Самарина не стала писать заявление в полицию, ведь никаких денег мошенникам она не переводила. Мы передали оперативникам уголовного розыска аудиозапись нашего разговора со «специалистом финансовой службы послесудебных взысканий Огневой».


«Телефоны, с которых звонили читательнице, — это IP-телефония, то есть звонки осуществляются с помощью Интернета. Могу со 100%-ной гарантией сказать, что это мошенники. У нас есть десятки заявлений подобного рода, в основном злоумышленники звонят гражданам, которые ранее заказывали БАДы, пострадали от действий экстрасенсов или являлись вкладчиками финансовых пирамид», — пояснил нам Сергей Булыгин, руководитель отделения по раскрытию мошенничеств отдела уголовного розыска УМВД по г. Череповцу.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»