35media.ru

Череповецкий бас-гитарист играет с вокалистом «Цветов» и гастролирует с «Калиновым мостом»

Череповецкий музыкант Виталий Присмотров играл в ресторанах со школы, а сейчас живет в Москве и работает с лучшими рок-группами России. Он рассказал нашим журналистам, как чуть не оказался в мексиканском ансамбле и сколько в Москве платят за уличные концерты.

— Первая гитара.

«Нас в семье пятеро детей. Отца не стало, когда мне было девять лет. Мама нас воспитывала. Музыкой я увлекся благодаря своим старшим братьям. Один из них в музыкальном училище учился, и дома постоянно пластинки были — «Битлз», «Дип Перпл», «Рейнбоу» и других групп. Брат пришел из армии, стал в группе на барабанах играть, а еще наш сосед на бас-гитаре играл. И мне почему-то бас-гитара сразу понравилась. Обычно все хотят петь или на соло-гитаре играть, а мне захотелось стать басистом. Помню картинку в Интернете с подписью: «Басист — как разведчик. Его работа незаметна, но его лажу слышат все». Это про нас. Первые уроки брат давал, мне тогда было девять лет. Магазинной бас-гитары не было, и я приделал струны от нее на акустическую гитару. Я тогда конькобежным спортом занимался, но музыка заставила бросить все другие увлечения. Через несколько лет я уже играл в своей первой группе, которая носила название «Эффект Доплера».

— В ресторане.

«Тогда же, в юности, купил себе по случаю микшерный пульт, дома хотел сделать свою студию, записывать музыку. Стал сотрудничать с группой, которая играла на танцах в старом Дворце металлургов на Советском проспекте. Нам эти музыканты тогда казались стариками. У них не было пульта, и я стал с ними работать на танцах. Однажды я занимался с бас-гитарой, играл что-то джазовое, и в группе услышали. Басист мне сказал: давай-ка ты будешь играть на бас-гитаре, а я звукорежиссером посижу. Так я стал играть на танцах по субботам. Потом перешел в группу, которая играла в ресторане «Шексна». Маму как-то уговорил — ресторан неподалеку от нашего дома располагался. Она приходила посмотреть, с руководителем поговорила. Для меня это было настоящей мечтой. Помню, как ходил в школу мимо «Шексны», а они по утрам репетировали. Я заглядывал туда и думал, вот бы с ними поиграть. Не все музыканты и не сразу меня приняли — мол, куда такой молодой, одни проблемы с ним будут. Потом были ресторан «Три тополя», «Каравай» и еще какие-то кафе. Играли все — от Гэри Мура до Михаила Круга. К работе серьезно относились, собирались для репетиций».

— Американская мечта.

«В 2007 году меня пригласили работать в Русский национальный театр, и я ушел из ресторана. Если честно, уже поднадоело там: никакого творчества, сплошная рутина. Через два месяца мы с театром уехали в Америку на гастроли. Мы почти два месяца работали в штате Теннесси — в парке у Долли Партон. За это время 96 концертов отыграли. Работы было очень много, толком поездить и посмотреть страну не удалось. Один раз удалось съездить в соседний штат в казино поиграть. Еще в Ноксвилл ездили, я там гитару купил за тысячу долларов с лишним — все свои накопления потратил плюс американский заработок. Мне предложили остаться в США, присоединиться к одной мексиканской группе — летом они у Долли Партон работают, а зимой в театре в Нью-Йорке. Пообещали хорошую зарплату — 8 тысяч долларов в месяц. Единственная проблема — жить и работать нужно было нелегально. А у меня уже была маленькая дочка в Череповце. Я отказался. Если бы легально, наверное, согласился бы, потом семью перевез бы. Один мой знакомый из театра остался в США, почти 20 лет бегает».

— В Москву.

"Вернувшись в Череповец, работал с Яном Марти, гастролировали с ним по круизным лайнерам. Еще мы на базе тоншаловского ДК создали ансамбль «Парни поселковые». Решили играть народную музыку, но с басом, барабанами. Не слышали? Мы много лет выступали, на праздниках, ярмарках. Моя идея. Девчонок подключили, там у меня сестра поет. Что касается музыки, то я от нечего делать играл со всеми подряд, со счета сбился, сколько групп было. Понимал, что нужно уезжать: у нас очень мало музыкантов, которые понимают, как нужно играть. Вроде все играют одни и те же ноты, но уровень разный.
Когда решился уезжать в Москву, работал оператором на «Канале 12». Меня познакомили с клавишником из группы «Бахыт-Компот», он вологодский. Мы созвонились, он сказал: приезжай, найдем работу. Первые полгода жил у друга, потом комнату снял. Сначала работал звукорежиссером в «Бахыт-Компоте», еще меня взяли в кавер-группу — играли на корпоративах, в разных клубах. Еще я играл с дочкой Валерия Ободзинского Анжелой и другими коллективами. Как звукорежиссер работаю с группой «Калинов мост», езжу с ними по городам и весям. Сейчас с юга приехал, там холоднее, чем здесь. Я простыл даже.
А в первое время даже на улицах играли — постояли пару часов, заработали тысячи по две-три, и по домам. В Москве многие живут этим, только на улицах выступают — и неплохо зарабатывают. Сейчас все официально: регистрируешься, выбираешь место — и вперед. Сейчас я уже отсекаю мелкие работы, за которые раньше брался. Приглашают поиграть где-то за пять тысяч, я отказываюсь. Лучше отдохну. Ведь чтобы сыграть, нужно выучить песен 25 чужого репертуара. У меня бывало так, что одновременно разучивал по три репертуара. Приходил домой в полночь с работы и садился учить свои партии«.

—  Рядом с «Цветами»

«В соцсетях есть странички с объявлениями: «ищем басиста», «требуется барабанщик». Год назад я наткнулся на объяву о том, что в сольный проект Олега Предтеченского, вокалиста группы «Цветы», требуется басист. Я отправил демозапись и прошел кастинг, в котором участвовали более 40 басистов. С тех пор играю с ними, все музыканты с большим опытом, с кем они только не играли — с российскими и западными звездами. Группа называется «Счастливый день», исполняем авторский репертуар, альбом вышел. Приятно было взять в руки диск, на котором написана твоя фамилия. Музыка сложная и взрослая.
Премьера программы уже была, среди гостей был Стас Намин. Я сейчас у него работаю как звукооператор и музыкант, занят еще в нескольких проектах. Со «Счастливым днем» мы выступали в Прибалтике, в январе будем выступать в Самаре — родном городе Олега, потом поедем в Лондон играть, будем выступать на российских фестивалях. Планы большие».

Сергей Виноградов