28 октября 2019, 6:48

Во что людям вкладывать сбережения

Умом я понимаю, что сколько бы годков мне ни накуковала кукушка, думать о будущем все равно надо. Думать — значит в том числе обеспечить себе финансовую подушку безопасности. Копить.

И неважно, сколько тебе лет, 58 или 28. Ну оборвет кукушка счет твоим годам — накопленное останется «выгодоприобретателю». С этим термином я столкнулась в очередной раз не так давно. Просто позвонили (по рекомендации), просто предложили.

А беседовала я с сотрудником страховой компании. Мне был предложен ряд страховых продуктов, которые позволили бы мне достать мои сбережения из-под подушки и заставить их работать. Сначала ряд был длинный, потом он укоротился до двух продуктов. Ничего удивительного в этом нет: возраст. О чем может думать пенсионер, хоть и работающий? Правильно. О кукушке и березке — в соответствующем месте, где все мы будем.

Продукты простые. Но смущает многое. Например: накопить себе на старость. Минимальный срок вклада — пять лет. Минимальный ежемесячный размер отчислений (иначе не будет выгодно) — три тысячи рублей. Насколько я поняла, после пяти лет накоплений всю сумму сразу не вернут, а будут возвращать частями еще пять лет. Значит, кукушке придется как минимум накуковать мне десять лет. Правда, если не накукует, накопления достанутся выгодоприобретателю. А им может быть кто угодно, не обязательно родственник.

Из выгод: ты будешь застрахован. Мало ли, руку, ногу сломал или заболел — деньги на
лекарства нужны. Опять же 13 % от перечисленной тобой суммы можно вернуть в качестве налогового вычета. Копить или не копить? Вот в чем вопрос.

Второй продукт — инвестиционный. Минимальные отчисления — 60 тысяч рублей в год, можно разбить эту сумму на две равные части и вносить раз в полгода. Здесь тоже интересно. Ну откуда я знаю, во что нужно вкладывать деньги? В золото, алмазы, нефть, газ или в ЖКХ? Мне объяснили: помогут аналитики. Здесь минимально выгодный срок вложений — семь лет.

Кукушка, где ты? Хорошо, накоплю, а мне мои деньги вернут? Верить или не верить? Помнится, Мюллер говорил в девятой серии «Семнадцати мгновений весны»: «Верить в наше время нельзя никому, порой даже самому себе…» Или Мюллер не прав?

Татьяна Ковачева, корреспондент газеты «Речь»