27 октября 2019, 8:45

Череповчане борются с несправедливой кадастровой оценкой их имущества

«Голос Череповца» продолжает следить за развитием ситуации с массовой кадастровой оценкой объектов недвижимости в Вологодской области (начало — в номерах от 1 и 15 октября). Новые цифры будут утверждены с 1 января 2020 года. 15 октября истек срок направления возражений на проект оценки, 25 октября данные поступят в Росреестр. Не согласились с новыми цифрами несколько сотен человек, но надо учитывать, что лишь малая часть жителей области проверили данные по своему имуществу.

Самыми активными в этом вопросе, что вполне понятно, стали те, кто в прошлый раз столкнулся с необъективной оценкой и прошел через суды. Разбирательства продолжались несколько лет. В большинстве случаев собственники добились снижения кадастровой стоимости, а следовательно, уменьшили свою налоговую нагрузку.

Однако новая оценка вызвала новую волну возмущения. И что самое удивительное, в первую очередь у тех, кто уже, казалось, свой вопрос решил. Мы рассказывали, в частности, что дом Анны Кожокарь, построенный на окраине Череповца, оценен в 8,3 млн рублей, а участок — в 3 миллиона! Сегодня ее история подробнее. Анна Алексеевна изложила ее и в своем обращении во все инстанции, которые могли бы повлиять на приведение кадастровой оценки к рыночным цифрам.

«Мы с мужем начали строить дом своими силами в 2004 году. Такое решение приняли, устав мотаться по общежитиям. Рассматривали разные варианты решения жилищного вопроса. Брать кредит не было возможности. Нам отказали бы, так как и я, и супруг работали у частников и зарплата была серая, поручителей нет, в залог предоставить нечего. Потребительский кредит на тот момент был по ставке 22 %. Накопить нужную сумму, примерно 2,5 миллиона рублей, при нашей общей зарплате 36 тысяч в месяц и дочке-школьнице тоже было абсолютно нереально. Вот муж и предложил: «Давай купим недалеко от города земельный участок и начнем сами строить. Зимой подкопим денег, весной купим стройматериалы, летом что-то сделаем — и так потихоньку построимся».

Участок искали поближе к городу, чтобы можно было приезжать после работы и строить. Машины своей у нас не было и нет, ездим на автобусе, поэтому искали подходящее и в этом плане место. Еще вопрос стоял об обеспечении участка хотя бы электричеством. Вода, газ — мы даже об этом и не мечтали. Год ушел на поиски. Нашли участок в бывшей деревне Ивачево. Тогда это была не городская черта, только недавно она стала улицей Ивачевской. Электричество есть, вода в колонке через пять участков (300 метров) или в общем колодце, который посреди деревни.

Жить хотели как бы в деревеньке, построить недорогой домик, посадить кусты, яблони, картошку-морковку. Мы небогатые люди. Думали сперва нанимать строительную бригаду, чтобы побыстрее. Но получалось так: «один кирпич кладешь — два отдаешь». То есть 2/3 денег ушло бы на оплату труда наемных рабочих.

Определялись, из чего будем строить. Выбор был невелик: или бревенчатый дом, как в деревне, или кирпич. В 2004 году такого разнообразия строительных материалов, как сейчас, и близко не было. Муж отказался от варианта деревянного дома: мы немолодые уже, если дом сгорит, второй нам построить будет уже не под силу. А на заводе силикатного кирпича на тот момент можно было покупать кирпич-половняк (сколотый, с трещинами, не выдержавший испытание, по сути — брак) за 25 — 30 % от настоящей цены продажи. И это нас устроило. Я подсчитала, и получилось, что дом из такого кирпича нам обойдется дешевле, чем даже деревянный. Мы строили не дорогой, а дешевый дом!
Фундамент под стены заливали сами, делали опалубку, мешали в бетономешалке щебень, песок, воду. И сразу первая проблема — вода. С колонки «Водоканал» брать запретил: вода только для питьевых нужд. Нас обязали заключить договор о поставке технической воды машиной.

Нам пришлось приобрести 20 железных 200-литровых бочек и покупать привозную воду.
Бетономешалка работает на 380 вольт. В «Электросети» нужно сперва сделать проект о временном электроснабжении. А стоимость такого электричества для работ в два раза выше, чем просто для жилья. И сказали сразу, что все эти затраты я не смогу включить в декларацию по возврату налога. Итого минус 80 тысяч рублей.

Мы строили дом 12 лет! Цены росли, жизнь дорожала, а стройка наша все не кончается. А декларацию по возврату налогов можно сдать только после ввода дома в эксплуатацию. Теперь мне долго будут возвращаться 13 % от суммы тех денег, которые я потратила 12 лет назад. Когда начинали стройку, мешок цемента стоил 90 руб., возврат 13 % с него — 11,7 руб. Но сейчас я покупаю цемент уже по 480 руб. за мешок.

Даже сейчас, спустя 15 лет с начала нашего строительства, в доме очень многого нет: пол только черновой, не во всех комнатах обои, не все межкомнатные двери установлены. В зале кирпичные стены даже не оштукатурены, не во всех комнатах свет.

Когда я обратилась в БТИ, чтобы поставить дом на учет, опять начались проблемы, полгода нервотрепки. Все законы, которые действовали при начале нашей стройки в 2004 году, я соблюла, все разрешения получала, все согласования с «Электросетью», «Водоканалом», экологами, пожарными сделала. Но этого оказалось недостаточно.

Главное — нет разрешения на строительство. В 2004 году оно не требовалось для частного домостроения, а в 2011 году были приняты новые законы, и по ним у меня незаконное строение, которое подлежит сносу! Мне пришлось обращаться в прокуратуру и к нашему депутату. Каким-то образом все упорядочили и выдали разрешение на строительство в 2012 году.

После этого проблемы начались в налоговой: все затраты, понесенные до 2012 года, не учитываются, ведь я получила разрешение строиться только в 2012 году. Все, что до этого было, незаконно! В декларации по затратам на строительство я не смогла указать суммы, которые были потрачены на транспорт. Еще мне не учли пиломатериалы, которые использовались на опалубку, на обрешетку, на стропила крыши. Они в товарном чеке записаны просто «пиломатериал». В налоговой сказали: а может, вы брали для огородных грядок? А дальше — согласно письмам Минфина России, в налоговый вычет не входят окна, электропроводка, вся сантехника! Это в голове не укладывается! Если я буду покупать квартиру в Череповце, в ней уже будет свет (электропроводка), ванна и унитаз, батареи, сантехника и, конечно, окна. Они входят в цену, и налоговая примет всю задекларированную сумму.

Воду для приготовления пищи и питья мы долго возили в шестилитровых баллонах на тачке от колонки. Стирала на улице, полоскала руками в детской ванночке тоже на улице. И так — 12 лет! И зимой тоже. Соответственно, и туалет был на улице — деревянный.

В 2016 году из БТИ пришли оценщики. Везде прошли, все замерили и оценили дом в 3,5 миллиона рублей «по рыночной цене». Это же несправедливо: в налоговую я сдаю декларацию о том, что затраты составили всего 1,7 миллиона рублей, что подтверждено всеми документами, и с этой суммы я буду получать возврат налогов, а платить налог сама буду от суммы в два раза выше — 3,5 миллиона рублей.

Даже после сдачи дома «Водоканал» отказал в подключении к магистральным сетям. Пришлось делать скважину. Разрешенная глубина скважины на своем участке не подразумевает пользования уникальными недрами и составляет от 5 до 20 метров. На этой глубине у нас нет воды. Мне пробурили 27, нашли первый водонесущий слой и сказали, что глубже бурить не станут: незаконно. У нас глинистая почва, со скважины вода идет очень мутная, глинистая. Приходится набирать ведра, отстаивать, переливать, опять отстаивать, по три раза. Мы потратили 180 тысяч рублей. Пришлось брать кредит. Естественно, это не войдет в декларацию по возврату налога. Два года мы мучились с такой водой. Наконец разрешение «Водоканала» получили, все работы за свой счет — еще 150 тысяч рублей, а сети бесплатно необходимо передать на баланс «Водоканала». И теперь «Водоканал», не спрашивая меня, дает разрешение на врезку в данном колодце другим соседям. Но зато наличие воды сразу повышает рыночную стоимость дома, с которой я должна платить налог.

С 2016 года я исправно плачу налог на дом, который поставлен на учет по рыночной стоимости. И вот в этом году «сюрприз» — дом оценен в 8,3 млн рублей».

Анна Кожокарь успела написать обращение с просьбой пересмотреть оценку. К ее удивлению, движение бумаг на начальном этапе пошло стремительно.


— Из правительства области мне уже 15 октября пришло уведомление, что мое обращение направлено на рассмотрение в департамент имущественных отношений, — говорит Анна Алексеевна. — 18 октября меня также электронным письмом уведомили, что обращение перенаправлено в «Бюро кадастровой оценки и технической инвентаризации».

Как получилось, что дом череповчанки стал стоить баснословных денег, удалось ли изменить его кадастровую оценку, а также оценку сотен земельных участков на территории города (в «Бюро кадастровой оценки и технической инвентаризации» были переданы списки земельных участков, кадастровая стоимость которых выросла в несколько раз по сравнению с оценкой прошлого периода, которая проходила 2012 году) и почему оценочная стоимость схожих по параметрам квартир в Череповце может существенно отличаться, читайте в следующем номере «Голоса Череповца».

Владимир Сентябрев, газета «Голос Череповца»