25 октября 2019, 8:40

Как управлять самолетом с вышки аэропорта?

«Северсталь-20» — Череповец, вышка! Видимость — 3 100, слабый дождь и дымка, температура +6 градусов, в работе полоса 21», — уверенный и четкий голос раздается в командно-диспетчерском пункте череповецкого аэропорта. За пультом управления — диспетчер службы движения Валерия Снигирь. Также на вышке для подстраховки ее стажер, тоже Валерия, и и. о. начальника службы движения Алексей Шахазизян. Готовятся приземлиться три самолета… Такую картину застали журналисты «Голоса Череповца» в канун Международного дня авиадиспетчеров (отмечается 20 октября). Почему эта профессия входит в топ-10 самых стрессовых и как выдержать колоссальный груз ответственности за чужие жизни?

Иняз и радиосвязь

В сутки диспетчеры череповецкого аэропорта принимают и отправляют 20 — 30 самолетов, а в пик летнего сезона число увеличивается вдвое. Регулировать потоки воздушного движения, обеспечивать безопасные интервалы между бортами — такие профессиональные задачи обозначил Алексей Шахазизян:

— У нас есть и международные рейсы, так что знание английского языка на 4-м уровне (у обычных носителей он 6-й) для нас обязательно. Фразеология международного радиообмена обязывает нас соблюдать правила ведения радиосвязи. Проблемы начинаются именно из-за уровня владения иностранным языком — на почве недопонимания между диспетчером и пилотами и происходят инциденты. Поддержание уровня знаний языка — для нас непрерывная задача.

«Слепыми котятами» называют себя авиадиспетчеры (кстати, официально они именуются инженерами по управлению воздушным движением), если под рукой нет средств радиосвязи. Именно на радиосвязи держатся три кита профессии: «слышу, вижу, управляю». Сейчас вся связь обеспечивается компьютерными программами, однако около пульта управления по-прежнему есть конструкция с тумблерами для включения микрофона.

Безопасный интервал

«Северсталь-20» — первый самолет, запросивший разрешение на посадку, летит из Санкт-Петербурга. Там и далее по маршруту его полет обеспечили по меньшей мере 10 авиадиспетчеров. В Череповце аэропорт маленький, поэтому обязанности контроля полета ложатся на плечи одного авиадиспетчера.

Валерия Снигирь приняла шефство над бортом, подтвердив это диспетчеру районного сектора (в Вологде) по телефону. Самолет в этот момент готовился зайти в воздушное пространство Череповца — находился в 50 километрах, на высоте 2 100 метров. Затем получила запросы непосредственно с борта самолета о метеообстановке. Девушке эти данные сообщили компьютерные программы, а также другие службы контроля обстановки в аэропорту. Все это в считаные секунды передано пилотам. Прием подтвержден.

А на мониторе между тем появляются еще два самолета, которые летят из московского Внукова, они тоже просят разрешение на посадку и запрашивают погоду. Девушка сверяется с мониторами — видимость уменьшилась на пару сотен метров, дождь усилился. Обо всем доложено пилотам. При этом уточняющие вопросы поступают и с борта «Северсталь-20». Поразительно: Валерия понимает, с кем когда разговаривает, и ни разу не сбивается!


— Пилоты принимают решение о посадке по погодным условиям, а диспетчер решает, какой курс посадки будет рабочим, — объяснил Алексей Шахазизян. — При этом диспетчер должен убедиться, что полоса свободна. Три самолета летят один за другим. Между ними должен быть двухминутный интервал, а расстояние — не менее пяти километров. Конечно, мы стараемся, чтобы интервалы были немного больше — чувствуем ответственность за жизни пассажиров.

Из любви к самолетам

«Просто осознаю, что нахожусь на работе. Четко знаю, что от меня требуется. Мне нравится моя работа именно за ответственность. Но если постоянно думать о том, сколько жизней там, на борту, можно загнать себя в стресс. Эмоции нужно оставить за дверью», — отметила Валерия Снигирь, когда в шестичасовой смене наступил очередной перерыв.

За пультом диспетчеры сменяют друг друга каждые два часа. Посадившую два самолета девушку сменил Алексей Шахазизян. Связка привычная: два года назад после приема на работу Валерия стажировалась несколько месяцев именно у него. У Алексея за плечами 18 лет работы в череповецком аэропорту, он продолжает выполнять функции диспетчера. Со времени окончания университета удалось поработать в разных аэропортах мира, включая Тбилиси.

— О выборе я не пожалел. Летала мама, сейчас жена. В авиации не бывает случайных людей. Зачастую туда идут представители династий, — пояснил Алексей.
А вот Валерия Снигирь скорее исключение из правил, в ее семье никто с небом не связан:

— Я родом из Омска, поехала поступать в Москву в университет после школы. На авиадиспетчеров учат очно: в университетах — четыре года, в летных училищах — три года. Но перед поступлением, помимо экзаменов, есть два серьезных испытания: врачебно-летная экспертная комиссия и профессионально-психологический отбор. Тех, кто не проходит и не готов, отсеивают именно на этих этапах. Для меня они не были сложными. Сложно было в процессе учебы, когда нас посадили на тренажеры. На курсе у всех родители были летчиками или авиадиспетчерами. Мне удивлялись: зачем? А я просто очень люблю самолеты! Обожаю смотреть, как они взлетают и заходят на посадку! Завораживающее зрелище! Теперь путешествую, когда есть возможность, исключительно на них.

На позитивной волне

Трудолюбие и стрессоустойчивость — главные качества для авиадиспетчера, считает Валерия:

— Первый самолет, который я посадила после стажировки, — наш штатный CRJ-200, летевший из столицы. Форс-мажорных ситуаций (стучит кулаком по столу — прим. авт.) у меня не было. Разве только в первый год был случай, когда после взлета компьютер самолета начал выдавать сигнал о неисправности на борту. А я в тот момент расслабилась, так как ни взлетов, ни посадок по расписанию не было. И тут запрос на возвращение. Для меня это было неожиданно, но сработала на автоматизме, четко. Самолет сел благополучно, его починили, улетел снова. В работе очень помогает юмор. Штат аэропорта небольшой, мы знаем пилотов, они знают нас. Поэтому в радиоэфире общаемся на позитивной волне. В работе с пилотами бывают непростые ситуации, но диспетчер должен проявлять терпение, быть уверенным и спокойным, действовать слаженно, что бы ни творилось в небе.

Номинально отвлечься, если расписание полетов свободно, авиадиспетчер может: почитать книгу за пультом, подучить английский. Но, отметила Валерия, уши должны быть начеку: запрос в эфире может пойти от борта, который выберет Череповец запасным аэродромом для посадки, или от вертолетов, выполняющих авиационные работы и санитарные рейсы. Перебои со связью иногда бывают. Но современные технологии позволили создать массу запасных частот, на которые можно переключиться в случае помех.

А рецепты борьбы со стрессом у авиадиспетчеров очень простые: встречи с родственниками и друзьями, чтение книг (для души, а не на профессиональную тематику!) и, конечно же, сон.

Алина Волкова, газета «Голос Череповца»